Когда становится ясно, что ставка при «свержении режима» делается на детей, в этом есть по меньшей мере одна хорошая новость. Значит, сделать ставку на взрослых не удалось; значит, потеряна и надежда на то, что удастся.

В телефоне
В телефоне

Другая потенциально хорошая новость: для колеблющихся взрослых это может стать последней каплей. Совращение малолетних должно вызывать отторжение любого взрослого, вне зависимости от того, о его ли детях речь или о детях вообще.

Плохих новостей больше. Детьми легче манипулировать. Если взрослые свергатели режима зачастую ничего не помнят, то дети могут просто не знать того, о чём следует помнить. Для них это чистая эмоция и чистое приключение.

Дети ценят иллюзию взрослости, серьезность вызова, не думают о последствиях. Это для них — сражение с пиратами или компьютерными чудовищами. Эмоции, битва, победа, выплеск эмоций — а потом, конечно, спокойный сон в уютном доме.

Компьютерные игры
Компьютерные игры

Плохая новость номер три: тик-ток-агитация не содержит в себе содержания, с которым можно бороться. Она не содержит вообще ничего, кроме технологии, риторики и эмоции. А биться — это быстрее и ярче, чем расти. Технологии лжи — всегда компактней раскрытия правды.

Главная же из плохих новостей, которая, как и всё здесь указанное, не новость вовсе — это отрыв детей от реальности в гаджеты, от усталых родителей в миры, родителям неведомые, от роста в естественном темпе — к эмоциям, слишком сильным, чтобы не поддаться.

Технологии развиваются быстрее, чем способность их переваривать. Время на то, чтобы обдумать, создать рабочую группу и уточнить план мероприятий, отсутствует. Зло подвижнее добра — а это значит, что ответ должен быть быстрым.

Ответ, предложенный Захаром Прилепиным (взрослые люди на тех же площадях, готовые по-отечески, не стесняясь, вразумлять) — ответ важный, хотя и неполный. Судя по тому, до какой степени манипуляторы такого ответа боятся, что-то попало здесь в самую точку.

Несанкционированная акция против коррупции в Москве
Несанкционированная акция против коррупции в Москве
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Это «что-то» — встреча с реальностью, данной в ощущениях. У детей мегаполиса таких встреч немного. На стадии зазывания на веселый протест обеспечить такую встречу непросто. Но ее можно обеспечить хотя бы в последствиях. Снятием чувства виртуальности и безответственности.

Пара недель без гаджетов, ежедневные походы в «детскую комнату милиции», ежедневный общественно полезный труд. Не о наказании речь — о прикосновении к реальности для получения противоядия. Формат этого прикосновения может быть и иным.

Проблема последствий, возвращения логической связи между спичкой в руках ребенка и пожаром — эта проблема касается и родителей. Утверждать, что они упустили ситуацию по своей вине — неправда и упрощение. Но штрафы стимулировали бы внимание к проблеме.

Выйдет в любом случае дешевле, чем десятилетиями восстанавливать страну, подожженную руками детей, не распознавших манипуляции. Подожженную под взглядом (сквозь пальцы) взрослых, которые были в это время заняты важными делами.

Новая игрушка
Новая игрушка

Уже потом, на новом уровне осознания проблемы, можно начать ставить вещи на место. Если соцсети, «природный» инструмент манипуляций, отказываются от присмотра, то они в стране не работают. Если взрослые совращают детей, то получают не условно, а совершенно реально.

И только после всего этого можно снова рассказывать детям (а равно и забывчивым взрослым), что Волга впадает в Каспийское море, что от осины не родятся апельсины и что страну не улучшишь тик-ток-борьбой за всё хорошее во имя благословленного Западом оппозишнфюрера.

Но это уже — на самом последнем этапе.