Когда речь заходит о фондах, финансирующих разную подрывную деятельность за рубежом, то первым вспоминают Сороса, называя его финансистом, перешедшим в политику. На самом деле финансистом Сорос был в 60-е годы, а в конце 70-х он уже превратился в крышу для финансирования подрывных центров в зоне советского влияния — поставлял копировальную технику венгерским диссидентам.

Джордж Сорос
Джордж Сорос
(сс) World Economic Forum

В начале 80-х Сорос от спекуляций получал 35,8% прибыли, а за 7 лет рост капиталов и доходов его фонда составил 50%. Фонд «Квантум» стал размножаться, превратился сначала в 10 фондов, потом их стало больше, а Сорос уже в 1988 году нанял управляющего, сам отойдя от финансовых дел. Акции фонда Сороса тогда выросли в цене в 300 раз.

Единственное, в чём состоит заслуга Сороса — это то, что в период конъюнктурного роста рынка спекуляций он увеличил количество своих фондов и тем самым создал финансовый ресурс для политических акций. К различным претензиям Сороса на изобретение каких-то особых финансовых теорий типа «теории рефлексивности» нужно относиться скептически. Это не теория, а принцип обратной связи, отслеживающий и корректирующий управление в зависимости от ситуации, то есть ничего необычного.

Джордж Сорос
Джордж Сорос
(сс) World Economic Forum

Сорос зациклен на идее «открытости» — старой британской отмычке колониальных рынков перед напором имперской метрополии. Он требовал «открыть» коммунистические общества перед Западом, в 1990-м он даже написал книгу «Открытие советского общества», его группа фондов так и называется «Открытое общество», то есть это принцип диффузного проникновения в закрытие политические системы, подлежащие сносу.

Сорос читал Грамши, и потому его диффузия молекулярная и комплексная: университеты, тренинги для кадров, гранты для СМИ и корпуса пропагандистов, что в итоге создает в каждой стране тот самый привилегированный класс, который проникает во все поры власти и перехватывает влияние и управление через 10−15 лет.

Либеральная идея «открытости цивилизованному миру», предназначенная для якобы массового вкушения его плодов, отлично работает в бедных постсоветских странах, прекрасно работала и в России до прихода Путина. Понятно, почему Сорос Путина ненавидит и мечтает дожить до его отставки.

Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В СССР Сорос проник в горбачёвские времена, и сразу в область культуры. Там у него не заладилось, и он с раздражением вышел из проекта, но структурно остался. В России Сорос был аффилирован с Потаниным и прочими птенцами гнезда Ельцина, но и там его ждали очень крупные денежные неудачи.

Сейчас Сорос использует не свои средства, акционерам не понравится, что их деньги уходят не к ним. Сорос — это брендированная крыша для финансирования подрывной деятельности в Европе. По активности и безнаказанности Сороса в противостоянии Трампу видно, что теперь Сорос — это часть глубинного государства, его ресурс в качестве мобилизационной системы глобалистов.

Наработки фонда Сороса по проведению госпереворотов впервые наши применение не в бедной Восточной Европе, а в США в борьбе за президентскую власть. Это уже совершенно другой механизм и другие его операторы.

По сути, из примера Сороса можно сделать несколько простых выводов: для создания подрывной системы требуется сумма до 10 миллиардов долларов в год, жёсткое администрирование процесса и время около 10 лет. После чего стратегия малых дел из количества переходит в качество. Экспансия — это такая же инвестиция, как и всё прочее.

Надпись на стене #StopSoros в Македонии
Надпись на стене #StopSoros в Македонии
(сс) Resnjari

Тот, кто отказывается от этих инвестиций из-за того, что это якобы «дорого», или пускает дезинформацию, или готовит своё поражение. Тот, кто много лет бьёт в одну точку, в итоге добивается своего, даже если результат немного не такой, как планировалось. Можно использовать или идею закрытости и противостояния, или идею открытости и покорности поглощению — всё это детали.

Главное — средства для экспансии добываются из паразитирования на самой капиталистической системе, после чего нужен центр по их распределению, действующий по долгосрочному плану.

США и Китай строят гегемонию на идее открытости для их экспансии. При этом они оба тщательно закрыты друг для друга. То есть все концепции относительны. Абсолютно лишь то, что они должны быть, и уклониться от этого — значит проиграть.

Турция успешно копирует принципы британско-американской экспансии, опираясь на этнический тюркский фактор и те же идеи открытости. ЕС также требует открытости от Восточной Европы, но тщательно закрывается от неё квотами и прочими барьерами. Общее тут лишь то, что для успеха такой политики нужно быть значительно более сильным экономически, чем соседи, подлежащие колонизации.

Европейский союз и Турция
Европейский союз и Турция

Россия для колониальной политики не готова. Она не акцентирована ни на открытости, ни на закрытости. Её позиция невнятна и противоречива: создала ЕАЭС, но не для открытия их рынков, а для помощи им закрываться от себя и закрытия себя от них — именно так выглядит долгий процесс «взаимовыгодных» согласований тарифов. Она слаба экономически, в ней нет центров генерации прибыли, достаточной для создания политических систем экспансии.

Но Россия стала империей не на торговой основе, а на военно-политической. Сейчас этот путь закрыт, и остро требуется другая технология, основанная на собственной экономической и идейной мощи. Готова ли к этому элита?

То, что сейчас об этом заговорили на уровне экспертов, признак того, что происходит некий разворот. До тех пор, пока в России появятся свои соросы, ещё далеко, но они должны появиться. СССР не допустил ядерного отставания от США, и потому выжил.

В гибридной войне Россия 25 лет отставала от Запада. Сейчас ситуация как перед началом индустриализации: или мы пробежим этот путь за 10 лет, или нас сомнут. Третьего, как обычно, не дано.