После убийства ведущего ученого-ядерщика Ирана Мохсена Фахризаде спекуляциям в СМИ не было конца. Он был важной, хотя и малоизвестной фигурой в иранском правительстве, а также руководителем отдела исследований и инноваций в министерстве обороны Ирана, пишет бывший сотрудник министерства иностранных дел и торговли Австралии Коннор Диллин в статье, вышедшей 1 декабря в The Strategist.

Иран и США
Иран и США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Фахризаде также был неотъемлемой фигурой в работах по созданию Тегераном ядерного оружия до 2004 года, а благодаря его роли в секретной иранской программе «Амад» в начале 2000-х годов он давно стал человеком, интересным для тех, кто стремится разгадать загадку ядерной программы Исламской Республики. Та роль, которую Фахризаде играл в оборонном истеблишменте Ирана, также вызвала вопросы о характере его текущих исследований, в том числе о том, есть ли там какие-либо элементы, связанные с ядерным оружием.

Есть предположения, что он также мог занимать должности заместителя министра обороны и бригадного генерала в Корпусе стражей Исламской революции (КСИР) Ирана. Эти назначения предоставили бы ему полномочия, в целом схожие с теми, которыми обладал генерал-майор КСИР Касем Сулеймани, убитый американскими войсками в Багдаде в январе.

Касем Сулеймани
Касем Сулеймани
(сс) sayyed shahab-o- din vajedi

Поэтому нет ничего удивительного в том, что наиболее вероятным виновником убийства Фахризаде оказался Израиль. Как отмечает Трита Парси в «Ответственном государственном управлении», у Тель-Авива был опыт, возможности и мотивы для осуществления этого убийства и раньше он совершал подобные убийства. Было установлено, что Израиль был вероятным организатором убийства четырех других иранских ученых в период с 2010 по 2012 год и покушения на убийство еще нескольких человек. Так же велика вероятность, что США были замешаны в атаке, как минимум дав Тель-Авиву зеленый свет на проведение атаки.

Важно отметить, что есть некоторые различия между уровнем изощренности нападения на Фахризаде и более ранними нападениями на других иранских ученых, что отличает убийство Фахризаде от более ранних событий.

Прежде в ходе покушений, судя по всему, участвовали один или два нападавших, которые либо прикрепляли дистанционно управляемые взрывные устройства к автомобилям своих жертв, либо стреляли по своим целям с близкого расстояния. Нападение на Фахризаде, с другой стороны, похоже, было очень хорошо спланировано, с участием нескольких нападающих и, возможно, с использованием заранее установленной автомобильной бомбы. В связи с этим уместно задаться вопросом, имел ли Израиль — если предположить, что за нападением стоял именно он, — разведывательную или тактическую поддержку со стороны США или иранских диссидентских групп, таких как Организация моджахедов Ирана (MEK), в связях с которой Израиль в прошлом подозревали.

Любопытно, что руководство Ирана, осуждая нападение, заявило о том, что за ним стояли «наемники деспотичного сионистского режима». Это говорит о том, что Израиль мог использовать прокси-силы, такие как МЕК или, возможно, Движение арабской борьбы за освобождение Аль-Ахваза для совершения нападения от их имени.

Убийство Фахризаде явно носило символический характер. Это было первое известное убийство человека, связанного с ядерной программой Ирана, за более чем восемь лет. Оно также произошло в то время, когда процесс передачи власти в США вселил надежды на возобновление Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана, учитывая, что избранный президент Джо Байден намерен возобновить сделку.

Джо Байден
Джо Байден
Whitehouse.gov

Велика также вероятность того, что неслучайной была встреча государственного секретаря США Майкла Помпео с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бен Салманом в Саудовской Аравии 22 ноября, направленная, по всей видимости, на то, чтобы ускорить складывание антииранской коалиции в последние дни правления Дональда Трампа.

Читайте также: У Трампа перед уходом чешутся руки ударить по Ирану? — The Strategist

Поскольку нет никаких общедоступных свидетельств того, что Иран проводил какие-либо существенные исследования, связанные с созданием ядерного оружия с 2003 года, Фахризаде, похоже, стал мишенью из-за того, какую роль он играл в разработке ядерного оружия в прошлом, а не из-за нынешних работ по его созданию.

Сотрудник Международного института стратегических исследований Марк Фитцпатрик утверждает, что убийство Фахризаде было политическим актом, который не помешает ядерной программе Ирана. Элли Геранмайе из Европейского совета по международным отношениям поддерживает эту точку зрения, отметив: «Хотя считается, что Фахризаде сыграл решающую роль [в] продвижении ядерной деятельности Ирана, программа не принадлежит одному человеку».

«Цель убийства не в том, чтобы помешать ядерной программе, а для того, чтобы подорвать дипломатию», — отметила она.

Но вполне вероятно, что виновные в убийстве Фахризаде намеревались сделать больше, чем просто поставить крест на любых шансах возобновления сотрудничества с Ираном по его ядерной программе и восстановления участия США в СВПД. Вполне вероятно, что они также стремятся спровоцировать ответ Тегерана, который узаконит дальнейшие карательные меры против Ирана со стороны Израиля или США. Последствия этого могут оказаться катастрофическими.

Мохсена Фахризаде
Мохсена Фахризаде
Tasnim News Agency

Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан заявил, что убийство Фахризаде было «преступным актом и в высшей степени безрассудным» и что оно чревато «смертельным ответом и новым витком регионального конфликта».

"Такой акт государственного терроризма был бы вопиющим нарушением международного права и побудил бы правительства совершать смертоносные нападения на иностранных должностных лиц», — добавил он.

К счастью, несмотря на то, что убийство Фахризаде, возможно, является фактическим объявлением войны, Тегеран, похоже, настроен продолжать политику стратегического терпения, которой он придерживался после убийства Сулеймани. Он также последовал этому подходу после очевидной атаки на ядерный объект в Натанзе и, возможно, на другие промышленные объекты в середине года.

В то время как верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи призвал «покарать» исполнителей атаки «и тех, кто ею командовал», президент республики Хасан Рухани отметил, что Иран «слишком мудр, чтобы попасть в ловушку Израиля», и что он ответит и накажет виновных «в свое время».

Иран также будет пересматривать свою общую политику безопасности, потенциально включая любые скрытые ядерные амбиции. Ирония этой ситуации заключается в том, что до сих пор не было убедительных доказательств того, что Иран действительно принял решение о создании ядерного оружия или что он продвинул исследования оружия, которые он якобы завершил в 2003 году.

Убийство Фахризаде может не только не достичь своих основных целей, но также может оказаться катастрофически контрпродуктивным, поскольку послужит катализатором, чтобы убедить политиков в Тегеране, что им нужен стратегический потенциал сдерживания, который может обеспечить только ядерное оружие.