Напутствуя министров перед их походом в Государственную думу, председатель правительства М. Мишустин сказал: «Коллеги, это ваша персональная ответственность и обязанность — идти в Государственную думу и лично представлять там каждую государственную программу. Мы должны объяснить, на что выделяется каждый рубль. Показать, что стоит за каждой цифрой закона о бюджете, который мы сейчас вносим в парламент. И какой эффект, с нашей точки зрения, получим и в какие сроки. А главное — что это даст людям и стране».

Государственная Дума РФ
Государственная Дума РФ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Всё верно. Более того — весьма политкорректно по отношению к предшественникам, которые на самом деле того не заслуживают. Министров нужно напутствовать и даже взбадривать периодически, хотя все они — взрослые самодостаточные люди. Некоторые — с многомиллиардными личными состояниями. Одному из бывших коллег, а ныне арестанту, на днях вчинён иск на 30 млрд рублей. Другой отбывает срок за двухмиллионную валютную взятку. Был и третий, и четвертый, и пятый, и даже шестой.

Нужно взбадривать всех начальников, иначе улица Охотный Ряд окажется полна неожиданностей для министров, если они не просчитают контекст напутствия Мишустина и придут к депутатам только с пропагандистскими брошюрками. Сверхзадача из этого контекста — убедить Госдуму, что новое правительство и будущий 2021 год не повторят судьбу предшественников и 2019 года и не потеряют при этом 1 трлн 120 млрд 97 миллионов рублей. Убедить получится, если представители правительства без каких бы то ни было экивоков искренне признают вину за неудовлетворительный государственный менеджмент предшественников. За то, что выделенные федеральным законом 1 трлн 120 млрд 97 млн рублей не дошли до экономики страны. За то, что в конечном счете грубо нарушен федеральный закон о федеральном бюджете. Было бы правильно назвать по именам тех, кто виноват, что налогоплательщиков вынудили напрасно раскошелиться, кто так бездарно изъял у производителей средства на развитие. Нужно извиниться перед субъектами РФ и гражданами Российской Федерации, которые недополучили на триллион 121 млрд рублей услуг, товаров, работ.

Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Duma.gov.ru

Эти деньги не вошли в народнохозяйственный оборот ни по одной из рыночных формул: деньги-товар-деньги или товар-деньги-товар. Средства, понятно, не украдены, но и не принесли никакого прибытка, а оказались замороженными.

Если бы такое случилось впервые, можно было бы и помягче поговорить, но такое уже было. В 2018 году. Сейчас же провал повторился, а объем его увеличился на 342,7 млрд рублей (на 44%) по сравнению с 2018 годом. Есть и такой аспект, говорящий о качестве предшествующего правительственного менеджмента. Несколько лет назад по инициативе Д. Медведева и благодаря некритичности проправительственного большинства его депутатов-однопартийцев было принято законодательное решение о крупнейшем увеличении Резервного фонда правительства за всю историю его существования. К 2019 году он вырос до 50 млрд рублей. С начала года путем поправок закона фонд подрос еще более: вначале до 64,2 млрд рублей, а затем — фантастика — еще на 295,5 млрд рублей (о пандемии еще никто и слыхом не слыхивал). И что? Ничего. В 2019 году 169 млрд 415,9 млн рублей так и не были израсходованы. Почему? Только из-за того, что Д. Медведевым так и не было принято никаких решений правительства Российской Федерации об их использовании.

Поэтому нужна не пропаганда законопроекта, не обещания или пояснения его текста, а доказательства, «пароли и явки» одного: сумеют ли правительственные менеджеры распорядиться финансовыми ресурсами в строгом соответствии с федеральным законом. Придется искать аргументы также в отношении способностей преодолеть последствия еще одного «рекорда» 2019 года. Оказывается, впервые с 2000 года федеральная (государственная) адресная инвестиционная программа не только недоисполнена, а исполнена хуже, чем в любом отдельно взятом годовом отрезке двадцатилетнего периода.

Правительство Медведева
Правительство Медведева
Government.ru

Ключевые министерства — Минфин и Министерство экономического развития — пока не на высоте своего возвышенного положения. В правительство представлен официальный доклад об удовлетворительной реализации государственных программ Российской Федерации. Во всяком случае нет ни одной из них с низкой оценкой эффективности. Эксперты Счетной палаты с этим категорически не согласны. Объективных достоверных данных по итогам 2019 года нет. В ходе исполнения программ в правительстве ввели вредную новацию и распорядились временно использовать так называемые оговорки, а именно: если не окажется данных о фактическом исполнении того или иного показателя, то их можно не принимать во внимание при оценке эффективности исполнения госпрограмм. Отсутствие части показателей повышает оценку эффективности, что делает картину смазанной. Эксперты перерассчитали эффективность госпрограмм без «оговорок». В результате с 17 до 15 сразу снизилось число программ с «высокой эффективностью». Количество программ «выше среднего» сократилось с 17 до 10. Выросло число программ с оценкой «ниже среднего» (не 8, а 10), а 7 госпрограмм вовсе признаны неэффективными. Вот это и нужно разъяснять депутатам и сенаторам.

У государства нет достоверной информации о числе АО и ФГУП, подконтрольных государству, нет полноценной информации о результатах финансовой деятельности организаций с госучастием. Минэк в свои отчеты для правительства Российской Федерации включает сведения о деятельности только 10 крупнейших акционерных обществ, т. е. только о каждом сотом от их общего количества. Более 90% АО находятся в «серой зоне», и их деятельность никак не анализируется. Выборочный анализ показал, что многие из них нестабильны или имеют отрицательную динамику. Несмотря на многочисленнейшие изменения законодательства о контрактной системе, в структуре государственных закупок по-прежнему преобладают неконкурентные способы закупок, которых около 70%, а преобладающая оценка этой системы — недоверие участников рынка.

Пандемия вынудила правительство срочно провести аудит коечного фонда, запасов средств защиты, медицинского оборудования. Неужели нужно кликать какую-либо беду, чтобы оценить всё то важное, но еще так и не оцененное? Так, добыча, транспортировка и использование полезных ископаемых обеспечивают 64% доходов федерального бюджета. При всем богатстве и разнообразии эта база не может служить драйвером экономического роста, имеет риски стагнации из-за различных управленческих ошибок и административных барьеров — таков вывод Счетной палаты. В недрах нашей страны залегают практически все разведанные в мире полезные ископаемые. Однако потенциал этих ресурсов не востребован в полном объеме. Сегодня из 283 видов полезных ископаемых, выявленных в недрах Российской Федерации, добывается только 86. Из-за отсутствия эффективных технологий прогнозирования и поиска новых месторождений полезных ископаемых среднемасштабным геологическим картированием покрыто всего 24,1% территории страны. По международному индексу прогресса по Целям устойчивого развития Россия находится на 55-м месте с самой низкой оценкой цели №14 «Сохранение морских экосистем». Состояние 85% лесов сегодня не оценено, хотя это прямое нарушение нормативов. За последние три года планы газификации регионов выполнены всего на 15%.

Газовое месторождение
Газовое месторождение
Kremlin.ru

Все последние десять лет сохраняется низкое качество управления финансами в половине субъектов Российской Федерации. Ряд регионов оказывается в этом списке систематически: восемь раз — Ингушетия и Мордовия, шесть раз — Орловская область, пять раз — республики Дагестан, Марий Эл, Карачаево-Черкесская Республика, Псковская и Курганская области, Еврейская автономная область и Чукотский автономный округ. Значительна зависимость региональных бюджетов от предоставления финансовой помощи из федерального бюджета. Доходы 25 субъектов Российской Федерации более чем на 40% сформированы за счет поступлений от внешних бюджетов, из них у восьми регионов эта доля превышает 60%. Количество субъектов Российской Федерации с профицитом уменьшилось до пятидесяти (в 2018 году — 70 регионов). У 35 субъектов Российской Федерации консолидированный бюджет исполнен с дефицитом (в 2018 году — 15 регионов). Объем государственного долга субъектов Российской Федерации составляет 2 триллиона 113,0 млрд рублей.

Обсуждение проекта федерального бюджета на 2021 год и последующие два года нужно запараллелить с обсуждением управленческих проблем исполнения предшествующих бюджетов. Чтобы предупредить повторение ошибок в будущем новым административным аппаратом государства.