Санкции, наложенные Европейским Союзом на Россию в связи с делом Навального, представляют собой геополитический рычаг, которым Брюссель хочет воспользоваться в отношении Москвы в связи с «Северным потоком — 2» в период, отмеченный появлением серьёзных международных проблем, таких как распространение коронавирусной инфекции, политические кризисы на постсоветском пространстве и возобновление терактов.

Навальный
Навальный
Иван Шилов © ИА REGNUM

В августе 2020 года СМИ увлечённо следили за историей с подозрением на отравление российского блогера и политика Алексея Навального, который, возвращаясь из сибирского города Томска в Москву, испытал сильное недомогание, в результате чего самолёт, на котором он летел, был вынужден сесть в ближайшем аэропорту, чтобы Навальный мог получить необходимую медицинскую помощь. Состояние здоровья российского блогера настолько ухудшилось, что он впал в кому; в это время международные СМИ публиковали сотни тысяч статей о том, как самый влиятельный оппозиционный политик в России (по мнению Запада) оказался вынужден бороться за жизнь из-за подозрительного недомогания. В тех слухах, которые озвучивали СМИ, просматривалось обвинение в попытке отравления в адрес российских властей, которые вели расследование произошедшего, и недоверие к ним, равно как и к врачам, занимавшимся лечением Навального и с самого начала отклонившим версию об отравлении как возможной причине его болезни.

Российскую версию оспорило правительство Германии, заявившее об отравлении химическим веществом под названием «Новичок», когда российского политика по желанию семьи перевезли в отделение интенсивной терапии берлинской больницы «Шарите». Состояние Навального улучшалось, а отношения между Москвой и Берлином становились всё более и более прохладными в свете обвинений немецкого правительства в адрес российского и требований провести более тщательное расследование, нацеленное на поиск как заказчиков, так и исполнителей покушения на убийство.

Это противостояние между Россией и Германией затронуло «Северный поток — 2» — газопровод, целью которого является транспортировка российского природного газа в Европу; складывается впечатление, что в настоящий момент противниками этого проекта выступают Берлин и правительство Ангелы Меркель, ещё недавно убеждённой его сторонницы. Так, «Северный поток — 2» ворвался в повестку дела Навального и противостояния между Россией и Западом, хотя в прошлом и администрация Обамы, и администрация Трампа критиковали этот газопровод, называя его геополитическим рычагом, способным поставить Брюссель в серьёзную зависимость от энергетического импорта из Российской Федерации. На сегодняшний день до завершения проекта остаётся порядка 80 километров, но на этот раз он, похоже, наткнулся на препятствие, преодолеть которое очень непросто: это не только противодействие Соединённых Штатов и нескольких европейских стран, но и сопротивление Франции и Германии, до недавнего времени выступавших основными сторонниками проекта. В самом деле, глава комитета немецкого парламента по иностранным делам Норберт Рёттген, заявил ни много ни мало о том, что «природный газ — это единственный язык, который сейчас понимает путинская Россия», а значит, давление на «Северный поток — 2» может позволить повлиять на внешнюю политику России.

Газопровод «Северный поток — 2»
Газопровод «Северный поток — 2»
© Nord Stream 2. Aксель Шмидт

В последние несколько дней Европейский Союз решил вывести на поле тяжёлую артиллерию, наложив санкции на российских бизнесменов и политиков, поддерживающих Кремль, которые были сочтены ответственными за отравление Навального, а также российский научно-исследовательский институт органической химии, который европейские власти обозначили как место, где был произведён «Новичок».

Столь масштабная кампания в защиту Навального, однако, гораздо больше похожа на политический ход Европейского Союза, и в особенности Германии, против Российской Федерации. Дело в том, что российский блогер, прославившийся своими сражениями с кремлёвской системой, в котором Европа видит единственного представителя оппозиции, способного противостоять российскому президенту Владимиру Путину, придерживается политической программы, сильно склоняющейся к тому самому национализму, которому Брюссель часто противостоит или который считает опасным. В самом деле, в политической биографии Навального, которая началась в 2000 году в Российской объединённой демократической партии «Яблоко», следует выделить обвинения в национализме, которые сопровождали его фигуру, когда в 2006 году он высказался в поддержку проведения запланированного в Москве «Русского марша», в котором приняли участие различные экстремистские и ксенофобские группировки. В 2007 году Навальный основал движение «Народ», вдохновлённое демократическим национализмом, ставившее на первое место права граждан, принадлежащих к русскому этносу, и заключившее союз с российскими политическими партиями, выступающими против иммиграции. Эта политическая позиция Навального опасна в таком государстве, как Россия, которое на самом деле многоконфессионально, мультикультурно и многонационально и на которое нацелены значительные миграционные потоки, в особенности из бывших советских республик Кавказа и Центральной Азии.

Однако за этим желанием Европы встать на сторону российского блогера может скрываться основополагающая геополитическая задача — подорвать проект «Северный поток — 2», который, разумеется, улучшил бы позицию России на мировом энергетическом рынке и в системе международных отношений, но затруднил бы достижение первостепенной цели Брюсселя — сделать европейские страны менее зависимыми от российского газа. Именно ради этой цели была принята Европейская стратегия энергетической безопасности, задача которой — выявить другие рынки для закупок нефти и природного газа, такие как Кавказ и Центральная Азия. Эти рынки затрагивает и другая европейская стратегия — Восточное партнёрство, которое на самом деле идёт по стопам расширения Атлантического союза в страны, ранее бывшие важнейшей частью советского блока и Варшавского договора.

Алексей Навальный
Алексей Навальный
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Необычно в этих наложенных на Россию санкциях то, что непосредственной причиной их принятия стало событие новостной повестки, касающееся российского политика и потому подлежащее классификации как часть внутриполитической проблематики Российской Федерации. Интересно, что отправление Навального произошло в тот же период, когда президентские выборы в Белоруссии воодушевляли местное население на протесты против переизбрания президента Александра Лукашенко, названного незаконным. Эти два события роднит то, что одно или более государство Европейского Союза проявили интерес к динамике внутренней политики иностранного государства, забыв о знаменитом принципе невмешательства, обязывающем все государства не вмешиваться во внутренние дела другого государства и запрещающем любые действия, целью которых является повлиять на решения в сфере внутренней и международной политики, устанавливая таким образом принцип суверенного равенства (к примеру, вмешательством считается поставка помощи группировкам восставших).

Всё вышесказанное происходит в разгар чрезвычайной ситуации во всём мире из-за распространения коронавируса, которая, напротив, должна была бы способствовать наращиванию кооперации в борьбе с вирусом, оказывающим значительное воздействие на экономику всех стран и динамику международных рынков. Covid-19 тоже разделил общественное мнение в отношении России и производства вакцины «Спутник V», которая, согласно заявлениям Кремля, эффективно противостоит вирусу и гарантирует защиту граждан (эти заявления во многих западных странах раскритиковали или встретили скептически). Поскольку весь мир занят поисками вакцины, способной приостановить распространение вируса и обеспечить возобновление нормальной экономической и производственной деятельности, а также избежать нового полного закрытия или режимов комендантского часа в европейских странах, где свободы считаются основополагающими и обеспечиваются всегда, наложение дальнейших санкций лишь увеличивает дистанцию между Западом и Россией и делает почти невозможным сотрудничество в сфере медицины.

Сотрудники центра инфекционного контроля в Кёльне. Германия
Сотрудники центра инфекционного контроля в Кёльне. Германия
© Raimond Spekking. Wikimedia Commons

А ведь сотрудничество очень важно не только в борьбе с Covid-19, но и в области безопасности, о чём свидетельствуют недавние события во Франции, где молодой человек, мусульманин чеченского происхождения, обезглавил французского учителя за то, что тот показывал в классе сатирические карикатуры на пророка Мухаммеда, ранее публиковавшиеся в Charlie Hebdo. Однако такое сотрудничество между Брюсселем и Москвой по борьбе с феноменом терроризма и джихадистской пропагандой на русском языке прекратилось вследствие украинского кризиса и санкций, наложенных на Российскую Федерацию, в ущерб именно европейским гражданам. Тому свидетельством не только произошедшее несколько дней назад в пригороде Парижа, но и работа полиции европейских стран, например Австрии, Франции, Германии и Италии: за последние несколько лет там было арестовано немало выходцев с Северного Кавказа, проживавших в Европе в статусе беженцев или лиц, подвергавшихся политическим преследованиям на родине, но в конце концов радикализовавшихся вследствие русскоязычной пропаганды «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Санкции могли бы ещё сильнее подорвать отношения между Россией и Западом и в регионах международных конфликтов, например, в зоне кризиса в Нагорном Карабахе, расположенной в том самом Кавказском регионе, который указывается как стратегический участок в Европейской стратегии энергетической безопасности. Лишь несколько дней назад удалось согласовать второе соглашение о прекращении огня, которое, как предполагается, положит конец военным действиям между Арменией и Азербайджаном, погрузившим Закавказье в ужас войны и региональной дестабилизации (со значительными последствиями для местного энергетического рынка, на который Брюссель делает ставку), в то время как региональный актор в лице Турции готов воспользоваться ситуацией ради собственных внешнеполитических задач.

Артиллерийские подразделения Азербайджанской Армии наносят удары по огневым точкам вооруженных сил Армении
Артиллерийские подразделения Азербайджанской Армии наносят удары по огневым точкам вооруженных сил Армении
Mod.gov.az

В заключение можно сказать, что европейские санкции следует рассматривать в геополитическом ключе и в контексте энергетического рынка, который включает в себя газопровод «Северный поток — 2». С одной стороны, Европа стремится укрепить свою энергетическую независимость, но в то же время дальнейшие санкции и наращивание конфликтности с Россией грозят ещё больше подорвать сотрудничество в сферах дипломатии, науки, медицины, безопасности и борьбы с терроризмом, имеющих основополагающие значение для борьбы с набирающими актуальность проблемами нашей современности.