Японские претензии на российские земли, к сожалению, не уникальны и во многом являются следствием излишне мягких формулировок, которые российские официальные лица применяют по отношению к «уважаемым» западным и восточным «партнерам». Есть ли удачные примеры донесения российской позиции до международной аудитории, рассматривал политический обозреватель ИА REGNUM Анатолий Кошкин.

Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин
Дарья Антонова (c) ИА REGNUM

Но прежде чем показать примеры дипломатических находок, способных прекратить территориальные посягательства на Россию, следовало бы оборотиться в другую сторону. Действительно, не только мягкие речи, но и излишне дружелюбные действия способны раззадорить потенциального «просителя земель». Один из самых плачевных примеров из современной истории России это маневр президента Дмитрия Медведева на переговорах с Норвегией, в результате которого Россия лишилась участка шельфа и акватории в 80 тысяч кв. километров.

Подарок, который в Норвегии оценили в 30 млрд долларов, совершенно не пошел впрок, и вот уже получивший от Медведева российские воды Йенс Столтенберг, став генсеком НАТО, призывает к самой жесткой политике в отношении России. А вот сменщик Медведева на президентском посту Владимир Путин сумел найти слова, благотворно повлиявшие на успокоение японских страстей по российским Курилам. Что за удивительный артефакт пообещал японцам Путин взамен Курил? Читайте статью Анатолия Кошкина «Норвежский опыт Медведева и «мёртвого осла уши» для Эстонии и Японии».