«Война — область недостоверного: три четверти того, на чём строится действие на войне, лежит в тумане неизвестности, и следовательно, чтобы вскрыть истину, требуется прежде всего тонкий, гибкий, проницательный ум…» — писал военный теоретик Карл фон Клаузевиц в первой половине XIX века.

Ба-бах Карабах
Ба-бах Карабах
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

И пусть вас не смущает слово «теоретик». Теоретические сочинения профессионального военного Карла Клаузевица опирались на мощную практическую базу, приобретенную в сражениях наполеоновских войн.

С тех пор более чем существенно изменилась военная техника и вооружение, средства связи и разведки, однако «туман войны» исчезать не собирается. Более того, сейчас он захватывает СМИ, соцсети, а также мыслительные и речевые аппараты глав государств и высокопоставленных дипломатов. А старания провокаторов, паникёров и восторженных неадекватов придают ему новые цвета и эффекты.

Не стала исключением и война в Карабахе. В официальных заявлениях Баку и Ереван нанесли друг другу такие потери в людях и технике, что телами погибших, обломками танков, самолетов и летательных аппаратов должен был покрыться в несколько слоёв весь Южный Кавказ.

Не будем их в этом обвинять, ибо война — это всегда «путь обмана».

Так что же происходит в Карабахе на самом деле?

Претендовать на абсолютно точную картину не реально, но понять динамику развития ситуации всё же можно.

Итак, после почти двухнедельных ожесточенных боев стороны согласились встретиться в Москве и пришли к соглашению о 72-часовом перемирии, обмене пленными и телами погибших. Это факт.

Во время этих переговоров официальный Баку сделал несколько громких победных заявлений об «освобождении» целого ряда населенных пунктов. Позднее выяснилось, что при этом желаемое было выдано за действительное. И это тоже факт.

Чуть ли не с первого часа перемирия обе стороны обвиняли друг друга в нарушениях режима прекращения огня, а также сообщали о боях, происходящих почти на всех направлениях.

Нагорный Карабах. 1990-е
Нагорный Карабах. 1990-е

Теперь напомним, какие цели ставили перед собой стороны конфликта.

Азербайджан в дуэте с Турцией заявлял о намерении решить вопрос Карабаха военным путем и отбить районы, завоеванные армянами еще в 1990-х годах.

Армению и Нагорно-Карабахскую Республику удовлетворило бы простое отражение атак противника и сохранение существующего положения. Потеря районов, о которых шла речь выше, ставила бы Карабах под угрозу полной блокады и постепенного удушения с перспективой геноцида армян или их сгона с земель.

Таким образом, с 27 сентября Азербайджан проводил наступательную военную операцию, а НКР и Армения — оборонительную. Обе стороны применяли широкий спектр тяжелого вооружения вплоть до тактических ракетных комплексов.

Относительное техническое равновесие сторон Азербайджан поколебал активным применением ударных беспилотников турецкого производства и барражирующих дронов-камикадзе, закупленных в Израиле. Эти аппараты существенно осложнили жизнь армянским военным и нанесли им немалые потери в людях и технике.

Надо признать, что в Ереване и Степанакерте вовремя не осознали необходимости усилить и перестроить свою систему ПВО. Скорее всего потому, что вместо внимательного изучения боевых действий в Сирии и Ливии, вместо подготовки к неминуемому обострению конфликта, занялись политическими экспериментами в стиле «цветных революций» и многовекторности.

Не исключено, что именно эти военно-технические новинки расшатали систему обороны Нагорного Карабаха, ослабив её артиллерийскую компоненту.

Напомним, 5 октября пресс-секретарь президента НКР официально сообщил, что Вооруженные силы Нагорно-Карабахской Республики начали временное тактическое отступление. В это же время в Азербайджане непрерывно рассказывали об успехах на поле боя и «освобождении» всё новых территорий. При этом Турция соревновалась с официальным Баку в громкости заявлений о безальтернативности военного решения проблемы Карабаха и требованиях полного вывода войск Армении.

Складывалось впечатление победы азербайджанских войск, но…

Музей павших воинов в Степанакерте. 1990-е
Музей павших воинов в Степанакерте. 1990-е
Adam Jones

Внезапно «победители» согласились на 72-часовое перемирие, хотя, по всей логике, должны были бы неутомимо преследовать «разбитые и бегущие» войска «армянского агрессора». Прервать «почти выигранное» сражение может лишь безумец или предатель. Даже если такая пауза сделана для ротации истощенных подразделений, перегруппировки войск и подвоза боеприпасов, то это всё равно граничит с диверсией. Разбитый противник успеет получить подкрепления и выстроить новую систему обороны, так что все труды и пролитая кровь пропадут без заметной пользы.

При этом уже не важно, какая из сторон понесла более чувствительные потери. Важно лишь то, достигнуты ли цели, ради которых лилась кровь, или нет.

Здесь уместно вспомнить, какие цели ставили перед собой обе стороны. Вспомнили? Исходя из них можно утверждать, что ВС Азербайджана поставленных перед ними задач не выполнили. Система обороны ВС НКР и Армении прорвана не была. Более того, можно утверждать, что азербайджанская ударная группировка выдохлась и потеряла способность продолжать наступление. На данный момент боевые действия ограничиваются локальными стычками и взаимными ракетно-артиллерийскими обстрелами.

Напомним, 12 октября в Армении официально признали гибель более пятисот своих военнослужащих с начала боёв, опубликовав поименные списки. Даже если допустить, что это неполные данные, то правомерно утверждать, что армянская сторона потеряла не менее пятисот человек убитыми. Как вы считаете, многодневные неудачные атаки армянских укрепрайонов в сложной для наступления местности могли стоить Азербайджану дешевле? Совершенно понятно, что нет. Учитывая отсутствие боевого опыта у азербайджанских подразделений, а также сомнительный уровень их базового обучения по нормативам турецкой армии, вполне вероятно, что потери ВС Азербайджана просто обязаны быть больше армянских.

Еще раз повторим — азербайджанская наступательная операция не удалась. А у армянской стороны тоже нет сил для перехода в решительное контрнаступление для возврата под свой контроль нескольких высот и населённых пунктов, которые они вынуждены были ранее оставить. Косвенным подтверждением этого может служить то, что 13 октября президент Нагорно-Карабахской Республики сообщил о формировании отрядов ополчения.

Памятник погибшему солдату. 1990-е
Памятник погибшему солдату. 1990-е
DAVID HOLT

И теперь Баку и Ереван, подсчитывая погибших и искалеченных, вновь стоят на хорошо им знакомой развилке, задаваясь вопросом — «а что дальше?». Готовиться к новой мясорубке или договариваться? А если договариваться, то как? Обе стороны продолжают обозначать несовместимые позиции. При этом любой шаг в сторону даже минимальных взаимных уступок немедленно обернется внутриполитическими проблемами, а может даже и дворцовыми переворотами. Для нынешнего правительства Армении, отобравшего в 2018 году власть у группировки участников предыдущей «карабахской войны», это прямой путь к печальному концу.

Для президента Азербайджана Ильхама Алиева, всё сильнее заходящего в «дружбу» с Эрдоганом, это не менее опасно. Ведь кроме местных «патриотических ястребов» на просторах Азербайджана теперь, благодаря «дружбе» с Турцией, появились «умеренные сирийские оппозиционеры», которые добавят вдохновения грустящим в маргинальности азербайджанским исламистам.

Ситуация напоминает старый анекдот, в котором два партизанских отряда бесконечно гоняли друг друга по лесу, пока не пришел лесник и не отхлестал ремнём и тех, и других.

Но придёт ли такой «лесник» в Нагорный Карабах?

Читайте ранее в этом сюжете: Пашинян заявил, что Азербайджан воюет, пока есть поддержка Турции

Читайте развитие сюжета: Эрдоган позвонил Путину из-за Карабаха