Кризис американской демократии обсуждается не только с политической, но и с философской точки зрения. Можно наблюдать, как эксперты, в том числе из научного сообщества в разных концах планеты, встают на защиту тех или иных идеологем, стремясь поддержать занятую позицию. Показательный и злободневный пример нашелся в дискуссии между живущим в Лондоне историком и публицистом Гвином Дайером и американским уважаемым и популярным писателем по имени Адам Гопник.

Демократия в США
Демократия в США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Гвин Дайер. Получил ученые степени в канадском, американском и британском университетах, защитил докторскую диссертацию по военной и ближневосточной истории в Лондонском университете. Служил в трех флотах, занимал академические должности в Королевской Военной академии Сандхерст и Оксфордском университете, затем начал вести колонку по международным делам, которую публикуют более чем 175 изданий примерно в 45 странах. Его документальный фильм «Война» номинировался на Оскар. (Информация с официального сайта).

Адам Гопник. Автор известных в США книг, в том числе о детях и для детей. Награждён двумя национальными журнальными премиями за эссе, критику и наградой Джорджа Полка для журнальных репортеров. Его вклад в культуру Соединённых Штатов Америки описан в Британской энциклопедии. (Информация из Википедии).

Адам Гопник
Адам Гопник
PEN American Center

Учитывая вес персонажей, диалог между ними не может считаться маловажным: на ринг вышли тяжеловесы идеологических поединков. Оба автора сходятся в ненависти к образу уже почти бывшего президента США Трампа. Спорят они лишь о том, как именно его лучше ненавидеть. В защиту эффективности именно своего подхода они обращаются к эволюции политических воззрений человечества.

В статье «Что мы понимаем неправильно о кризисе американской демократии» (New Yorker, 27.12.2020) Гопник осмеливается упомянуть тот факт, что демократическое устройство было для человечества редким и не всегда приятным исключением на фоне широко развившейся исторически автократии, то есть самодержавия или другой формы власти немногих над многими. При этом Гопник поклоняется демократии, считает ее истинным выражением народного достоинства и путем к обретению народом своей судьбы. В этом с ним нельзя не согласиться, так же как и с тем его тезисом, что путь этот требует непрерывного напряжения, «стояния на страже», готовности сражаться с искушением продать свое первородство за чечевичную похлебку, которое время от времени настигает любые исторические сообщества. Проблема с позицией Гопника в том, что он настаивает: устрани Трампа — и всё наладится, стражи демократии смогут вернуться на свои посты и продолжить работу на ниве народного блага.

В пику ему Дайер в статье «Американская демократия, вероятно, выживет — глобальная демократия выживет безусловно» (Jerusalem Post, 09.01.2021) видит народное благо совсем в другом. Будучи искушен в истории и, вероятно, считая своих оппонентов безнадежными игнорамусами, Дайер желает во что бы то ни стало доказать мысль о наступлении нового «золотого века», когда-то утерянного и ныне обретаемого в ультралиберальной парадигме. Он настаивает, что вся история человечества меркнет на фоне благого (по его мнению) доисторического существования, когда не было главных и демократия процветала в своем естественном состоянии. Для защиты этой мысли Дайер приводит пример архаичных народностей, которые существуют по сей день в условиях каменного века и обходятся без постоянных вождей. Такой образ жизни видится Дайеру идеальным на новом технологическом уровне, который обеспечит долгую, сытую и комфортную жизнь обитателям грядущей Новой Архаики.

Гвин Дайер
Гвин Дайер
Cirone-Musi

Учитывая солидное знание истории, которое Дайер неоднократно подтверждал, есть повод заподозрить его в злонамеренном подлоге.

Историк такого уровня не может не знать, как именно осуществляется управление в архаичных сообществах, что такое тотем как система поклонений и табу — система запретов, из которых обе основаны на глубинном страхе.

Дайер со своей теорией «естественной демократии» отлично попадает в мейнстрим нынешней ультралиберальной политической парадигмы, заявляющей о необходимости отбросить всё то, что вело человечество на протяжении последнего десятка тысячелетий: представления о чести, достоинстве и даже самом добре. Новая Архаика должна всё это отменить, уравняв героическое и ничтожное, заменив табуированием разумность, как это уже происходит в «развитых странах» с вопросами пола, семьи, религии, юстиции, взгляда на историю (список можно продолжать). Некоторые предполагают, что при переходе к Новой Архаике придётся физически уничтожить весь культурный комплекс, накопленный к настоящему моменту человечеством. Что-то из этого, вроде уничтожения неугодных памятников, мы уже видим, но примеры идут дальше. Возможно, скоро на улицах заполыхают костры из «неправильных» книг — хотя, скорее, верх возьмет намеренное оболванивание, когда не нужно жечь книги, если можно сжечь мозг — наркотиками и принудительным весельем, тогда не возникнет никакого желания читать и узнавать. Показательно, что будущий вице-президент США Камала Харрис поддерживает легализацию наркотиков — как и сами наркотики.

В такой системе знание сведётся к тому, что прививается насильно, задалбливается в качестве короткого священного стиха или оберегающей мантры. На подобном фоне бессознательное, животная психика человека сможет проявить себя, не сдерживаемая культурой или историческим знанием. Человек не исторический в технологической среде, конечно же, может существовать только как рыбка в аквариуме или хомячок в клетке, ведь осознанно управлять окружающей его техникой он не может, и срок жизни ему будет отпущен ровно такой, какой необходим для услаждения его хозяев.

В Новой Архаике будут «охотники» — и будут «шаманы» (нет, не жрецы, потому что жрец предполагает наличие Бога, а Бога в таком мире не будет, останутся мелкие божки, которых придётся ублажать: богиня экологии — Темная Мать, бог гендерного предпочтения, бог наркотического веселья — Have a nice trip). Шаманы от медицины, шаманы от образования, шаманы от информации в Новой Архаике будут организовывать (кстати, потихонечку уже организуют) встречи рядовых членов племени с этими божками.

Жак Луи Давид. Сабинянки. 1799
Жак Луи Давид. Сабинянки. 1799

Сил и умения для организации такого будущего человечества затрачено немало, неспроста такой маститый эксперт, как Дайер, не стесняется нести свое полешко в этот костёр, а ведь это и есть тот костёр, который описан Достоевским в эпизоде о Великом Инквизиторе. Когда упивающийся злом иерарх мечтает о власти над людьми, которые стали животными, отказавшись от разума и свободы в пользы удовольствий и безответственности. При этом западные ученые гуманитарии не поднимают свой голос против наступления этого нового фашизма — гораздо худшего, чем его гитлеровский предшественник, потому что при нынешних технических и информационных условиях подавление душ и мыслей может быть значительно надежней, чем во времена Третьего Рейха.

Почему западные эксперты об этом молчат? Может, подобно Адаму Гопнику, пребывают в иллюзии, что творящаяся вакханалия — это всего лишь судороги, вызванные неким неадекватным популизмом? Ошибкой, которая привела в Овальный кабинет Трампа? Уйдет ошибка — уйдёт и ультралиберальная реакция, а «стражи демократии» вновь встанут у кормила и всё будет по-людски? А может, концепция и его, и Гвина Дайера — это все лишь правая и левая рука надвигающейся на человечество тьмы.

Так что, неужели всё безнадежно и тьма необорима? И единственный выбор — это подчиняться или подчинять, а свобода иллюзорна? Конечно, нет. Достоинство человека — в том, чтобы не продавать себя, уважать культуру и традицию, а к пропагандистским потугам всякого рода шаманов относиться с толикой здорового презрения. Это труднее, чем следовать за дудочкой тайны и авторитета всякого рода гопников, дайеров и харрис. Но радости и перспективы в этом гораздо больше. Кстати, и чуда тоже.