Еще совсем недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, комментируя возможные шаги в отношении Анкары уходящего с поста президента США Дональда Трампа, заявлял, что «мы с ним на протяжении четырех лет не имели каких-либо проблем и по многим вопросам он предпринимал гораздо более позитивные шаги». К такому суждению его подталкивала и европейская политика, где под давлением канцлера Германии Ангелы Меркель на европейском саммите было отложено принятие проталкиваемых Францией и Грецией санкций в связи с «нарушениями» Анкары в Восточном Средиземноморье.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Греческое издание Kathimerini указывает, что Меркель призывала европейских партнеров «дождаться новой администрации США» в расчете на то, что тогда Анкара перейдет к более умеренной политике. А если продолжить прессовать Турцию, так она еще больше будет сближаться с Москвой и Пекином». Однако уходящая администрация президента США Дональда Трампа нанесла удар по Европе. Как сообщил Государственный департамент США, против турецкого Управления оборонной промышленности (SSB) введены санкции «в соответствии с разделом 231 Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA) за сознательное участие в крупной сделке с Рособоронэкспортом», а именно, приобретение Анкарой зенитных ракетных комплексов С-400. Введены визовые ограничения в отношении Исмаила Демира, президента SSB; Фарука Йигита, вице-президента SSB; Серхата Генкоглу, начальника Управления воздушной обороны и космоса SSB; Мустафы Альпера Дениза, руководителя программы регионального управления систем противовоздушной обороны SSB. Помощник госсекретаря США по международной безопасности и нераспространению ядерного оружия Кристофер Форд подчеркнул, что «закупка Турцией комплексов С-400 не оставила Вашингтону иного выбора, кроме введения санкций». Ранее Вашингтон отстранил Анкару от участия в совместном многостороннем партнерстве по производству истребителей F-35.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ангела Меркель
Реджеп Тайип Эрдоган и Ангела Меркель
Tccb.gov.tr

Одним словом, администрация Трампа решила напоследок «политически выпороть Турцию» не для того, чтобы, как говорится в заявлении Госдепа, подрывать «военные возможности и боеготовность Турции или любого другого союзника либо партнера США», а чтобы заставить Россию понести «издержки в ответ на ее широкомасштабные враждебные действия». Анкара отреагировала, конечно, достаточно остро, но своеобразно. Эрдоган заявил, что американские санкции из-за приобретения российских С-400 «являются проявлением неуважения к союзнику по НАТО, что может еще больше обострить отношения между двумя странами». В этой связи МИД Турции анонсировал ответные санкции, хотя Турция и «готова решать этот вопрос в духе союзничества посредством диалога и дипломатии». При этом Анкара пытается свести санкционный инцидент всего лишь к действиям в США «антитурецкого лобби», готовясь к общению с новой администрацией Джо Байдена. Напомним, что ранее Байден выступал с резкой критикой политики Эрдогана, обещал вступить в контакт с турецкой оппозицией, чтобы добиваться «возвращения Турции в лоно демократии».

Эрдоган намекает, что не стоит придавать повышенное значение предвыборным заявлением нового президента, которого он «очень хорошо знает», так как тот «навещал меня в моем доме». Турецкий президент уверен, что «мы сядем и поговорим с Байденом после того, как он вступит в должность». Такой сценарий возможен. Однако, по оценке многих американских экспертов, предстоящие переговоры будут успешны только в случае, если будет предложена «новая повестка, сопряженная с региональными сдвигами от Кавказа до Персидского залива, которая включит в себя новые ближневосточные альянсы с повышенной региональной ролью Турции». На другой размен Эрдоган не пойдет, и развернуть его к западному альянсу на прежних условиях, которые США выставляют туркам многие десятилетия, уже не удастся. Иначе, полагает Bloomberg, «Турция продолжит оставаться занозой в боку ее коллег из числа стран — членов НАТО». Возможные вариации: убедить Вашингтон в том, что Турция «способна оказывать сдерживающее влияние на возрастающую роль России в Закавказье и на Ближнем Востоке», что «диктует выстраивание с ней со стороны Запада особых отношений». Об этом рассуждает бывший посол США в России и экс-заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу, считающий, что Байдену предстоит осмыслить «стратегическую важность Турции для своего более активного участия на Ближнем Востоке и в Закавказье, где возрастает влияние прежде всего России при выходе Анкары на самостоятельную политику».

Александр Вершбоу
Александр Вершбоу
U.S. State Department

Пока же, по мнению турецкого эксперта Синана Ульгена, «все нынешнее искусство турецкой дипломатии заключается в том, чтобы в «отношениях с Западом и Россией постоянно повышать ставки». Турция тут всегда подыгрывала России, а теперь к ней присоединился и Азербайджан. Анкара и Баку выступили с почти одинаковыми заявлениями, осуждающими введение санкций со стороны США против Турции, назвав их образцом «аррогантного отношения к международному праву». Так что партитура новой геополитической мессы на Большом Ближнем Востоке продолжает писаться не только в США.