Ровно четыре года назад, выступая на рабочем обеде в Гарварде в середине ноября 2016 года, Пьер Московичи среди прочего подчеркнул необходимость — под давлением многогранного гуманитарного и геополитического кризиса на восточных границах Европы — быстрой общей защиты Европейского союза. Он почти объявил об этом.

Эрдоган и Меркель
Эрдоган и Меркель
Иван Шилов © ИА REGNUM

С тех пор то, что Европа показала в отношении требований нового геополитического статус-кво, которые Турция пытается отчасти успешно навязать Эгейскому и Восточному Средиземноморью в ущерб государствам — членам ЕС, остается такой же — или, скорее, даже большей — апатией, которая характеризовала «лечение» денежного кризиса около десяти лет назад. А перспектива общей оборонной политики была отнесена к… европейским календарям.

Я предвидел такое развитие событий четыре с половиной года назад в статье в Huffington Post, за несколько месяцев до переворота в Турции, где среди прочего я отказался интерпретировать уже зарождающуюся агрессивную политику соседа как якобы невинный симптом внутренней политики потребления.

Реджеп Тайип Эрдоган и Эммануэль Макрон
Реджеп Тайип Эрдоган и Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

Инфантильная по сути, так называемая тактика «кнута и пряника», принятая ЕС, привела к полному провалу, поскольку ее концепция с самого начала была проблематичной. А многогранно интерпретируемая «доктрина» агрессивной политики турецких лидеров как тактики, направленной на популистскую дезориентацию электората, имела, как мне кажется, негативные долгосрочные последствия для формулирования греческой оборонной и внешней политики, — потому что культивировался дух самоуспокоения, игнорирования основного и, к сожалению, повсеместного принципа в транснациональных отношениях со времен античности (что было продемонстрировано еще в описании Фукидидом противостояния между Милией и афинянами): принципа реальной политики — Realpolitik, которая ждет подходящей возможности развиваться с большей агрессией.

Отношение Европы к Турции в лучшем случае скачкообразное, если не сказать смехотворное, и оно также продиктовано приоритетами, связанными с практикой Realpolitik. С одной стороны, европейские государства, например Германия, Италия, Испания, укрепляют турецкую экономику и оборону либо крупными инвестициями, либо продажей оружия, либо и тем и другим. А с другой стороны — выражают на словах свою солидарность с государствами, суверенные права которых открыто и постоянно нарушаются Турцией, кульминацией чего стал недавний визит Эрдогана в Фамагусту. Через несколько дней европейцы решат, вводить ли санкции против Турции, и если да, то какие. Однако не будем забывать, что они в значительной степени находятся под риском многочисленных угроз со стороны Турции не только Греции и Кипру, но и Европе в целом.

Здесь я, помимо прочего, имею в виду и инструментализацию гуманитарного миграционного кризиса со стороны Турции, и дамоклов меч крайнего ислама, которому позволяли тем или иным образом влиять на Европу в течение как минимум полувека. Европа предоставила Турции возможность изменить условия, и теперь именно Турция может применять тактику «кнута и пряника» в форме сделок в ущерб членам ЕС.

Мигранты
Мигранты
Stabilisation UnitDFID

На данный момент вопрос о санкциях больше не может выступать в качестве сдерживающего и эффективного средства, если только он не будет сопровождаться решительным и прямым военным присутствием ЕС в Эгейском море и Восточном Средиземноморье в контексте защитного прикрытия его восточных границ. И одна Греция, конечно, не может взять на себя эту ответственность. Готов ли ЕС подняться над подводными рифами своего двойственного отношения к Турции и пойти на такой шаг? Или он вновь уступит легкому и выгодному для некоторых внутри ЕС решению за счет слабых партнеров — обмену «пряником» со своим соседом?