Признание российским судом массовых убийств мирных жителей СССР германскими нацистами военными преступлениями и геноцидом — это важнейшее событие в оценке причин и содержания Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, а также в деле сохранения нами памяти о том подвиге народов СССР. Этим, однако, значение данного решения не ограничивается.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Суд признал геноцидом массовое убийство жителей в Жестяной Горке

В принципе, и в Советском Союзе, и в России большинство граждан всегда понимали, о чём тогда шла речь. Победа в той войне была нужна в первую очередь не ради политических целей, но ради спасения нашей страны от уничтожения. Политические цели стали инструментом предотвращения подобного в будущем, обеспечения должных условий для восстановления и дальнейшей мирной жизни нашей страны. На поле боя решался другой вопрос — вопрос выживания, и этим Великая Отечественная война принципиально отличается от Отечественной войны 1812 года. Именно поэтому понадобилось не только закончить войну 1941—1945 годов в Берлине, но принципиально переустроить Германию и прилегающую к СССР часть Европы.

Германские нацисты и их приспешники совершили большое число военных преступлений и против военнослужащих Красной Армии, но особую ненависть у нас всегда вызывали их расправы над мирными гражданами, бомбёжки городов, сел, расстрелы колонн беженцев и санитарных поездов. Теперь всему этому, наконец, дано верное юридическое определение.

Дети в немецком концентрационном лагере. 1943
Дети в немецком концентрационном лагере. 1943

Читайте также: В России возобновляется Нюрнбергский процесс

Логичен вопрос: почему этого не было сделано раньше? Думаю, что до середины 1980-х годов причина такой позиции заключалась в существовании германского социалистического государства; в том факте, что латыши, литовцы и эстонцы, значительная часть которых в годы той войны являлась наиболее ярыми соучастниками преступлений нацистов, имели свои республики в составе СССР. Свою роль сыграло и то, что Венгрия и Румыния тоже шли тогда по социалистическому пути развития и что с союзником гитлеровской Германии Финляндией СССР хотел иметь особые отношения.

Потом, в годы перестройки и далее, против исторической правды заработали фактор антисоветизма, с одной стороны, и стремление руководства нашей страны сделать её частью «цивилизованного» западного мира, с другой. Первый из этих факторов, к сожалению, сохраняет своё влияние и сегодня, его ещё придётся преодолевать (и данное судебное решение будет этому в помощь), но морок западнизма, к счастью, уходит.

Читайте также: Историческое событие — о признании геноцидом нацистских преступлений

Речь в обсуждаемом решении суда идёт о «вновь выявленных преступлениях» периода 1942−1943 годов, но всем понятно, что и давно известные преступления нацистов на находившейся под их оккупацией части СССР тоже заслуживают такого определения. Более десяти миллионов убитых мирных граждан! Миллионы расстрелянных и замученных военнопленных! Недавно был опубликован подписанный союзником Гитлера Маннергеймом приказ «об обращении с военнопленными и поведении на захваченных территориях». Им прямо предписывается: «К восточным карелам надо относиться дружественно… Русское население брать в плен и направлять в концентрационные лагеря». Население, не пленных солдат!

Гитлер и Маннергейм в Финляндии
Гитлер и Маннергейм в Финляндии

Был ли понятен характер той войны нашим тогдашним союзникам, в первую очередь США и Великобритании, от решения которых по открытию второго фронта зависело то, насколько долго чудовищные преступления германских нацистов на советской земле будут продолжаться? Конечно, был — уже начиная с первых месяцев 1942 года, когда Красная Армия пошла на запад. Тем не менее второй фронт был открыт только в середине 1944 года!

Состоявшееся судебное решение даёт ясный ответ и на вопрос о том, чем в действительности являлся тот «крестовый поход против коммунизма-большевизма», который вызвал и поддержку, и надежды в среде «Русской православной церкви заграницей», а также в так называемом «Российском императорском доме». Было ли им известно об этих преступлениях? Вопрос, как говорится, риторический: если и не было, то только потому, что знать об этом они не хотели.

В этом же решении содержится ответ на вопрос о том, что означало бы в тот момент свержение большевистской власти, «способствовать» которому призывал 26 июня 1941 года Владимир Кириллович Романов. Но этого мало. В октябре 1943 (!) года, когда относительно целей и методов нацистского нашествия на СССР уже вообще не могло быть никаких сомнений, Епископское совещание РПЦЗ выпускает меморандум, в котором говорится о «встречающихся интересах Церкви и Германского Рейха»! В 1944 году РПЦЗ даёт благословение на создание коллаборационистского «Комитета освобождения народов России» во главе с бывшим генералом Власовым.

Именно в преступной войне, именно в геноциде своего народа принимали участие Власов, Пётр и Семён Красновы, Шкуро, фон Паннвиц и другие коллаборационисты, и все попытки навязать новым поколениям какое-то другое понимание их роли в германской агрессии против СССР должны тоже получать соответствующее юридическое определение.

Избиение евреев бандеровскими полицаями. Украина. 1941
Избиение евреев бандеровскими полицаями. Украина. 1941

Чем же всё-таки все эти военные преступления, эта готовность осуществлять в Советском Союзе геноцид, были с точки зрения самих немцев? Отклонением? Логичным развитием извечного стремления «Дранг нах Остен»? Одного ответа на эти вопросы нет — были же, в конце концов, десятки тысяч немецких антифашистов, которые боролись с идеями и деяниями Гитлера и погибли в этой борьбе. Тем не менее имеет смысл прислушаться к мыслям на этот счёт, которые изложил в своей книге «Россия — Германия. Воспоминания о будущем» известный советский и российский германист Юлий Александрович Квицинский. «По сути дела, — пишет он, — вся стратегия гитлеровской Германии была не более чем заимствованием планов германского Генштаба, написанных ещё в начале XX века». И далее: «Генеральный план «Ост» — явно не случайный вывих немецкого сознания и не чудовище, родившееся из ничего… Достаточно вспомнить хотя бы, что 8 июля 1915 года 1347 ведущих представителей немецкой интеллектуальной элиты подписались под меморандумом рейхсканцлеру Германии, в котором существование России называлось величайшей опасностью для будущего Германии и Европы». В этом документе, пишет Квицинский, выдвигалось требование территориальных захватов, онемечивания захваченных земель, выселения славян, создания «защитного барьера» от «славянской опасности».

Эти идеи Юлия Александровича я вспомнил не в сугубо историческом аспекте. Наоборот, мне хотелось бы, чтобы и они, эти идеи, и решение Солецкого районного суда были восприняты большинством граждан России не только как инструмент понимания истории, но и как инструмент понимания происходящего сегодня и, главное, предотвращения нового западноевропейского «Дранг нах Остен» и нового геноцида народов нашей страны. Наследники тех, кто в прошлом разрабатывал и совершал на нашей земле преступления геноцида и кого пригвоздил к позорному столбу российский суд, вновь наступают на Россию.