Если оставить в стороне необоснованные сомнения действующего американского президента Дональда Трампа в легитимности прошедших в стране выборов, можно смело утверждать, что избранный президент Джо Байден намерен встать на курс корректировки как во внутренней, так и внешней политике США. На международной арене от него можно ожидать того, что он будет выступать в качестве многостороннего и либерального реалиста при продвижении глобальной роли Америки, пишет профессор социологии Университета Западной Австралии Амин Сайкал в статье, вышедшей 17 ноября в The Strategist.

Джо Байден
Джо Байден
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одним из ключевых направлений работы новой администрации станет Ближний Восток. В отличие от Трампа, Байден, скорее всего, в решении проблем этого неспокойного региона пойдет по стопам своего предшественника-демократа Барака Обамы. Есть четыре области, в которых он мог бы попытаться изменить ситуацию.

Первое — это историческое ядерное соглашение с Ираном, заключенное в июле 2015 года и ставшее известным как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Давний критик этой сделки, Трамп отказался от неё в мае 2018 года. Он обрушился на иранский исламский режим с яростной критикой, назвав его агрессивным и дестабилизирующим фактором в регионе и за его пределами и развернув политику максимального давления. Его цель состояла в том, чтобы заставить «непослушный» Тегеран пересмотреть СВПД и сократить свой ракетный потенциал и региональное влияние, что также понравилось бы главным соперникам Ирана в регионе и любимым союзникам Трампа и США Израилю и Саудовской Аравии.

Барак Обама приветствует членов королевской семьи Саудовской Аравии
Барак Обама приветствует членов королевской семьи Саудовской Аравии
En.wikipedia.org

Трамп проигнорировал тот факт, что СВПД был многосторонним соглашением. Другие подписавшие его страны — Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай — выступили против его мер и продолжали выполнять взятые на себя в рамках соглашения обязательства, имеющие важное значение для международной безопасности, что привело к серьезному расколу в трансатлантическом альянсе. Подход Трампа успехом не увенчался: иранский режим сопротивлялся давлению Вашингтона и пережил его, хотя иранскому обществу и был нанес тяжелый урон.

Байден отмечал, что он вернет США в число стран, подписавших СВПД, и обратится к Ирану, как это сделал Обама, и добьется успеха соглашения и, таким образом, также устранит одно из препятствий в отношениях Америки с ее традиционными европейскими союзниками. Новый глава Белого дома также столкнется внутри страны с сильной оппозицией со стороны Республиканской партии, в которой доминирует Трамп, а также со стороны Израиля и арабских государств региона, возглавляемых Саудовской Аравией. Но он должен иметь возможность отвергнуть их возражения, как это сделал Обама.

Благодаря определенному сближению с Ираном Байден смог бы сосредоточиться на более крупных внешнеполитических вопросах, таких как отношения с Китаем, который является развивающейся конкурирующей сверхдержавой, и Россией, которая становится все более агрессивной державой.

Второй областью, в которой Байден смог бы исправить сложившуюся ситуацию, является израильско-палестинский конфликт. Трамп пошел на беспрецедентную дружбу с Израилем ценой борьбы палестинцев за свободу и независимость. Байден, вероятно, будет придерживаться подхода Обамы. Он ясно дал понять, что будет соблюдать международное право и резолюции Организации Объединенных Наций, не признавая израильские поселения на оккупированных территориях законными, выступая против любой аннексии Западного берега и поддерживая решение о создании двух государств как лучший вариант для политического урегулирования конфликта.

Палестинская демонстрация против сноса деревни Суся
Палестинская демонстрация против сноса деревни Суся

Учитывая двухпартийную поддержку Израиля в Конгрессе США, Байден вряд ли сможет отменить некоторые меры Трампа, такие как перевод американского посольства в Иерусалим. Но у него были бы хорошие возможности для возобновления мирных переговоров для урегулирования конфликта дипломатическим путем.

Третья область — отношения Америки с Саудовской Аравией. Трамп относился к богатому нефтью королевству с большим пиететом, высоко ценя покупку Эр-Риядом американского оружия. Он установил очень тесные отношения со скандальным наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммадом бин Салманом и решительно поддерживал военные операции возглавляемой Саудовской Аравией арабской коалиции в Йемене. Он отмел озабоченность Конгресса и выводы ООН о причастности наследного принца к зверскому убийству саудовского диссидента и обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги в Стамбуле в октябре 2018 года. Он приложил невероятные усилия, чтобы защитить бин Салмана. Более того, Саудовская Аравия стала центральным звеном в его плане создания антииранского арабо-израильского фронта.

Трамп не выказал никакого неудовольствия в связи с тем, что авиаудары, наносимые Саудовской Аравией по народу Йемена, стали причиной огромных человеческих жертв и разрушений. В отличие от Обамы, который прекратил поддержку таких ударов США в последний год своего пребывания у власти, Трамп обеспечил Эр-Рияду материально-техническую поддержку.

Байден и его демократическое окружение настроены иначе взглянуть на Саудовскую Аравию. Не отказываясь от сотрудничества с королевством полностью, новая администрация США попытается рационализировать отношения с ним, насколько это возможно. Такой шаг будет включать в себя отказ от безусловной поддержки Вашингтоном наследного принца как по политическим, так и по моральным причинам, а также сокращение поддержки операций в Йемене.

Войска Саудовской Аравии перед вторжением в Йемен
Войска Саудовской Аравии перед вторжением в Йемен
Konfrontasi.com

Четвертая область — это господство авторитаризма на Ближнем Востоке, от арабских монархий в Персидском заливе до Египта в Северной Африке. Все они союзники США. Будучи авторитарным популистом, Трамп испытывал восхищение автократическими правителями. Напротив, у Байдена будет возможность подчеркнуть необходимость антиавторитарных реформ во всем регионе. Это не означает, что он сделает демократизацию центральным элементом своей внешней политики, как без особых успехов это пытался сделать его предшественник-республиканец Джордж Буш — младший. Он, скорее всего, будет выступать против нелиберальных сил в отношениях своей администрации с автократиями.

Ближний Восток не оправдал ожиданий США как традиционно доминирующей державы в регионе в прошлом. Однако негегемонистский подход Байдена имеет больше шансов внести свой вклад в региональную стабильность, чем политика Трампа «разделяй и властвуй» внутри страны и за рубежом, которая лишила регион всякой возможности для конструктивного регионального сотрудничества. Конечно, все это будет зависеть от того, к чему приведет отказ Трампа признать поражение на выборах и насколько успешным будет Байден в решении внутренних проблем, особенно если он столкнется с республиканским большинством в Сенате.