По мере того как проступают четче контуры будущей администрации США, которую с большой долей вероятности возглавит Джо Байден, становится очевидно, что она может пойти в отношении «агрессивного Китая» по стопам администрации бывшего президента-демократа Барака Обамы, то есть проявлять неуместную сдержанность. Это было бы большой ошибкой, считает эксперт по вопросам обороны Австралийского института стратегической политики Чарли Лайонс Джонс в статье, вышедшей 24 ноября в The Strategist.

«Когда Джо Байден произнес свою первую речь в качестве избранного президента Соединенных Штатов, он заявил, что пришедшая в себя Америка «будет руководить не примером своей силы, но силой нашего примера». Для граждан США, которые считали, что выходки Дональда Трампа опозорили саму должность президента, обещание Байдена восстановить моральное лидерство Вашингтона принесло бы большое облегчение, вызвав удобные образы американской исключительности», — отметил эксперт.
«Но эти самые образы моралистических и сдержанных Соединенных Штатов, хотя и приветствуются внутри страны и, возможно, в Европе, не помогут Индо-Тихоокеанскому региону справиться с проблемами, создаваемыми все более агрессивной Китайской Народной Республикой», — добавил он.

Читайте также: Foreign Policy: Американская исключительность убивает граждан США

Это политически разномастный регион, правительство стран которого в общем и целом желают сохранить свой суверенитет и избежать попадания в орбиту Пекина. Для этого необходимы заинтересованные и готовые к взаимодействию США, которые могут выступать в качестве преграды для «китайского военного экспансионизма».

При всех его недостатках Трамп понимал, что такое сила. По словам Билахари Каусикана, бывшего постоянного секретаря министерства иностранных дел Сингапура, Обама не стал карать сирийского президента Башара Асада за «вопиющее применение химического оружия против собственного народа», то действующий глава Белого дома нанес удар по Сирии во время ужина с председателем КНР Си Цзиньпином. Каусикан подчеркнул, что тот шаг «во многом показал, что американская мощь никуда не исчезла».

Безусловно, у Байдена еще не было возможности поддержать свою риторику конкретными действиями, чтобы продемонстрировать американскую мощь. Так, в его предвыборном штабе придерживаются довольно жестких антикитайских позиций, тогда как предполагаемый кандидат Байдена на пост главы Пентагона Мишель Флурной выступает за укрепление американских вооруженных сил с тем, чтобы они «могли потопить все китайские военные корабли, подводные лодки и торговые суда в Южно-Китайском море в течение трех суток». Сам же Байден назвал китайского лидера «головорезом».

"Это многообещающие риторические сигналы о том, что администрация Байдена не будет с такой же неохотой, как администрация Обамы противиться китайской агрессии», — указал Джонс.
«Тем не менее, действия команды Байдена после выборов позволяют предположить, что дела новой администрации могут пойти вразрез с ее словами», — продолжил он.

Прежде всего Байден явным образом не хотел следовать примеру администрации Трампа, который принял поздравление с победой со стороны лидера Тайваня Цай Инвэнь. В случае же с Байденом все ограничилось беседой посланника Тайбея в Вашингтоне Бихим Сяо и внешнеполитическим советником избранного президента Энтони Блинкеным, которому пророчат пост главы Государственного департамента США.

Помимо риторики, на мягкий курс Байдена в отношении КНР указывает и то, кого он выбрал на ключевые должности в своем внешнеполитическом аппарате — так называемые сторонники «реставрации» и «реформации», как из назвал эксперт по международным отношениям Томас Райт. Первые с восхищением вспоминают избирательность, с которой Обама применял военную силу, а также верят в способность Америки как великой державы преодолевать встающие перед ними вызовы. Вторые, напротив, считают, что Вашингтон должен играть более активную роль в мире, защищая свои экономические интересы и сотрудничая с другими странами, особенно демократическими для того, чтобы обогнать такие усиливающиеся, как Китай.

«Между реставраторами и реформаторами находится Энтони Блинкен, который был объявлен кандидатом Байдена на пост госсекретаря. Блинкен, похоже, развил более сильный аппетит к конкуренции, чем другие деятели эпохи Обамы, но хочет работать с Пекином, чтобы эта динамика конкуренции не переросла в конфронтацию. Задача Блинкена будет заключаться в том, чтобы найти правильный баланс и гарантировать, что администрация Байдена не вернется к прежнему курсу американской дипломатии, в рамках которой предпочтение отдается сотрудничеству с Китаем, а не конкуренции», — обращает внимание австралийский эксперт.

Читайте также: Назван возможный кандидат на пост госсекретаря США в администрации Байдена

Наконец, сколь бы важным ни была внешняя политика, основное внимание Белого дома, скорее всего, будет занимать внутриполитические проблемы. В этом отношении показательным кажется выбор Байденом Джейка Салливана на пост советника по вопросам национальной безопасности. Он неоднократно указывал на то, что целью внешней политики США должно стать как раз преодоление внутренних вызовов, поэтому можно ожидать, что при Салливане внешнеполитические решения Байдена будут в фарватере внутриполитических приоритетов США.

«Джо Байден может оказаться президентом, придерживающимся жесткого подхода к Китаю, в основании которого находится эффективная и конкурентоспособная стратегия. Однако предварительный взгляд на переходную команду Байдена показывает, что его администрация похожа на администрацию Барака Обамы — состоит из людей, которые не склонны к риску и озабочены внутренними проблемами. Для американцев, которые хотят увидеть исцеление разделенной (и больной) нации, это может быть именно то, что прописал врач. Но для стран Индо-Тихоокеанского региона, которые живут в тени все более агрессивного Пекина, возрождение чрезмерно осторожного подхода администрации Обамы было бы плохим результатом», — подчеркнул Джонс.

«Америка не может просто руководить своим примером. Ей также нужно руководить примером своей силы», — заключил он.