Уважаемый Михаил Владимирович!

Повторно обращаемся к Вам как члену Госсовета и председателю правительства РФ, принимающему участие в реализации национального проекта «Экология», целью которого служит кардинальное улучшение экологической обстановки в регионах и, как следствие, улучшение здоровья россиян.

Просим учесть наши предложения, уточненные и дополненные, которые размещены в конце обращения.

В 1987 году Россия подписала Монреальский протокол, согласно которому предполагалось значительное уменьшение выбросов озоноразрушающих хлорфторуглеродов (ХФУ) мировым сообществом. Появление озоновых дыр в атмосфере, усиливающих нагрев земной поверхности и приземного воздуха, в совокупности с ростом онкологических заболеваний, сторонники Монреальского протокола связывали с механизмом разрушения озона хлорфторуглеродами (фреонами первого поколения) и высвобождаемым из них хлором, который запускает каталитический цикл.

Отметим три следующих момента:

1. Организуя процесс прекращения производства «озоноопасных» хладонов в России, исполнители и кураторы Монреальского протокола не ограничили их производство до 2020 года Китаю и ряду других стран. В результате освободившееся от России место на рынках хладонов — а это четвёртая часть мировых продаж — заняли другие страны.

2. Официальный перевод протокола на русский язык, являющийся одним из рабочих языков ООН, появился только через 10 лет, в 1997 году — во время коллоквиума в Монреале, посвящённого десятилетию Монреальского протокола.

3. Хладагент Хладон-510, разработанный в России и запатентованный в 1993 году (в том числе и за рубежом), не попадал под запреты Монреальского протокола, так как был создан на базе фторуглерода С3F8, известного как R-218 и использовавшегося на космической станции «МИР». Этот хладагент отвечал требованиям: быть предельно безопасным для человека, энергоэффективным, стабильным, коррозионно пассивным к конструкционным материалам и обладать свойствами пожаротушения. Однако из-за непродуманных действий при подписании Россией Монреальского протокола хладагент Хладон-510, не содержащий хлора и брома и сегодня являющийся лучшим в мире по критериям безопасности, в 1994 году запрещён к производству в Минприроды РФ.

Спустя 30 лет после подписания Монреальского протокола выяснилось, что в мощно развёрнутой кампании по охране озонового слоя роль антропогенных ХФУ в образовании озоновых дыр сильно преувеличена.

1. В 1990-х годах появились результаты новых исследований о механизмах разрушения озонового слоя. Возникновение озоновых дыр в стратосфере Земли российские ученые связывают с дегазацией водорода из недр Земли (В.Л. Сывороткин, 1990) и с разрушением озона на поверхности долгоживущего сернокислотного аэрозоля, выбрасываемого вулканами (В.В. Зуев, 2010). То есть естественная глубинная геодинамика оказалась несравнимо более мощным фактором разрушения озонового слоя, чем антропогенное поступление ХФУ в атмосферу. Кроме того, установлено, что сезонные озоновые дыры в районе полюсов образуются естественным путём в период полярной ночи, так как стратосферные слои атмосферы в это время не облучаются ультрафиолетовыми лучами, в результате процесс озонообразования прекращается.

2. Промышленной, продовольственной и оборонной безопасности России был нанесён сильнейший удар. В начале девяностых были полностью обанкрочены заводы по производству холодильного оборудования и выпуску хладагентов. В эти годы проводилась активная политика выделения грантов Глобального экологического фонда (ГЭФ) и Международного банка реконструкции и развития для перевода производства России на «озонобезопасные» хладоны, а представители ассоциации «Холодбыт» активно продвигали «технологии» компании «Дюпон» для завоевания российского рынка. Подписание Монреальского протокола фактически уничтожило холодильную промышленность страны, затронув военную отрасль, и заставило Россию уйти с рынка по производству почти четвёртой мировой части безопасных фреоновых хладагентов. По предварительным итогам 2018 года, импорт только холодильной техники в Россию составил 1,15 млрд долларов США.

3. В результате введённых Монреальским протоколом запретов все эффективные хладагенты были выведены из употребления, рынок полностью захватили нестабильные, токсичные и горючие гидрофторуглероды (ГФУ) и их смеси. Большая часть из них продвигалась и выпускалась триумвиратом: американской корпорацией DuPont, английской ICI и французской Elf Atochem, которые были заинтересованы в продолжении кампании по охране озонового слоя. По официальным документам специальных органов контроля за фармацевтическими препаратами (FDA CDER, Octоber 1998), в разрешенных сегодня к использованию хладагентах содержится 39 примесей. Токсичность половины из них неизвестна, хотя там есть примеси, исключительно опасные и при предельно малых концентрациях. Эти вещества опасны не только для человека, но и из-за коррозионных свойств снижают эксплуатационную надёжность холодильных агрегатов. По фреонам из группы ГФУ, в отличие от их запрещённых предшественников (ХФУ), в сопроводительных документах нет данных о составе примесей, поскольку для них нет технических условий и ГОСТов, а потому отсутствуют методики контроля состава примесей. Их покупают у дилеров по названию, без указания предприятия-изготовителя.

Чёрный юмор от маркетологов: на баллонах с печально знаменитым хладагентом R134a видна одна из торговых марок компании DuPont — The miracles of science (TM) («Чудеса науки»)
Чёрный юмор от маркетологов: на баллонах с печально знаменитым хладагентом R134a видна одна из торговых марок компании DuPont — The miracles of science (TM) («Чудеса науки»)

4. Такое тупиковое развитие отрасли привело к тому, что Европа в 2014 году практически вышла из обязательств Монреальского протокола, приняв Регламент ЕС №517/14 по парниковым фторсодержащим газам. Используя принцип альтернативности, Европа избавилась от любых ограничений в отношении токсических хладагентов, не имеющих альтернатив на рынке, но взамен получила взрывоопасные аммиак и углеводороды (пропан, бутан и др.). В настоящее время более 70% промышленного холодильного оборудования Европы работает исключительно на аммиаке. Несмотря на их эффективность и невысокую цену, стратегия выбора «дружественных» к окружающей среде хладагентов, применяемых в холодильных установках, имеет очень печальную статистику по катастрофам с человеческими жертвами.

5. Фреоны нового поколения, в частности R-134a, в настоящее время ещё используются в кондиционерах и холодильниках, но с 2016 года по Кигалийской поправке к Монреальскому протоколу они выводятся из употребления по причине их парниковой опасности (вступила в силу с 1 января 2019 г.). Хотя в Кигалийской поправке R-134a, содержащий в молекуле до 75% фтора, назвали парниковым и долгоживущим, на самом деле он принципиально нестабилен, легко распадается и не подлежит регенерации для повторного использования.

6. Кроме того, важным дополнением к запрещению R-134a является постулат об исчерпаемости запасов фтора, без которого встанут атомная и алюминиевая промышленности.

7. Россия может восстановить утраченные позиции в холодильной промышленности, а также занять уникальную нишу в производстве предельно безопасных для человека, энергоэффективных, стабильных, коррозионно пассивных к конструкционным материалам и обладающих свойствами пожаротушения фреонам из группы ГФУ. Наши специалисты готовы найти выход и из этой, казалось бы, безвыходной, ситуации. Принципиально решить проблему дефицита хладагентов можно с помощью очень простого приема: по Венской конвенции об охране озонового слоя запрещены только антропогенные вещества, у нас 205 вулканов, в составе которых есть все фреоны, это до 10 мегатонн фторхлоруглеродов. Использование полученных из вулканических газов ныне запрещенных фреонов возможно как по Монреальскому протоколу, так и по Венской конвенции, поскольку они не являются антропогенными.

8. В интересах России необходимо выйти из обязательств по Монреальскому протоколу, как это сделала Европа, поскольку он противоречит ст. 42 Конституции России и основан на неполном знании предмета, не имеет однозначных и законченных требований по запретам на применение рабочих тел и приносит значительный урон экономике и вред национальным интересам России.

9. Необходимо создать отечественную природоохранную программу на базе собственных научных исследований, найти средства и приступить к ее выполнению без помощи ТНК и ГЭФ, помня о последствиях такой «помощи».

Выбор озонобезопасных хладагентов в России имеет простые решения.

В связи с новой редакцией ст. 79 Конституции РФ, Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Необходимы только воля президента и желание правительства РФ всесторонне обсудить эту тему с представителями науки и гражданского общества.

ПРОШУ:

1. Вынести данное обращение МОО «Экологический союз» к председателю правительства РФ на заседание Госсовета.

2. Создать комиссию из числа ведущих экспертов РАН в области геологии, климатологии, геоэкологии и энергетики по выработке стратегии промышленной, продовольственной и оборонной безопасности России в связи с утратой лидирующей позиции России на мировом рынке хладагентов, безопасных для окружающей среды и здоровья населения.

3. В целях исключения лоббирования интересов ТНК, наряду с участием ведущих экспертов РАН, в обсуждении проблемы запрета применения фреонов нового поколения и принятии решений по выработке стратегии промышленной, продовольственной и оборонной безопасности России, включить в состав комиссии известных российских ученых, компетентных в эффективном решении данной проблемы:

Мазурина Игоря Михайловича, члена-корреспондента РАЕН, доктора технических наук, автора уникального хладагента R-510;

Сывороткина Владимира Леонидовича, доктора геолого-минералогических наук, старшего научного сотрудника МГУ им. М.В. Ломоносова, автора водородной теории разрушения озоносферы;

Потапова Виктора Васильевича, кандидата экономических наук, руководителя ООО «Независимый центр комплексной оценки экологической, энергетической и экономической эффективности ЭВОС», автора методики оценки «углеродного следа» и системы оценки воздействия на окружающую среду.

Их гражданская позиция, защищающая интересы отечественной промышленности и экологической безопасности России, отражена в многочисленных публикациях и выступлениях в СМИ, начиная с 90-х годов прошлого века, в обязательном порядке должна быть учтена при выработке стратегии выхода России из Монреальского протокола.

С уважением,

Л.С. Черняго, кандидат географических наук, руководитель экспертного совета Межрегиональной общественной организации «Экологический союз».

14 января 2021 года

Читайте ранее в этом сюжете: General Electric и Shell заявили об отказе от углеводородов

Читайте развитие сюжета: «Зелёное» углеродное ограбление России, или О чём умолчал Чубайс