Комментируя очевидный провал общенациональной забастовки в Белоруссии по ультиматуму Тихановской, многие СМИ замечают, что основным очагом протестного движения стала студенческая среда. Молодёжь всегда и везде является пассионарным и бунтарским слоем, и потому все революционные движения в поисках социальной базы обращаются к студентам. Университеты становятся рассадниками крамолы и инакомыслия, в их среду проецируется структура конфликта поколений и классов, существующая в обществе.

Протестующие на площади Независимости около Дома правительства в Минске
Протестующие на площади Независимости около Дома правительства в Минске
© ИА REGNUM

Не случайно на Западе основные усилия правящего класса направлены на разложение студенчества как класса. Секс, наркотики и рок-н-ролл как социальная анестезия против политизации молодёжи оказались надёжным средством. Образование стало элитарным, в массы поступает ширпотреб, формирующий мозаичное несистемное мышление и лишающее всякого мировоззрения, ибо мировоззрение — это система, а системность как раз и есть главный враг господства крупного капитала, что отметил даже Греф.

Но Белоруссия существует в идейно-политическом «межсезонье». Там уже нет социализма и ещё нет капитализма. Поэтому со студентами системно не работают никакие силы, они не затронуты ни индоктринированием, как в СССР, ни атакой Нью Эйдж, как в США. Постепенно власти Белоруссии начали внедрять национализм, но бюрократические методы и презрение к бюрократии привели к росту популярности прозападной сети, выращенной Лукашенко в виде собственного ресурса.

В итоге белорусское студенчество — это новое непоротое поколение, не обработанное ни тоталитарной либеральной догматикой, ни истматом с диаматом. То, что происходит в Белоруссии и в особенности в её студенческой среде, есть реакция общества на запоздавшую модернизацию, понимаемую не как вестернизация, а как демонтаж застывшей социальной иерархии, где нет места социальной динамике и новым шансам для молодых. Лукашенко стал символом всего отжившего и враждебного, мешающего жить, но цепляющегося посиневшими пальцами за власть.

Протестующие на площади Независимости около Дома правительства в Минске
Протестующие на площади Независимости около Дома правительства в Минске
© ИА REGNUM

В пассивных и инертных европейских буржуазных обществах, мещанских до мозга костей и корней волос, бунт студентов вполне себе повод для отставки президента. Это трактуется как демократия, а в реальности это проявление слабости и рыхлости политической системы. Если активность одного, далеко не ключевого сословия, способна эмоционально заразить обывателей и привести к неадекватным последствиям, то с системой не всё в порядке.

За пределами ЕС студенческие бунты попадают в другую социальную среду. В ней люди более критичны и прагматичны, они с большим трудом устраиваются в жизни, дорожат стабильностью и не спешат начать гражданскую войну до самого последнего момента. В этом главная проблема всех горланов-главарей, раскачивающих революции на пространстве Евразии.

Чтобы бунт студентов затянул их родителей и соседей, власти надо очень постараться наделать как можно больше самых глупых ошибок. Именно это удалось сделать Лукашенко в его непосильной борьбе за пожизненную и наследственную, по сути, неограниченную монархическую власть в республике. С точки зрения пиара имидж Лукашенко подорван безнадёжно, антирейтинг побил все немыслимые рекорды, и даже среднесрочных перспектив на понимание и даже равнодушие народа уже нет.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко
Президент Белоруссии Александр Лукашенко
President.gov.by

В противостоянии Лукашенко и народа студенты играют роль детонатора, подрываемого одновременно Лукашенко и оппозицией. Недовольны все, но организация есть только у националистического прозападного крыла, так как все прочие крылья Лукашенко старательно обрезал все годы своего правления. Смогут ли студенты если не добиться отставки Лукашенко, то хотя бы запустить процессы эрозии его окружения?

Сейчас в борьбе студентов и Лукашенко наступило равновесие. Ни одна сторона не может победить другую. Но такой пат влечёт понимание ближайшего окружения Лукашенко всей бесперспективности его длительной поддержки. Время конфликта, в котором Лукашенко борется со студентами и давит всех им сочувствующих, превращает его в очень токсичную фигуру для своей свиты. Студенты — это мальчик, кричащий, что король голый. Нового платья у белорусского короля нет, и сшить ему его не из чего.

Проблема Лукашенко в том, что уничтожить физически всех недовольных он не может, а будучи задавленными, они консолидируются и отомстят. Это лишь вопрос времени, который называется «отсроченная смерть», хорошо если только политическая. От Марии Антуанетты и Николая II до Муссолини, Чаушеску и Саддама Хусейна ничего не изменилось и в наше время. Не всем удаётся добежать до Ростова даже с помощью российской логистики. Даже если очень захочется.

 Голый король
Голый король
Антон Привальский © ИА Красная Весна

Пока Лукашенко воюет со студентами, у него, как торфяной пожар на болоте, загорается под ногами тот тут, то там. Это даёт ему повод оправдывать перед Россией отсрочку конституционной реформы — будучи проведённой наскоро и под давлением улицы, она приведёт к победе прозападных ставленников. Сам Лукашенко хочет снять остроту процесса и затянуть реформу на насколько лет, выхолостив по ходу её содержание до отмены трансфера в принципе.

В реальности это приводит к утрате актуальности идеи конституционной реформы как средства легитимного и несилового трансфера. Останется только силовой снос всей власти, что будет сделано при помощи заговора и путча, когда для него наступит «психологический момент». То, что выглядело невозможным вчера, уже возможно сегодня и неизбежно завтра.

Россия потенциалом давления на Лукашенко не обладает, а разгромив улицу, Лукашенко теряет все угрозы и стимулы для движения к реформе. Придя к очередному тупику с Россией и застыв в позиции ненавидимого народом узурпатора, которого нет сил сбросить, Лукашенко теряет опору в ближайшем окружении, которое бросится в мародёрство накануне «большого шухера». Монолитность элиты, иллюзорная уже сейчас, пойдёт трещинами и начнёт распадаться. Попытки ротации лишь ускорят бегство крыс с корабля, где капитана волокут на рею.

Студенты не смогут победить Лукашенко, но и Лукашенко не сможет победить студентов. Проиграв будущее поколение безвозвратно, Лукашенко попадает в атмосферу растущего вакуума, где он с горсткой придворных олигархов делит нефтяные активы в надежде сохранить их на чёрный день, приближение которого он с каждым днём чувствует всё яснее.

Именно этот вакуум победит Лукашенко, поймав его в ловушку власти, которая его и погубит. Стремление Лукашенко опять манипулировать всеми вокруг себя и никогда не выполнять никаких договорённостей обнуляет идею конституционной реформы как способа выхода из кризиса. Когда в феврале или марте это станет совершенно очевидным, других сценариев для Белоруссии не останется.