«Обстановка на границе Союзного государства со странами НАТО остается неспокойной», — заявил 27 октября 2020 года министр обороны России Шойгу. Чем тут же вызывал у паникеров истерику про очередной успех ЦРУ.

ЦРУ
ЦРУ
Иван Шилов © ИА REGNUM

В последнее время, особенно в связи с последствиями президентских выборов в Белоруссии и боевыми действиями в Карабахе, у комментаторов стало популярным вспоминать прошлогодний доклад американской аналитической корпорации RAND под названием «Extending Russia: Competing from Advantageous Ground».

В нем эксперты обосновывают вывод о расширении Россией границ контролируемого геополитического пространства. Тем самым возвращая времена конкуренции великих держав и заставляя задуматься о стратегии противодействия российской экспансии. Вариантов которой существует всего два: военный и диверсионный.

Так как прямая традиционная война с современной технологически развитой и решительно настроенной державой гарантированно ведет к быстрому выходу на фатальный обмен стратегическими ядерными ударами, этот путь для США признается неприемлемым. Что делает единственно возможной стратегию организации по периметру российских границ максимально большого количества местных конфликтов, требующих вмешательства Москвы, но дающего ей ясности по выбору стороны и сильно ограничивающей по оперативным возможностям.

Эта хитрая схема предполагает достижение шести тактических целей: предоставление Украине летальных вооружений; активизация поддержки «повстанцев» в Сирии; организация смены режима в Белоруссии; использование потенциала по созданию напряженности на Южном Кавказе; снижение уровня российского присутствия и влияния в Центральной Азии; прекращение присутствия России в Молдавии.

Авиагруппа ВКС РФ на аэродроме «Хмеймим» в Сирии
Авиагруппа ВКС РФ на аэродроме «Хмеймим» в Сирии
Минобороны России

По мнению комментаторов, пять, из этих шести, ударов по России уже нанесены. Украина получает вожделенные «Джавелины». В Киргизии случился «майдан», хоть формально уже третий за прошедшие полтора десятка лет, но при этом ставший неожиданным для многих экспертов.

В Белоруссии продолжаются протесты. И хотя Лукашенко демонстрирует прочность своей властной вертикали, вступление страны в НАТО он уже публично допустил. А в анонимных телеграмм-каналах даже появились слухи о том, что «последний диктатор Европы» начал допускать и прекращение своей политической карьеры. Ничем реально не подкрепленные, но не стоит забывать, что раньше ничего подобного не наблюдалось. Между Арменией и Азербайджаном вспыхнули бои за Нагорный Карабах.

Словом, остается дождаться назначенных на 1 ноября выборов в Кишиневе, победят на которых, судя по всему, силы откровенно прозападной ориентации, и можно будет с уверенностью констатировать полный успех «плана ЦРУ». Заключающегося в перенапряжении российских сил, уверенно ведущего к геополитическому параличу Москвы. Далее ведущему к снижению ее влияния на международной арене. Со всеми вытекающими сетованиями про сохранение нерушимости американской мировой гегемонии и беспомощности российского руководства.

Однако так ли это на самом деле? Происходящее действительно является успешной стратегической операцией спецслужб Соединенных Штатов или имеет место банальная подгонка фактов под заранее выбранную теорию?

Протесты в Минске
Протесты в Минске
© ИА REGNUM

Если говорить о стратегическом уровне, то аналитики RAND ничего нового не придумали. Изолировать от мира через разжигание нестабильности, в идеале — вплоть до войн местного характера, предполагалось еще против СССР. Стратегия получила наименование «план Анаконда».

Что целевая страна сегодня имеет другое название, сути дела не меняет. Различается лишь география. В те времена все упомянутые «в шести ударах» территории прочно находились внутри границ российского контроля. Потому «душить Москву» предполагалось через дестабилизацию Афганистана и Ближнего Востока, входящих в зону геополитических интересов Советского Союза, но не контролируемых Москвой прочно. Теперь куда проще поджигать полосу постсоветских государственных обломков, оставшихся после распада Советской Империи.

Таким образом, никакой глобальной стратегической операции ЦРУ нет. Есть лишь попытка использовать в собственных целях того, что, так сказать, «само идет в руки». В конце концов, если постсоветские лимитрофы столь иррационально желают «уйти на Запад» и «войти в европейскую семью цивилизованных народов», то почему бы не «дать им маузер» в стиле одного известного «турецкоподданного»?

И вот это действительно проблема. Самым непосредственным образом касающаяся России. Во-первых, потому что лимитрофы — действительно сопредельные нам государства. Однако важнее, во-вторых: они входят в зону геополитических интересов ведущих центров силы и, фигурально выражаясь, являются своего рода гирьками на глобальных весах международной политики. Где тот же Крым не просто спорный с Украиной полуостров, а является ключом к сохранению контроля над Черным морем, а через него — обеспечивает влияние на Средиземное, Северную Африку и Ближний Восток с Персидским заливом.

Когда эксперты RAND в своем докладе говорят о перегрузке российских внешнеполитических возможностей, они имеют в виду совсем не то, что себе представляют критики российской политики. Скорее даже прямо обратное.

Боец Армии обороны Арцаха
Боец Армии обороны Арцаха
Mil.am

В 90-е и начале нулевых, российская правящая элита подспудно продолжала считать все советское пространство как бы продолжением СССР, только под другим названием, но с прежними ценностями и ориентирами. Это формировало тогда не только странные взгляды на мир, но и служило мотивом к не менее непоследовательным поступкам.

Как, например, с тем же ОДКБ, на момент создания считавшимся современной реинкарнацией ОВД, в качестве противовеса НАТО. Новое образование свою задачу не исполняло, однако создавало видимость успешности сохранения «дружбы народов», в которой любые разногласия предпочиталось списывать на мелкие сиюминутные локальные частности, на главное не влияющие.

В этом и заключалась слабость. Вне зависимости от уровня публичного дружелюбия на практике абсолютно все лимитрофы мечтали от Москвы отдалиться как можно сильнее. В двух видах: или, как Прибалтика с Украиной, сразу полностью «на Запад» (в ЕС, в НАТО, куда угодно, лишь бы «в цивилизованную семью развитых народов»), или как Белоруссия, Армения и республики Средней Азии — с сохранением многовекторной «незалежности».

Дальше просто. Примерно до 2010−2012 годов в постсоветском пространстве сохранялось опасное заблуждение, что все оно не просто входит в зону российских геополитических интересов, а является как бы неразрывной частью России, которую она обязана любой ценой защищать, кормить и содержать.

На этом основывалась как игра местных правящих элит — «дай еще денег, а то уйдем дружить с Западом, и ты будешь плакать, нас потерявши», так и стратегия США, нацеленная на отрыв бывших советских республик от России. Мол, смотрите, Америка все еще в силе продолжать дальнейший раскол «Русского мира», противопоставить которому Москва по-прежнему не может ничего. Со всеми вытекающими заверениями, что это доказывает неоспоримость американского доминирования.

В действительности же Кремль постепенно пришел к переоценке ситуации. Нет, от конфигурации границ зоны глобального влияния Россия не отказалась. Но над составом своих интересов там серьезно задумалась.

Донецк. Район автостанции «Мотель», последствия обстрела реактивными системами залпового огня «Ураган» ВСУ. 3 февраля 2017 года
Донецк. Район автостанции «Мотель», последствия обстрела реактивными системами залпового огня «Ураган» ВСУ. 3 февраля 2017 года
© ИА REGNUM

Взять ту же Украину. Если в 2014 изрядная часть общества от власти требовала чуть ли не немедленного танкового броска к Днепру и высадки десантников в Киеве, мол, иначе «все пропало», то сегодня подход изменился. Нам «такая» Украина зачем? Перевоспитывать тридцатимиллионный народ зачем?

Все нам действительно нужное, в виде заводов, технологий, специалистов мы и без оккупации получить в состоянии. Собственно, уже получили. Всем нормальным, наши ценности разделяющим, мы упростили возможность перебраться к нам и у нас на постоянное местожительства осесть. Остальное нам выгоднее восполнить через импортозамещение. А оставшиеся соседи могут и дальше жить так, как им заблагорассудится. Но уже строго за собственный счет. Как смогут. И как у них выйдет. Даже если выйдет плохо. Для них плохо.

Абсолютно аналогично складывается обстановка на всех остальных направлениях, от Средней Азии до Кавказа и даже Белоруссии. В сущности, там просто еще не закончился процесс геополитической стабилизации последствий прошлого варианта глобального противостояния систем. Еще эпохи Холодной войны.

Что еще важнее, руководство и изрядная часть населения лимитрофов продолжают оставаться в представлениях мира, которого больше нет. Они все еще думают, что Запад побеждает и расширяется. Что он спит и видит, как бы присоединить Грузию с Арменией к Евросоюзу и НАТО, как интегрировать в ЕС даже Среднюю Азию. А он, увы, уже давно свой бег на Восток остановил.

Закончились силы, ресурсы и смыслы. Считалось, что присоединение бывших советских стран приведет к усилению промышленной и финансовой мощи Европейского союза. О том, что неофиты в действительности желают лишь сменить поставщика халявы, в Брюсселе поначалу как-то не задумывались. Оттого пребывают по сей день в неприятном изумлении. Уже в две программы «Кохезии» прорву денег ухнули, а на восточных землях Большой Европы все никак не наедятся и не начинают трудиться «как немцы».

В общем, процессы глобальной экспансии остановились. Европа больше не желает расширяться. США так вообще ролью гегемона уже откровенно и публично тяготятся. Не по Сеньке оказалась шапка. Китай, как выяснилось, подгребать весь мир под себя тоже не торопится. Они не дураки, они как раз очень прагматичные ребята. Им все эти местные проблемы и хотелки без надобности.

Тем самым постсоветское пространство оказалось в гигантской полосе отчуждения. Объективно не интересующей никого из сторон. Разве что у турок появились некоторые виды на Кавказ и Среднюю Азию. Впрочем, серьезно превосходящие их ресурсные возможности по восстановлению неоосманской империи.

Протесты в Бишкеке. Октябрь 2020 года
Протесты в Бишкеке. Октябрь 2020 года
Цитата из видео на YouTube

У Москвы сложилось нормальное понимание того, что бежать, роняя тапки, торопливо забирать все это «под свою руку» никакого смысла не имеет. Ситуация должна дозреть. У ВСУ появятся американские «дротики»? И что с того? Вообще-то их поставки на Украину начаты с конца 2017 года. И это никак не повлияло на положение в Донбассе. Армения потеряет Карабах? А Россия тут каким боком? Армяне станут ее еще меньше любить? И что с того? Можно подумать раньше они без дружбы с нами буквально жить не могли.

Положение скорее прямо обратное. Накопившиеся авгиевы конюшни местных представлений стиля «куда угодно, кроме России» требуется разгрести. Но не за российские деньги и не российскими усилиями. Наоборот, необходимо не только дать местным элитам возможность реализовать угрозы «уйти в стан противников РФ», но и спокойно смотреть на последствия такого шага для них.

Что, собственно, сейчас и происходит. И результат нашим оппонентам очень не нравится. То, что в докладе RAND называется российской геополитической экспансией, в действительности является ускорением деградации западного вектора у лимитрофов.

В той же Армении осознание того факта, что никто не собирается бежать их спасать, что надо восстанавливать адекватность в желаниях, запросах и поведении, сегодня стало происходить само. А не под действием «обмана российской пропаганды». В результате будущее соросовского воспитанника Пашиняна сегодня под большим вопросом — во весь рост стоит вопрос о его отстранении от власти военными.

Если все так и дальше пойдет, то однажды лимитрофы могут прийти «к неправильным выводам». Именно поэтому Запад так заинтересован в том, чтобы спровоцировать срабатывание «хватательного рефлекса» у России. Чтобы на эмоциях и без раздумий она влезла в максимально большое количество местных конфликтов. Да еще желательно не на той стороне и без хотя бы приблизительного понимания своих целей и интересов в происходящем.

А она отказывается влазить. На украинскую войну — не явилась. На истеричные призывы Пашиняна, в режиме «аллюр, три креста» — воевать в Карабах не прибежала. На среднеазиатские пляски смотрит с откровенно академическим интересом. Спокойно смотрит, как начинают разъезжаться в стороны стулья под Лукашенко. Достаточно спокойно сидит и ждет, когда накопившийся местный хлам на окраинах Империи выгорит сам. И когда безвариантность дружбы с Россией в местных головах сложится и закрепится самостоятельно.

Российские миротворцы в Приднестровье
Российские миротворцы в Приднестровье
Mil.ru

Как пишет телеграм-канал «Русский Демиург»:

«Никто не будет спорить с тем, что сегодня ситуация на рубежах России хуже, чем 15−20 лет назад. Даже относительно стабильная Белоруссия относительно быстро «вползла» в полноценный политический кризис, какого не видывала с момента распада СССР. Эксперты в связи с происходящим говорят об ослаблении влияния России и активизации других центров силы.

Но на наш взгляд, происходящее является лишь продолжением по инерции распада СССР. Этот распад до сих пор не закончен. При том, что интересно, в имперском ядре СССР, в России, Владимиру Путину в 2000 году удалось начать процесс заморозки распада, и в целом она прошла успешно. В результате чего сегодняшняя Россия в плане экономики это принципиально другая страна, чем даже СССР на пике его могущества.

Однако на имперские окраины в полном масштабе этот процесс распада докатился только сегодня. Поэтому мы и видим полыхающую Украину, Киргизию на грани гражданской войны и распада на Север и Юг, теряющую Карабах Армению, находящуюся уже больше двух месяцев в политическом кризисе Белоруссию. Обезлюживание Прибалтики.

Это происходит не потому, что там, например, Эрдоган нарастил «османскую мощь», или Британия с приходом нового главы Ми5 начала играть по-крупному, эти факторы тоже есть, но их значимость серьезно преувеличена. На самом деле, это процесс распада СССР только сейчас докатился в полном масштабе до этих стран.

Россия двадцать лет уже возрождается на новых экономических и политических основаниях. А постсоветские лимитрофы еще находятся в волне распада. Соответственно, через 5−7 лет пойдет другой взаимный процесс. С одной стороны, рост экономической мощи России потребует расширения ее экспансии на сопредельные страны и соответствующей внешнеполитической упаковки. С другой стороны, в странах-лимитрофах появится новое поколение политической элиты, которое уже успеет увидеть опыт поколения нынешнего, заигрывающего с другими центрами, и начнет разворот в сторону союза с Россией.

Маятник, таким образом, пойдет в обратную сторону. В сторону процесса собирания земель».

Так что «шесть ударов» — это признак не победы ЦРУ, а его поражения. Пять из шести уже провели, а главной цели — втягивания России в не ее войны — достичь так и не удалось. И шестой, в Молдове, рубль за сто, тоже пойдет прахом. Нет, формально оперативники там, скорее всего, выиграют, приведя к власти «своих людей». Но геополитически такая победа ничего не изменит.