Генпрокуратура и МИД РФ могут отчасти стать сопричастными к информационной политике. Депутаты Госдумы Александр Хинштейн, Сергей Боярский, Максим Кудрявцев, Марина Мукабенова, Антон Горелкин, Александр Ющенко и сенатор Алексей Пушков внесли в Госдуму законопроект об ответных санкциях в отношении иностранных интернет-платформ за цензуру российских СМИ.

Генеральная прокуратура России
Генеральная прокуратура России
Globallookpress

Напомним, что в начале ноября президент РФ Владимир Путин подписал очередной закон, направленный на реализацию новых конституционных положений. Этим законом вводится новый порядок назначения генпрокурора РФ и его заместителей, помимо схемы назначения на должности генпрокурора, его заместителей, прокуроров субъектов РФ, прокуроров военных и других специализированных прокуратур, приравненных к прокурорам субъектов РФ, предусматривающей процедуру консультаций с Советом Федерации, а также освобождения от должности, которое будет осуществляться президентом РФ. Наряду с этим в законе также предусмотрено, что прокуратура является единой федеральной централизованной системой органов, осуществляющих надзор за соблюдением конституции и исполнением законов, надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, уголовное преследование в соответствии со своими полномочиями.

Вероятно, поэтому инициаторы законопроекта, предполагающего блокировку иностранных интернет-платформ за цензуру российских СМИ, предлагают ввести статус владельца информационного ресурса, причастного к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации. Этот статус, как говорится в документе, владельцу интернет-ресурса, «допускающего в том числе дискриминацию в отношении материалов российских средств массовой информации», может присвоить генпрокурор по согласованию с МИД РФ. Из пояснительной записки к законопроекту следует, что «такое решение может быть также принято в случае, если на интернет-ресурсе ограничен доступ к общественно важной информации по признаку национальности, языка или в связи с введением санкций в отношении России или ее граждан». Хотя в целом законопроект предполагает более широкую трактовку нарушений, в принципе позволяющую блокировать ресурсы, ограничивающие доступ к российским СМИ, в случае если нарушитель не предпримет действий по открытию доступа к информации.

МИД России
МИД России
Дарья Антонова (c) ИА REGNUM

Механизм, описанный в законопроекте, по большому счету не предусматривает наделение Генпрокуратуры какой-то особой ролью, которая могла бы сказаться в целом на информационной политике страны. Он всего лишь предполагает, что Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, как федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, будет вести перечень владельцев информационных ресурсов, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан страны, гарантирующих в том числе свободу массовой информации. Эта же служба будет определять порядок ведения перечня, включения в него и исключения из него информации, а также состав содержащейся в нем информации, размещая список в открытом доступе на своем официальном портале. Однако основанием для внесения информации в перечень будет являться решение о признании владельца информационного ресурса причастным к нарушениям, которое будет приниматься Генеральным прокурором РФ или его заместителями по согласованию с МИД РФ. О таком решении силовики обязаны будут незамедлительно оповестить профильную надзорную службу, которая, в свою очередь, должна будет внести нарушителя в перечень в течение суток. И только после этого надзорная служба может направить владельцу информационного ресурса предупреждение о необходимости прекращения нарушения.

Примерно такая же процедура, но, условно говоря, предусматривающая обратные действия, применяется в случае, если нарушитель устранил нарушения. Тогда информация о владельце удаляется из перечня. Как говорится, «масло масляное получилось». Видимо, именно таким образом инициаторы законопроекта видят участие Генпрокуратуры в отведенной ей роли новым законом, предусматривающим, что ведомство — это единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих надзор за соблюдением конституции и исполнением законов и т. п.

О систематичности нарушений владельцами ресурсов и предусматриваемой в этом случае бессрочной блокировке речи в законопроекте не ведется. Как и не ведется речи о том, что должен существовать какой-то перечень, в котором будет вестись постоянный учет всех порталов, когда-либо причастных к подобным нарушениям. Хотя, думается, российские СМИ, конечно, будут следить за хронологией событий. Не сами же по себе такие платформы обрели стремительную популярность. Их в том числе раскручивали СМИ, желая или не желая того.

Twitter
Twitter
Esther Vargas

Надо сказать, что санкции со стороны России по отношению к иностранным платформам, живущим по своим собственным правилам, к слову, порою демонстрирующим откровенные фейки, способные напугать и сбить с толку даже видавших виды, заставляют себя долго ждать. Но и свежим законопроектом вряд ли кого напугать, разве что время для принятия решения о блокировке может увеличиться.

При этом только с апреля 2020 года уполномоченные органы Российской Федерации фиксируют поступление жалоб от редакций средств массовой информации о фактах цензурирования их аккаунтов со стороны иностранных интернет-площадок — Twitter, Facebook и Youtube. Цензуре подверглись такие средства массовой информации, как Russia Today, РИА Новости, Крым 24. Всего зафиксировано порядка 20 фактов дискриминации. Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, именно этими фактами и обуславливается актуальность принятия закона, который, к слову, соответствует положениям Договора о Евразийском экономическом союзе, а также положениям иных международных договоров Российской Федерации.