Своей чрезвычайно успешной (в краткосрочном плане) политикой турецкому президенту Реджепу Эрдогану удалось стать яблоком раздора между США и Россией. Он сумел обратиться к российскому направлению своей внешней политики, не порывая с Соединенными Штатами, оставив открытым окно для пересмотра условий переговоров. Самой России при этом нужен Эрдоган как рычаг для демонтажа западного альянса и НАТО. Соединенным Штатам нужна Турция как рычаг для сдерживания российского влияния в Восточном Средиземноморье. Двигаясь по двум доскам, Эрдоган временно обретает иммунитет к обеим.

Реджеп Эрдоган и Владимир Путин
Реджеп Эрдоган и Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Проблема турецкого президента в том, что у этой политики есть ограниченный срок действия. В какой-то момент Владимир Путин захочет извлечь выгоду из российско-турецкого альянса, вынудив Эрдогана сделать следующий шаг, то есть надолго разорвать связи с США. И наоборот, Соединенные Штаты будут приветствовать Турцию с распростертыми объятиями на Западе только в том случае, если в то же время она вернется к своей традиционной антироссийской роли.

Встреча министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с госсекретарем США Майком Помпео. Вашингтон
Встреча министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу с госсекретарем США Майком Помпео. Вашингтон
U.S. Department of State

Следовательно, роль «умного нейтралитета» для Турции Эрдогана подходит к концу.

Но есть второй, более неблагоприятный для Турции сценарий: сближение США и России в контексте насильственного столкновения культур, подобного конфликту во Франции. В таком случае не только не уменьшится значение Турции как рычага против них, но и заявленное намерение Эрдогана сыграть роль халифа своих вездесущих соотечественников приведет его к расколу со всем западным миром.

Третий сценарий, безусловно, является наихудшим для Турции. Он предполагает попадание в ловушку обманчивой иллюзии власти. Ощущение неприкосновенности, которым, по его мнению, он наслаждается, одновременно соблазняя и США, и Россию, плюс пьянящая идея возрождения неоосманского интервенционизма от Ливии до Кавказа могут подтолкнуть Турцию выйти за область намеченных действий. Например, втянуться в вооруженное противостояние с Грецией, Египтом или Арменией. Впрочем, Эрдоган старательно избегал этого до сегодняшнего дня и, вероятно, избежит этого в ближайшем будущем.

Корабль турецких ВМС в Средиземном море
Корабль турецких ВМС в Средиземном море
Naval Forces Europe

Но если Эрдоган считает, что пришла пора противостоять истории и попытаться пересмотреть Севрский или Лозаннский договор с помощью оружия, он увидит конец своих планов. Международная система от Атлантики до Урала обернется против него и подавит все попытки нарушить глобальный баланс.