Костюмчик
Костюмчик
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Глава французской партии «Национальное объединение» (RN) Марин Ле Пен протягивает руку правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS). Как она заявила в интервью газете Rzeczpospolita, «мы много раз хотели начать диалог с Fidesz (правящая венгерская партия — С.С.) и PiS. Даже если мы не принадлежим к одной и той же группе в Европейском парламенте, я должна признать, что не понимаю нежелания этих партий устанавливать политические отношения с крупнейшей силой во Франции, которой является «Национальное объединение».

Действительно, в этом заключен определенный парадокс. RN, входящая в Европарламенте во фракцию «Идентичность и демократия», придерживается во многом тех же идеалов, что и «Право и Справедливость», входящая во фракцию Европейских консерваторов и реформистов. Ле Пен считает, что Европейский союз в последние годы отошел от принципа защиты национального суверенитета и противится желанию того или иного государства защищать свои национальные интересы и отклонять решения, которые противоречит им. ЕС наделяет себя всё большими полномочиями, вторгаясь в сферу суверенных решений стран. По сути, цель нынешних идеологов Евросоюза, отмечает она, даже не федерализм, а создание «Европейского государства». Это «конструкция, которая развивается за счет стран — членов ЕС, угрожает самому их существованию, губительна для наших свобод и демократических механизмов».

Практически о том же самом говорил осенью прошлого года глава PiS Ярослав Качиньский, и тоже в интервью Rzeczpospolita. «Мы хотим через группу Европейских консерваторов и реформистов представить наш собственный проект европейского строительства, — заявил председатель правящей партии. — Я надеюсь, что со временем мы сможем предложить новые союзные договоры». Качиньский отдельно остановился на роли и значении национальных государств. Он отметил, что они обеспечивают «самобытность и разнообразие в ЕС, включая культурное разнообразие», являются источником демократии, потому что «нет европейских демосов, есть национальные демосы, а без демосов нет демократии». Этому противопоставляется концепция федерализации, создание своего рода Соединенных Штатов Европы. Поэтому «собственный проект европейского строительства» PiS предполагал построение конфедерации, которая сделает ЕС «настоящей сверхдержавой, но предоставит гораздо больше свободы национальным государствам».

Лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качинский
Лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качинский
Piotr Drabik

Однако «Право и Справедливость» всё-таки не протягивает руку в ответ «Национальному объединению». Почему? Проблема, видимо, в России. Некоторые партнеры фракции «Идентичность и демократия» поддерживают диалог с Москвой, а Австрийская партия свободы (FPÖ) даже заключила соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией». Ле Пен в свою очередь призывает Варшаву не бояться Москвы. По ее словам, ЕС должен нормализовать отношения с Россией, чтобы «она оставалась в европейской сфере влияния и не устанавливала прочные политические, экономические и, возможно, даже финансовые отношения с Китаем в будущем». При этом Ле Пен обещает защищать суверенитет Польши. И под ее словами, очевидно, мог бы подписать даже политический оппонент «Национального объединения», президент Франции Эммануэль Макрон, который во время визита в Варшаву в феврале 2020 года объяснял полякам, что Европа обойтись без России не может.

Учитывая, что Париж является важной частью франко-германского тандема в ЕС, а от Германии правящая польская партия также давно не ждет хорошего и подозревает в сговорах с Москвой, внешнеполитическая маневренность «Права и Справедливости» сужается. До недавнего времени у нее, правда, был президент США Дональд Трамп. «Несмотря на его причуды и недостатки, с ним надо было поладить, — отмечает портал Onet. — Тем более что с момента прихода к власти PiS начала напряженную борьбу с Евросоюзом. Принимая во внимание другие международные конфликты, нарастающие лавинообразно — с Германией, Францией, Россией и даже с Украиной — альянс с Америкой должен был стать постоянным ориентиром для правительства «Права и Справедливости». И это уверило Варшаву в том, что она сама по себе является ценным призом для ключевых мировых игроков. Ведь простил же ей республиканец реплику, брошенную в 2016 году занимавшим тогда пост вице-премьера Матеушем Моравецким (с 2018 года — премьер), о том, что конкуренция между Трампом и Хиллари Клинтон подобна выбору между чумой и холерой.

Матеуш Моравецкий
Матеуш Моравецкий
Chancellery of the Prime Minister of Poland

Представители правительства Польши и МИД и сейчас уверяют, что отношение Вашингтона к Варшаве не изменится. Но так не считает польская оппозиция. После четырех лет правления Трампа демократы стали гораздо более радикальными. Если они сейчас на полном серьезе рассуждают, куда загнать 74 миллиона собственных «фашистов», которые голосовали за президента-республиканца, то что говорить о его зарубежных союзниках, особенно из стран второй-третьей лиги? К тому же внешняя политика посткоммунистической Польши в целом давно носит инерционный характер. Поэтому PiS пока что будет прислушиваться и ловить импульсы, доносящиеся с той стороны Атлантического океана, не замечая протянутых рук ее потенциальных союзников в Европе.