Препятствием для продвижения переговоров о будущем Косово и Метохии в настоящее время является отказ Приштины выполнить обязательства по Брюссельскому соглашению и сформировать Сообщество сербских муниципалитетов. Посредник Евросоюза в переговорах по Косово Мирослав Лайчак недавно посетил и Приштину, и Белград. Президент Сербии Александр Вучич согласился с тем, что переговоры надо продолжить, но при этом напомнил о необходимости формирования ассоциации сербских муниципалитетов на территории Косово и Метохии. Тем временем в Президиуме Боснии и Герцеговины прошло голосование о признании независимости Косово. Благодаря голосу представителя сербов Милорада Додика предложение было отвергнуто.

Босния и Герцеговина
Босния и Герцеговина
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Боснийские сербы выступили против признания Косово Боснией и Герцеговиной

Как связаны между собой вопросы признания Косово Белградом и дальнейшей судьбы Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины, ИА REGNUM рассказывает сербский политолог, экс-советник президента Республики Сербской Биляны Плавшич Александр Павич.

Президиум Боснии и Герцеговины недавно провёл голосование по поводу признания Косово, и результат был отрицательным. При каких условиях БиГ могла бы признать Косово? Насколько важен в Президиуме этой страны голос Милорада Додика, если мы знаем, что кроме него в этом коллективном органе управления состоят еще один представитель хорватов и один — бошняков?

Республика Сербская препятствует признанию сепаратистского Косово Боснией и Герцеговиной. Решения в Президиуме БиГ принимаются на основании консенсуса, и если нужно, можно задействовать клаузулу под названием «Насущный национальный интерес». Этой клаузулой Додик как раз и угрожал двум другим членам Президиума. Он требовал повторить голосование. Если бы он во второй раз проголосовал против признания Косово, тогда этот вопрос был бы вынесен на голосование в парламенте Республики Сербской, который, скорее всего, тоже был бы против.

По этой причине член Президиума БиГ от бошняков Шефик Джаферович и не захотел повторно вынести вопрос признания Косово на повестку дня — он знал, что Додик опять проголосует против, и что парламент Республики Сербской поддержит его. Додик настаивал на повторном голосовании, потому что он хотел, чтобы Босния и Герцеговина заняла позицию официального непризнания Косово, и он в итоге этого добился. И пока позиция сербского члена Президиума отражает общественное мнение в Республике Сербской, которое против признания лжегосударства Косово, нет никаких шансов на то, что Босния и Герцеговина признает это сепаратистское образование.

При каких условиях Республика Сербская могла бы поменять позицию по поводу статуса Косово и Метохии?

Это могло бы произойти, только если бы к власти в Республике Сербской пришла какая-нибудь оппозиция, готовая к сотрудничеству с Западом. Хотя там сложно найти политика, который был бы готов признать так называемое Косово. Такой человек может появиться только после какого-то сильного потрясения. Фактически в Президиум Боснии и Герцеговины от сербов должен был бы войти открытый предатель.

Единственный другой способ — это если Сербия признает независимость Косово. Тогда это с большой долей вероятности сделал бы и сербский член Президиума БиГ.
Здание Президентства в центре Сараево
Здание Президентства в центре Сараево
Asim Led

Пока президент Сербии Александр Вучич повторяет, что его страна не отдаст Косово, не получив ничего взамен. Тем не менее, кажется, что Евросоюз и США в последнее время предпринимают усиленные попытки окончательно закрыть косовский вопрос. Об этом свидетельствуют и итоги недавнего визита спецпредставителя ЕС Мирослава Лайчака в Белград и Приштину. Как разные варианты решения косовской проблемы могут повлиять на судьбу Республики Сербской, так как сам Додик неоднократно говорил о том, что эти два вопроса нельзя рассматривать по отдельности?

Додик не поддержит решение по Косово и Метохии, которое не подразумевало бы решения по Республике Сербской. Но проблема в том, что Республика Сербская, к сожалению, не суверенное государство — она приговорена к тому, чтобы во всем следовать за позицией официального Белграда. Баня-Лука не всегда так поступала: в 1990-е годы она противилась давлению Белграда — в частности, она не захотела подписать некоторые мирные соглашения, которые для нее были менее выгодны, чем Дейтонское. Республика Сербская выстояла, но был и период, когда она находилась под санкциями Белграда. Это был просто позор. Так что возможно все, но какой ценой.

Если у Баня-Луки не будет поддержки Белграда, сложно ожидать, что ее подержит какое-то другое государство. Я не верю, что даже Москва захотела бы в таком случае пойти против Белграда. Поэтому Республика Сербская выступает в том числе против вступления Боснии и Герцеговины в НАТО, пока Сербия находится вне этого военного союза.

Для неё очень важно, чтобы сербы с обеих сторон реки Дрины были едины во всем. Но тем не менее власти в Баня-Луке не могут просто так согласиться с решением косовского вопроса, которое не подразумевает какое-то решение для Республики Сербской.

А насколько близко это решение?

Я не думаю, что решения косовского вопроса можно достичь в ближайшем будущем. Если бы это было решение по модели, задуманной Западом, — Белград просто признает независимость Косово без каких бы то ни было уступок — тогда в Сербии сложилась бы такая же ситуация, как в Черногории. В итоге и в Сербии тоже произошла бы смена власти. Мне кажется, что каждый политик в Сербии хорошо знает, почему он все еще не признал Косово.

С другой стороны, Мирослав Лайчак во время последнего визита показал, что у Евросоюза нет рычагов, которые он мог бы задействовать, чтобы надавить на Приштину. Правда, Евросоюз за все годы косовского кризиса и не оказывал какого-то решающего давления на Приштину ни по какому вопросу.

Приштина уважает только авторитет Вашингтона, но даже при этом сепаратисты ждут выборов в США и надеются на победу Джо Байдена. Поэтому сейчас и Приштина тормозит процесс переговоров, надеясь на эту победу. Если этого не произойдет, у приштинских сепаратистов будет небольшая проблема, так как у Дональда Трампа нет особой эмоциональной связи с этим лжегосударством.

Лайчак не в состоянии заставить Приштину сформировать Сообщество сербских муниципалитетов, и Белград за это схватился как за спасительную соломинку. Дай Бог, чтобы Вучич остался в этом непоколебим — это могло бы быть поводом для нового замораживания переговоров, хотя бы до конца этого года. А потом вопрос, что будет дальше, учитывая выборы в США. Но это уже отдельная тема.

Мост Скендерия. Сараево, Босния и Герцеговина
Мост Скендерия. Сараево, Босния и Герцеговина
Smooth_O

Вы говорили о том, что Республика Сербская против вступления БиГ в НАТО. Сможет ли признание Косово повлиять на то, чтобы Сербия, а потом и Республика Сербская поменяли свою позицию по поводу членства в НАТО?

По моему мнению, если бы Сербия признала Косово и если бы оно вошло в ООН, не пришлось бы долго ждать его вступления в НАТО. Косово даже могло бы избежать всей процедуры присоединения к альянсу — оно могло бы просто объединиться с Албанией.

Но если бы Сербия признала независимость Косово, это вызвало бы такое потрясение в самой Сербии, после которого страна уже никогда не была бы прежней. Объединяющие силы, которые действуют внутри страны, были бы утеряны, и Сербия стала бы легкой добычей для НАТО. Произошел бы раскол между Сербской православной церковью и властями, страна потеряла бы уважение своих друзей, которые не поддерживают независимое Косово, а это прежде всего Россия. Это дестабилизировало бы не только Сербию, но и Республику Сербскую. Для Сараево это стало бы сигналом, что наступила пора активизировать все амбиции по поводу создания унитарного государства.

Пока Белград не признает лжегосударство Косово, Баня-Лука находит силы сопротивляться централизации Боснии и Герцеговины. Пока там у власти находятся те политические силы, которые выступают за суверенную Республику Сербскую, а это прежде всего Милорад Додик, процесс централизации БиГ не будет развиваться. К тому же очевидно, что теперь существует взаимопонимание между сербами и хорватами в БиГ, поэтому Сараево в данный момент не может навязывать концепт централизации государства. Додик и Драган Чович (член президиума БиГ от хорватов — ИА REGNUM) усилили сотрудничество как раз на почве сопротивления этому процессу и заручились при этом поддержкой Белграда и даже Загреба. Но все это будет функционировать, только если позиция Сербии по поводу Косово останется твёрдой.

Вы говорите о твёрдой позиции Белграда по поводу признания Косово. Но тем не менее, хотя Лайчак заявил о том, что Сообщество сербских муниципалитетов будет сформировано только после подписания окончательного соглашения, Вучич упорно продолжает участвовать в переговорах на условиях ЕС. Можно ли его позицию по поводу непризнания Косово действительно называть твёрдой?

Позиция Белграда по поводу Косово и Метохии при Вучиче твёрдая только в том смысле, что у него пока нет храбрости признать сепаратистское Косово. С другой стороны, его позиция весьма нестабильна, так как он постоянно говорит, что Сербия должна получить что-то в обмен на Косово, и этим отрицает резолюцию 1244 СБ ООН.

Я внимательно слушал, о чем он говорил после последнего визита Мирослава Лайчака в Белград. Вучич настаивал на том, что сначала необходимо сформировать Сообщество сербских муниципалитетов, а Лайчак, со своей стороны, сказал, что вопрос устава этой ассоциации окажется на повестке дня следующего раунда переговоров в Брюсселе. Я понял позицию Вучича по этому конкретному вопросу следующим образом: Белград готов вести переговоры, но для того, чтобы обсуждать окончательное соглашение, необходимо сначала реализовать пункт о создании Сообщества сербских муниципалитетов.

Вучич уже пошел на антиконституционные уступки в 2013 году, когда согласился на подписание Брюссельского соглашения, на основании которого органы власти Республики Сербии перестали действовать в южном крае. У Вучича в руках осталось только это Сообщество сербских муниципалитетов, и если он упустит и его, вся его позиция рухнет. Вучич тогда потеряет авторитет, которым он пользуется у своих избирателей.

Не секрет, что за него голосуют те, кто когда-то голосовал за Сербскую радикальную партию, и они считают, что он тоже радикал, который переиграл Запад. Если бы он открыл карты и заявил о том, что Сербия признает Косово, это уничтожило бы его позицию, какой бы сильной она сейчас ни казалась. Это же произошло и с Мило Джукановичем в Черногории в тот момент, когда он пошел на конфликт с Сербской православной церковью.

Мирослав Лайчак и Александр Вучич. 15 октября 2020 года, Белград
Мирослав Лайчак и Александр Вучич. 15 октября 2020 года, Белград
Predsednik.rs

Во время последнего визита в Белград Лайчак заявил о том, что конституция отдельно взятой страны не Библия и что ее нужно менять. Намекает ли европейский посредник в том числе и на то, что преамбулу конституции Сербии, в которой говорится, что Косово является неотъемлемой частью Сербии, тоже следует изменить?

Если Лайчак говорит, что конституция не является Библией для одной стороны, это относится и к другой. Для Запада важно лишь то, чтобы Сербия признала независимость Косово. Им все равно, что написано в нашей конституции. Но для нас в защите Косово и Метохии главные козыри — конституция Сербии и Резолюция 1244 СБ ООН. Пока мы придерживаемся этих документов, и пока у нас есть поддержка России, сепаратистское Косово не сможет получить место в ООН. Это фундамент защиты Косово и Метохии в составе Сербии. Что бы ни говорил Лайчак про нашу конституцию, это наше дело — решать, как мы будем относиться к Основному закону нашей страны и является ли он для нас Библией или нет.

К сожалению, Вучич почти никогда не упоминает Резолюцию 1244, и это большое упущение, так как это подрывает сербскую позицию в переговорах вокруг Косово. Если Сербия не ссылается на этот документ, тогда тем более этого не будет делать Мирослав Лайчак.

Читайте также: ЕС: Всё оговоренное между Сербией и Косово должно быть реализовано

Читайте развитие сюжета: В Приштине возмущены задержанием гражданина Косово в Сербии