Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Дискуссия о том, куда заведет Польшу наложение вето на проекты бюджетов ЕС на 2021 — 2027 годы и Фонда реконструкции экономики после коронавируса, перешла на новый этап. Обложка вышедшего в начале этой недели свежего номера влиятельного в правых кругах журнала Do Rzeczy гласила: «ЕС нужно сказать: хватит. Polexit — имеем право об этом разговаривать». Главного редактора издания Павла Лисицкого тут же обвинили в «пророссийской пропаганде» и в том, что он, возможно, мечтает о «карьере британского журналиста, который в 1990-х годах прославился своей красноречивой и остроумной журналистской деятельностью против ЕС, а затем стал премьер-министром Великобритании, окончательно выпроводившим страну из Евросоюза».

О возможности Polexit в Польше говорили и раньше, но это считалось уделом маргиналов. Реакция на заявление Do Rzeczy — серьезная, и дело не только в том, что журнал считается «проправительственным». В ряде авторитетных польских изданий стали появляться экономические расчеты того, сколько Польша получает от Европейского союза, а сколько ему дает. Выводы в этой политической арифметике делаются в соответствии с партийной принадлежностью эксперта. Как заявил на днях генеральный прокурор и министр юстиции Збигнев Зёбро, «у таких стран, как Нидерланды или Франция, могут возникнуть гигантские убытки в ситуации, если польский рынок будет закрыт для них и мы введем таможенные пошлины». Депутат Европарламента Яцек Сариуш-Вольский утверждает, что наложение вето поставит Польшу в более выгодное положение, поскольку тогда она получит на 23% больше средств, чем если бы бюджет был принят. Некоторые публицисты со ссылкой на официальные данные сообщают, что дотации ЕС для Польши составляют менее 60% от того, что западные инвесторы зарабатывают в стране и выводят за границу.

Яцек Сариуш-Вольский
Яцек Сариуш-Вольский
European People's Party

Общественное мнение против Polexit. Недавний опрос, проведенный IBRiS по заказу газеты Rzeczpospolita, показывает, что в случае референдума 81% респондентов проголосовали бы за то, чтобы Польша осталась в Евросоюзе. При этом почти 60% опрошенных не согласны с тем, чтобы другие страны определяли соответствие Польши верховенству права. 54% поляков не боятся, что из-за вето в страну перестанут поступать европейские гранты, а 67% полагают, что блокирование бюджетов не приведет к выходу Польши из ЕС. Эти данные говорят о том, что польское общество полагает возможным победу правящего лагеря во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS) в перетягивании канатов с Брюсселем и Берлином, ныне председательствующим в Европейском союзе. На достижение договоренностей до конца года ставят и рынки: курсы польского злотого и венгерского форинта (Будапешт играет в вето вместе с Варшавой) практически не меняются, более того, они даже немного выросли к доллару.

Однако не факт, что это свидетельствует о прочных переговорных позициях «Права и Справедливости». Партия в последние недели столкнулась с беспрецедентным падением популярности, от оппозиционной «Гражданской платформы» ее отделяет 2−3%, хотя раньше показатели были двухзначными. Как ни парадоксально, но слабость PiS помогает ей в диалоге с ЕС и Германией, будь правящий лагерь политически силен, против него были бы предприняты самые бескомпромиссные действия. А так есть основания полагать, что взамен на стратегические уступки Евросоюзу «Право и Справедливость» может в краткосрочной перспективе получить то, что представит успехом в глазах польского общества. Но в среднесрочной и долгосрочной перспективе Варшава создала себе новые большие проблемы, которые связаны не только с ее поведением во время принятия семилетнего бюджета ЕС и бюджета Фонда реконструкции экономики. Меняется геополитическая картина мира и Европы, что отражается на Польше.

«Дела таковы, что у нас хуже, чем когда-либо, отношения с Украиной, катастрофические с Россией, традиционно плохие с Белоруссией, напряженные с Германией, скверные с Францией, непримечательные с Великобританией и вскоре не лучшие с новой администрацией в Вашингтоне», — пишет бывший дипломат Витольд Юраш, говоря о геополитическом одиночестве Польши в регионе и мире. О влиянии Варшавы в «Вышеградской четверке» свидетельствует тот факт, что в споре с ЕС поддержала Польшу только Венгрия и отказали в солидарности Чехия и Словакия. Что касается инициативы «Троеморья», которую PiS считает одним из главных своих достижений, то там открыто против польского вето выступила Румыния. И в целом, как считает эксперт Марек Будзиш, сохранить в ней позиции «Право и Справедливость» сможет лишь в том случае, если приспособит свою политику к нынешнему «либеральному образцу». В противном случае политический центр «Троеморья» переместится в Таллин или Берлин. То есть Варшава лишится последнего аргумента в свою пользу — «великого партнерства» с США.

Государственный секретарь США Майк Помпео и  министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак
Государственный секретарь США Майк Помпео и министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак
U.S. Department of State

Правящему лагерю нужно срочно найти какое-то решение, которое подчеркнет геополитическую нужность Польши в глазах ЕС. Методом исключения таким остается только кардинальное налаживание отношений с Россией. Сделать это PiS будет сложно, но что ей терять? «Право и Справедливость» и ее лидера Ярослава Качиньского оппоненты и так обвиняют в следовании «российским стратегиям». Между тем в случае дрейфа на Восток и выстраивания совместной с Москвой работы на постсоветском пространстве Варшава покажет, что у нее есть альтернативы, и это придаст ей больше аргументов в выстраивании политического курса на европейском и американском направлениях.