Часть 2. Немецкий лендлер.

Лендлер
Лендлер
Иван Шилов © ИА REGNUM

9 октября 2020 немецкое правительство приняло решение о строительстве в Берлине «Центра документации, просвещения и памяти жертв Второй мировой войны и нацистской оккупации». Он должен служить чествованию также и украинских жертв гитлеровского режима. Однако впоследствии, 30 октября, в Германии решили обустроить отдельный мемориал для поляков. Это возбудило посла Украины в Германии Андрея Мельника, который заявил немцам, что «если вы распределяете (память — А.Г.) на отдельные нации, в таком случае Украина также должна быть отмечена». В принципе желание украинца Мельника быть «не хуже поляков» можно понять и даже приветствовать, но вопрос в том, не ЧТО он делает, а КАК он это делает.

  1. Посол обвиняет… Он именно обвинил «парламентскую коалицию в том, что она не прислушалась к украинской стороне, несмотря на попытки наладить «диалог со своими восточноевропейскими соседями».
  2. Посол разочаровывается… Перед голосованием он отослал письма более чем шестистам депутатам Бундестага с просьбой отложить голосование. Мельника проигнорировали, и теперь посол во всеуслышание (в интервью журналу «Шпигель») заявляет, что надеется на следующий состав Бундестага.
  3. Посол угрожает… Мельник связывает немецкое решение о создании мемориала с репарационными требованиями Польши за Вторую мировую войну. И кстати — не без оснований… Однако дальше посол предостерег Германию, что ныне репарационный вопрос еще не завершен: «Мы никогда не пытались поднимать эти вопросы и, надеюсь, никогда не будем поднимать и дальше».

Иными словами, посол Мельник походя оскорбил депутатов парламентской коалиции, в том, что она «не способна» и, вообще, «несите новый Бундестаг». Однако и в новом составе Бундестага (выборы в сентябре 2021 года) коалиция (ХДС/ХСС — СДПГ) имеет все шансы сохраниться и остаться в качестве правящей. Что в таком случае будет делать украинский посол? Который даже не понимает, что мемориальная политика (где и кому ставить памятники) — это вообще-то внутреннее дело страны, и украинское мнение по этому вопросу не интересует Берлин в принципе.

Ну, а уж угроза репараций… Полагаю, что только деликатность мешает немцам напомнить Киеву, что Украины нет в списке стран-победителей во Второй мировой.

Андрей Мельник
Андрей Мельник
Heinrich-Böll-Stiftung

Дипломатия — это, действительно, искусство невозможного. И тогда Андрей Мельник является хорошим дипломатом. Потому что он сделал почти невозможное: одним легким движением руки потенциально поссорил Украину не с одной, а с двумя странами, причем странами-антагонистами в системе Евросоюза. В канун решения Бундестага о польском мемориале произошла публичная полемика между Мельником и послом Польши в Берлине Анджеем Пшилембским. Немцы не без иронии писали, что Пшилембский в своем «поучительном письме» обвинил украинцев в «сотрудничестве с нацистами». С точки зрения поляка по итогам военных потерь речь не идет о 8 миллионах украинских жертв Второй мировой войны, самое большее о нескольких сотнях тысяч. В этом он упрекает как «украинских охранников» в Освенциме, так и украинцев, принимавших участие в расстреле евреев в Бабьем Яру.

Мельник назвал письмо польского дипломата «наглым» и предоставил его содержание депутатам Бундестага. Именно тогда украинский посол потребовал приостановить решение по памятнику полякам.

Но что для немцев смех, то для Украины новый, но очередной геморрой. Варшавская «Gazeta Wyborcza» соответствующий материал подала под многозначительным названием: «Посол Пшилембский на пути войны. На этот раз с Украиной». То есть попытке исторического примирения Украины с Польшей, над которой изнывает уже не первое поколение украинских президентов, в спину вогнан очередной нож.

Даже предполагать, что Бундестаг, что нынешний, что грядущий, позитивно отреагирует на демарш посла Мельника было бы более чем наивно. И возникает вопрос: зачем он это делает? Возможны три версии:

  1. Геостратегический проект. Известно, что отношения между США и Евросоюзом ныне сложно назвать любовно-романтичными. И сможет ли исправить ситуацию новая администрация Джо Байдена — Бог ведает. А пока стратегическим интересом янки в Европе является ослабление и наращивание конфликтов в Евросоюзе. Для этого США патронируют создание в Центральной Европе политических квази-альянсов типа «Триморья» или «Люблинского триангла». По логике политической борьбы эти альянсы «заточены» именно против Германии, «экономического локомотива» Евросоюза. Ну, а то, что параллельно рвут глотку друг другу и американские прокси в Центральной Европе, то это же «превратности метода».
  2. Деньги. Андрей Мельник не случайно упомянул о репарациях. Польский пример заразителен. После 1945 года польские жертвы войны получили компенсацию в размере 225 миллионов евро. Еще миллиард достался бывшим польским подневольным работникам. Заключенные концлагерей и жертвы псевдомедицинских экспериментов получили почти полмиллиарда еще в 1970-х годах. Но денег много не бывает. И в 2017 году польский парламент заявил, что Федеративная Республика должна Польше репарации, компенсацию за Вторую мировую войну в размере 840 миллиардов евро. Естественно, что Украина не может пропустить мимо даже намек на возможность такого финансового потока. Для этого необходимо потеснить поляков с пьедестала «монопольного положения как «главной жертвы» Второй мировой войны», а после этого, как намекнул Мельник, поднять вопрос о репарациях. Хотя ни поляки, ни украинцы, очевидно, так и не поняли, что место на этом пьедестале «главной жертвы» давно и убедительно заняли евреи.
  3. Глупость. Очень хочется верить закону «бритвы Хэнлона», который рекомендует никогда не приписывать злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью.
Герхард Шредер
Герхард Шредер
Ceska strana socialne demokraticka

Андрей Мельник уже отличался выходками, очень мало совместимыми с самими принципами дипломатии.

Например, когда называл деятельность Герхарда Шредера, экс-канцлера ФРГ, а ныне председателя совета директоров «Роснефти», «криком отчаяния топ-лоббиста Кремля». И в ответ тут же получил от Шредера ярлык «какой-то карлик с Украины».

Или когда стал учить специалистов из германо-украинской комиссии историков (DUHK), что должна изучать история и как «Берлин должен признать ответственность за поддержку Украины в будущем».

Когда Шредер «отдиагностировал» Мельника, украинский посол возмутился: «Называть дипломата карликом — это унизительно в первую очередь для государства, которое он представляет, а также для его народа». С этим трудно не согласиться. Как и с тем, что основная задача дипломата — избегать конфликтов. Андрей Мельник, наоборот, в основном занимается тем, что их вызывает. А делать это, особенно в отношении Германии, сейчас Украине категорически противопоказано. Ведь в сентябре там парламентские выборы и, хотя Ангела Меркель и уходит, коалиция ХДС/ХСС имеет все шансы остаться у власти. А на посту лидера ХДС фрау Ангелу сменил Армин Лашет, выходец из земли Северный Рейн-Вестфалия. Который, как и лидер ХСС баварец Маркус Седер, предрасположены к перезагрузке германо-российских отношений и смягчению антироссийских санкций. Потому что и Вестфалия, и Бавария — это промышленные районы, и им нужны российские ресурсы и российский рынок сбыта.

Эмиль Рау. Лендлер. 1897
Эмиль Рау. Лендлер. 1897

В этих условиях Украине следует быть предельно аккуратной, чтобы не потерять немецкую политическую поддержку. А украинские дипломаты ведут себя как персоны, страдающие как минимум двумя когнитивными искажениями — «иллюзией контроля» (склонность переоценивать свое влияние на другие внешние события) и «эффектом ложного консенсуса» (склонность людей переоценивать степень согласия с ними). Внешним влиянием страна под внешним управлением обладать не может «по определению», а евроконсенсус в украинском вопросе сохраняет уже только внешние формы: те, кому это было необходимо, формы контактов с российским рынком разработали уже давно. Украина — ни исключение.

Украинская дипломатия в Германии чем-то напоминает ранний крестьянский лендлер XVIII века — партнерский танец, отличающийся высокими прыжками и сильным топотом. Так и сейчас: грохоту полны СМИ, прыгнуть стараются выше крыши. Но сейчас его танцуют все более на комических фолк-сборищах. В бальных залах дипломаты танцуют вальс — без грохота и с плавным скольжением обнявшихся партнеров.

Читайте ранее в этом сюжете: Германские пляски украинских дипломатов