Китайская Народная Республика отмечает 71-ю годовщину со дня своего провозглашения в 1949 году. С прошлогоднего юбилея минул год, события которого во внутренней и внешней политике Китая существенно различались. Внутри страны, вышедшей на финишную прямую в достижении первого рубежа «двух столетий», — созданию к 2021 году, к столетию КПК, общества среднего достатка, были предприняты значительные и успешные усилия по преодолению бедности. Основной упор был сделан на подъеме отсталых, преимущественно сельских районов, многие из которых при поддержке центра существенно нарастили экономический потенциал, продвинувшись на пути решения многолетних социальных проблем. Примеров множество, мы выбрали один из наиболее показательных. В августе руководящая группа Госсовета КНР по оказанию помощи в развитии бедных районов отчиталась о значительном увеличении объема продаж продукции, произведенной в 22-х наименее развитых регионах, удаленных от моря, центральной и западной частей страны, которые почти достигли 103 млрд юаней (немногим менее 15 млрд долларов). Сообщается, что это результат стимулирования потребления с помощью прямой поддержки, которую оказывают развитые приморские провинции востока страны, которые эту продукцию покупают. Кстати, эта практика, получившая одобрение на государственном уровне, будет продолжена. Уже сейчас более 50-ти уездов в регионах, которые еще не избавились от бедности и нищеты, получают гарантии по закупкам у них продукции жизненно важных для них отраслей и предприятий, вплоть до конкретной товарной номенклатуры и объемов.

Мао Цзэдун
Мао Цзэдун

Отдельно следует сказать о том, что важнейшим приоритетом в этой кампании официальный Пекин видит опережающее развитие наиболее проблемных национальных автономий, к которым в стране относятся Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные округа, темпы развития которых, пропорциональные как государственным, так и частным инвестициям, существенно превосходят остальную территорию страны.

Необходимо подчеркнуть, что интенсивность кампании по борьбе с бедностью не уменьшилась даже на фоне эпидемии коронавируса; напротив, противоэпидемиологические мероприятия, связанные с развертыванием специализированных медицинских учреждений, переориентацией научных исследований и производственных мощностей на борьбу с вирусом, были вплетены в эту кампанию в качестве ее неотъемлемой части. То, как быстро и эффективно эти задачи были решены, показывает естественные преимущества социализма с его системой государственного планирования и управления, задающей вектор развития и встроенному в нее частному сектору. Связав судьбу с социализмом, страна уверенно развивается и быстро идет вперед. Именно поэтому у китайских лидеров имеются достаточно весомые основания для вывода, который в последние недели неоднократно звучал с самых больших высот китайской политики. Социализм с китайской спецификой в новую эпоху практически идеально подошел Китаю и демонстрирует невиданную в истории страны эффективность. На наш взгляд, потому, что он успешно вписался в традиционную шкалу китайских ценностей и в полной мере соответствует коллективистскому национальному духу и менталитету.

Когда 1 октября 1949 года, выступая на площади Тяньаньмэнь, Мао Цзэдун произнес слова о том, что китайский народ сумел «встать на ноги», всю нацию захлестнули восторг и энтузиазм
Когда 1 октября 1949 года, выступая на площади Тяньаньмэнь, Мао Цзэдун произнес слова о том, что китайский народ сумел «встать на ноги», всю нацию захлестнули восторг и энтузиазм

Ожидается, что основные итоги рубежа первого из «двух столетий» (второй связан с 2049 г., столетием КНР) будут подведены в начале марта будущего года на сессиях ВСНП и Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК). А сейчас, уже через две недели, в середине октября, в Пекине пройдет очередной пленум ЦК КПК, на котором будут, по сути, утверждаться планы на начинающуюся в будущем году XIV пятилетку.

Однако успехи внутреннего развития достигаются в сложных условиях ужесточения внешнеполитической обстановки. За прошедший год очень многое изменилось в международных делах. Стремительными темпами нарастает навязанное Китаю Вашингтоном двустороннее противостояние. США все активнее переходят к широкому использованию методов и средств, заимствованных из арсеналов Холодной войны, направляя острие своих информационных атак в идеологическую сферу, против руководящей роли КПК. Внутри КНР, где не осталось сил, способных бросить вызов партийному руководству, которое смогло очистить партию от коррумпированных элементов, вернув ей народное доверие, эти «интеллектуальные упражнения» американских политиков, среди которых особо усердствует госсекретарь Майк Помпео, не достигают никакого эффекта. А вот на коллективном Западе все обстоит иначе, и к жизни порой пробуждаются застарелые фобии зоологического антикоммунизма, которые США нагнетают и используют в том числе в целях недобросовестной конкуренции. Например, спекулируя на вопросах военной и информационной безопасности сателлитов по НАТО, Вашингтон отчаянно препятствует проникновению в Европу китайских технологических инноваций, в особенности сетей 5G, а также инфраструктурных проектов, связанных с инициативой «Пояса и пути».

Темы для спекуляций вокруг обострения китайско-американских отношений Белый дом и Госдеп отыскивают с упорством, достойным лучшего применения. Это и набивший оскомину вопрос о коронавирусе, который Дональд Трамп в выступлении на юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН опять провокационно назвал «китайским вирусом». И американские маневры вокруг ВОЗ, которой Вашингтон обрубил финансирование, сославшись на ее «связи с Китаем», а на самом деле в США, скорее всего, просто боятся, что признание авторитета и полномочий организации, критикующей Вашингтон за ошибки и провалы во внутренней противоэпидемической политике, породит новые вопросы к ним у мирового сообщества. Это и вопросы интеллектуальной собственности, в краже которых Вашингтон по-прежнему обвиняет Китай, несмотря не только на принимаемые Пекином меры по охране авторских прав, но и на признания международных организаций в том, что в 2019 году китайское происхождение имела половина патентов на изобретения, полученных в мире. И, конечно же, ядерная тема, где спекуляции против Китая заключаются в попытках увязать судьбу истекающего в 2021 году российско-американского ДСНВ с участием в нем Китая. Когда российские переговорщики напоминают американским коллегам об аналогичных вопросах к Франции и Великобритании, те парируют их утверждениями, что Пекин-де, в отличие от Парижа и Лондона, наращивает свой ядерный потенциал. Но помалкивают, что речь идет не о стратегическом арсенале, а о средствах РСМД, что если и угрожает США, то лишь силам их передового базирования в АТР, регионе, который в Вашингтоне мечтают превратить в «индо-тихоокеанский», чтобы сколотить в нем антикитайский военный блок. И в котором сами США, если верить неоднократным заявлениям главы Пентагона Марка Эспера, намерены разместить свои РСМД, попытавшись заодно втянуть в конфронтацию с Китаем еще и страны АСЕАН. Хотя они такой сомнительный международный «лоббизм» и отвергают, не желая играть в американские игры.

Китайская баллистическая ракета DF-5B
Китайская баллистическая ракета DF-5B

Но нигде антикитайские усилия США не выглядят более цинично и так не демонстрируется стремление «раскачать» Пекин и вывести его из себя, спровоцировав на авантюру, как в вопросе о Тайване, где партнером Вашингтона в провокациях служит «демо-прогрессивная» администрация мятежного острова во главе с Цай Инвэнь. В прошедший год стало окончательно ясно, что администрация Белого дома рассматривает принцип «одного Китая», признанием которого было обусловлено восстановление двусторонних дипломатических отношений в 1979 году, «фиговым листком» прикрытия своей эгоистической политики. Именно в конце 2019 и 2020 году масштабную инерцию обрела практика поставок на Тайвань американских вооружений, причем, не только оборонительных, но и наступательных, как, например, военная авиация. Мало этого, в фактическую повседневность вошло посещение Тайваня американскими должностными лицами, коими только в августе и сентября стали два федеральных министра. Не менее агрессивно в этом вопросе ведут себя и некоторые американские марионеточные сателлиты, например, представители Чехии, также протоптавшие дорожу на Тайвань в обход принципа «одного Китая».

Куда выведет «кривая» устроенной Вашингтоном конфронтации с Китаем? Не секрет, что в основе нападок США по любым вопросам — от коронавируса до ядерного оружия — находятся опасения проиграть экономическую конкуренцию. Специалистам хорошо известно, что вопросы эпидемиологической и военной безопасности были поставлены американской стороной в повестку дня китайско-американских отношений только после того, как Вашингтон «обломался» в получении доступа к китайским технологиям. Напомним, с каким багажом прибыла в Пекин в мае 2018 года первая из крупных делегаций США, которая, по официальной версии, собиралась заниматься разрешением торговых и тарифных противоречий. Представители Вашингтона потребовали нескольких вещей, в том числе двух главных, для которых остальные выглядели «фоном». Первое: прекратить государственную поддержку Китаем высокотехнологичного сектора своей экономики, что было преподнесено под ширмой «нарушения принципов свободной конкуренции». И второе, тесно связанное с первым: разрешить в эту отрасль западные, прежде всего американские инвестиции. И получив отказ, США буквально через две недели ввели первый крупный пакет антикитайских тарифных ограничений.

Дональд Трамп в овальном кабинете
Дональд Трамп в овальном кабинете
(сс) The White House

Американская логика предельно понятна: «подстрелить» Китай на взлете, пока США, двигающиеся к упадку, но сохраняющие определенные преимущества на важнейших направлениях, определяющих характер двусторонних отношений, не утратили возможности влиять на глобальные процессы. Именно здесь корни всех тех внешне неожиданных инноваций в американской политике, которые пришли вместе с эпохой Трампа. Это и протекционизм, и односторонность подходов, и попытки разрешения экономических противоречий методами военно-политического давления и угроз. И именно за эту «потерю берегов», которая подкрепляется системным отказом США от собственной подписи под целым рядом двусторонних и многосторонних обязывающих документов, Вашингтон и получает из Пекина встречную порцию критики. Разворачивая глобализацию вспять, США озабочены отнюдь не теми угрозами, которые несет этот процесс в том виде, в котором он осуществляется, народам мира. Вашингтон волнует только судьба его собственного лидерства, поэтому имеются все основания полагать, что когда и если конкуренция со стороны КНР была бы устранена, США немедленно вернулись бы к глобализационной практике, причем в самой жесткой форме фактического диктата, известной под названием Pax Americana.

Поздравляя Народный Китай с очередным государственным днем рождения, следует очень ясно отдавать себе отчет в том, что сегодня именно эта страна является ближайшим партнером России в сдерживании агрессивных поползновений Запада и его попыток вернуть себе сомнительное «право сильного» в одиночку, и по собственной прихоти вершить делами и судьбами человечества.