Иван Шилов © ИА REGNUM

Турецкая пресса активно цитирует заявление президента России Владимира Путина в ходе большой пресс-конференции, где он отметил, что его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган «всегда держит данное им слово». По словам Путина, «у нас расходятся часто взгляды с Эрдоганом. Может, иногда противоположные взгляды, но это человек, который держит слово, мужчина, хвостом не виляет. Если он считает, что это выгодно для его страны, он идет до конца». Путин также добавил, что «эта черта очень важная, так как является элементом прогнозируемости и помогает понять, с кем имеешь дело».

Уже не первый раз, когда политика Эрдогана получает позитивную оценку со стороны его российского коллеги. В последний раз это было в конце прошлого года, когда Путин публично хвалил президента Турции за его независимость, которая проявляется в заключении энергетических и оружейных сделок с Россией, несмотря на возражение со стороны союзников по НАТО. «С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается», — говорил Путин. Что касается различий, то Москве, по словам российского президента, следует быть «терпеливой» и «искать компромисс». Комментируя ситуацию, агентство Bloomberg рекомендует иметь в виду главную мотивацию комплементарных заявлений Путина в адрес Эрдогана и их хронологическую привязку. В данном случае Путин, во-первых, выражает удовлетворение совместными усилиями Москвы и Анкары в прекращении карабахской войны. Во-вторых, он оттеняет свою стилистику отношений с Эрдганом, который публично заявлял о своих «теплых отношениях» с президентом США Дональдом Трампом, а последний под занавес своего пребывания в Белом доме одобрил введение санкций против Анкары за покупку ею российских зенитных ракетных комплексов С-400. Наконец, в-третьих, Путин как бы нейтрализует попытки некоторых турецких политиков называть политику Эрдогана на Ближнем Востоке и в Закавказье «сдерживающей Россию».

Пресс-конференция Владимира Путина, 17 декабря 2020 года
Пресс-конференция Владимира Путина, 17 декабря 2020 года
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В действительности же, по оценке Deutsche Welle, «Путин и Эрдоган, в отличие от лидеров других стран, умеют совершать неожиданные для многих новые крутые виражи в сторону друг друга с загадочным подтекстом», хотя на стратегическом уровне многое в их действиях остается неизвестным и даже загадочным. Тем не менее лидеры двух государств демонстрируют способности управления переменчивыми экономическими и политическими отношениями, которые время от времени складываются между ними. Легче всего тем экспертам, которые пытаются навесить на современный российско-турецкий диалог исторически негативные коннотации времен нескольких веков борьбы этих двух бывших имперских держав. Сложнее отыскивать причины, приведшие к появлению общего стремления Москвы и Анкары формировать многополярный мир, на пути к которому у них могут быть временами союзнические отношения, а временами и диаметрально противоположные позиции. Недавно глава МИД России Сергей Лавров заявлял, что «отношения между Россией и Турцией никогда не были стратегическими», их объединяет тактическое партнерство. Для России Эрдоган, а для Турции Путин — партнеры непростые. Но Москва всегда вела себя очень терпеливо по отношению к Анкаре. В то время как некоторые ведущие европейские страны стали держатся от Турции на почтительном расстоянии в ситуации, когда как Ближнем Востоке происходит геополитическое перемещение тектонических плит.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

По мнению американского издания Politico, «это создает перед Путиным и Эрдоганом не только множество проблем, но и открывает огромные возможности, одна из которых — готовность играть в зоне исторических интересов друг друга, когда США и их западные партнеры теряют способность самоутверждаться на бывшем собственном заднем дворе». И именно здесь сохраняется влияние Путина и Эрдогана, которые как бы дополняют друг друга. В этой связи издание утверждает, что «Путин научился тестировать неуправляемость Эрдогана, который спокойно устраивает вендетту с суннитскими арабскими лидерами в Персидском заливе и ведет борьбу с ними за господство в этом регионе на пространстве от Эгейского моря до Средиземного и от севера Африки до Леванта». В будущем, возможно, станет более ясным, находятся ли Россия и Турция по разные стороны, скажем, в гражданской войне в Сирии и в Ливии, будут ли ими предприниматься усилия для того, чтобы обозначить общие интересы. С другой стороны, Турция не выходит из-под американского зонтика, что наводит на мысль об отсутствии у Анкары целостной стратегии действий в регионе. Свои отношения с Москвой она квалифицирует как исключительно тактические, но, как считает израильская газета The Jerusalem Post, «точно так же ведет себя Анкара и в отношении Вашингтона, формально считая себя союзником США, однако часто включая «режим выжидания». Что касается Москвы, то она предпочитала бы, чтобы договоренности с Анкарой имели более устойчивый характер.

Все ожидания, связанные с «союзническим поведением» Турции, необходимо просчитывать. Но знает ли Эрдоган, что дальше будет делать Путин? Будут ли они оба и дальше проводить политические эксперименты на Ближнем Востоке? Внешне отношения двух лидеров выглядят пластичными, что уберегает Москву и Анкару от необходимости принятия сложных решений. Но каждый следующий их шаг будет снова и снова проверять, чего же в этих отношениях больше.