Чтобы разобраться в нынешних захватывающих временах, требуется бесконечное изучение. Как гласит проверенная китайская пословица, «мысль без знания опасна». Компания John C. Hulsman Enterprises, исследующая политические риски, недавно заказала опрос с участием 2004 респондентов, проведенный агентством исследований государственной политики Public First, о внешнеполитических взглядах американской общественности в преддверии ключевых выборов 2020 года.

США
США
Иван Шилов © ИА REGNUM

Результаты заставляют задуматься о многом, включая зияющий партийный раскол по поводу того, что делать с набирающим силу Китаем и как вести себя с Россией. Этот опрос должен быть обязательным к прочтению для того, кто займет Белый дом после 20 января 2021 года, — он подробно описывает нынешнее отношение США к остальному миру. Цифры не лгут, более того, у них есть о чем рассказать. В то время как сторонники Джо Байдена рассматривают Россию и Китай как относительно равных соперников великой державы в нынешнюю эпоху, избиратели Дональда Трампа подавляющим большинством называют Пекин величайшим стратегическим вызовом Вашингтона. В целом 44% опрошенных назвали Китай одним из пяти главных соперников Америки, а 31% поставил его на первое место.

Но это кажущееся единодушие обманчиво. Россия обошла Китай, когда респондентов спросили, с каким соперником США ведут себя «слишком мягко». 38% избирателей Байдена считают, что США слишком мягки по отношению к России, но только 16% процентов избирателей Трампа согласны с этим. И наоборот, это означает, что среди сторонников Трампа Пекин вытесняет Москву в качестве правительства, к которому, по их мнению, Америка относится слишком мягко: из них его выбирают 33% по сравнению только с 20% избирателей Байдена.

Эта закономерность поразительно подтверждается, когда называются конкретные люди, а не страны. На вопрос, кто является наиболее опасным иностранным лидером, большинство ответило: Ким Чен Ын. Глава Северной Кореи занимает первое место с 59%, 50% упоминают российского президента Владимира Путина, а 38% — китайского лидера Си Цзиньпина. Но опять же партийный раскол говорит сам за себя. Из тех, кто причисляет Си к тройке самых опасных, 45% планируют голосовать за Трампа, а 42% — за Байдена. Из тех, кто назвал Путина, только 27% являются сторонниками Трампа; 59% — с Байденом.

Председатель Государственного совета КНДР Ким Чен Ын и президент России Владимир Путин
Председатель Государственного совета КНДР Ким Чен Ын и президент России Владимир Путин
Kremlin.ru

Как и многое другое, сама пандемия COVID-19 и поиск ответственного за нее рассматривается в связи Китаем, подозрение в адрес которого растет. Здесь также есть разделение во взглядах между демократами и республиканцами. В ходе нашего опроса мы спрашивали, кто в первую очередь виноват в пандемии, и ответы оказались поразительными: китайское правительство — 37%, Дональд Трамп — 36%. Причем две трети избирателей Трампа обвиняют в первую очередь китайское правительство, что делает лишь четверть сторонников Байдена. И наоборот, две трети избирателей Байдена в разрушительных последствиях коронавируса обвиняют прежде всего Трампа.

Это разделение еще раз подтверждается в ходе опроса. Три четверти сторонников Трампа согласны с прямым утверждением, что распространение вируса по всему миру в первую очередь является виной китайского правительства, в то время как среди избирателей Байдена данное мнение разделяет лишь треть. Избиратели Байдена демонстрируют явное нежелание предпринимать дипломатические действия против Пекина в результате COVID-19 (менее трети поддерживают этот подход), но целых две трети избирателей Трампа решительно поддержали бы такие действия.

Именно это партийное разделение по поводу вины за вирус, по-видимому, является движущей силой внешнеполитического аргумента в американском общественном мнении. Значительные три четверти сторонников Трампа надеются, что тот, кто будет избран, станет жестче вести себя с Китаем; согласиться с этим готовы чуть более половины сторонников Байдена.

Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин
Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин

В каком-то смысле оба кандидата следуют своим принципам в китайско-американских отношениях. Байден, — изменив курс после многих лет следования мирному взгляду Вашингтонского внешнеполитического истеблишмента на Китай, — теперь называет Си «головорезом», подразумевая нарушения прав человека в Тибете и провинции Синьцзян, и пообещал быть жестким с Пекином. В то же время, однако, его внешнеполитическая команда выступает одновременно за усиление стратегического давления на Китай и за гармоничное взаимодействие с Пекином по таким транснациональным вопросам, как глобальное потепление, пандемии и, возможно, даже глобальная экономика.

Все это объясняет нерешительность лагеря Байдена в отношении идеи «наказать Китай за его роль в распространении COVID-19», как и в выделении его в качестве основного соперника Америки. В то же время президент Трамп находится в гармонии с совершенно иным взглядом своей базы — взглядом на Китай как на главного злодея в истории с коронавирусом и как на растущую сверхдержаву, которой нельзя доверять и претензии которой необходимо стратегически оспаривать.

Председатель КНР Си Цзиньпин и Джо Байден
Председатель КНР Си Цзиньпин и Джо Байден

Те из консерваторов, которые верят, что Китай виноват в том, что безразлично допустил распространение вируса, должны понимать: мы окажемся в условиях холодной войны, основанной на различных основных принципах существования. Байден и его сторонники не готовы зайти так далеко, наивно надеясь на возможность двухпутной стратегии с Пекином. Наш опрос проясняет это основополагающее разделение в американском общественном мнении, а также причины его возникновения. Действительно, цифры не лгут.