Победы Красной армии не остановили сопротивление басмачей. Главной проблемой было отношение к войне народа. Неудачная политика Советской власти в начале 1920-х годов привела к массовой поддержке басмачей со стороны местного населения. Сказывались и злоупотребления, которые иногда допускала армия. Командующий Туркестанским фронтом напрямую говорил об этом в своих приказах, объясняя своим подчиненным: «Басмачи не просто разбойники; если бы это было так, то, понятно, с ними давно было бы покончено. Нет, главные силы басмачества составили сотни и тысячи тех, коих так или иначе задела или обидела прежняя власть; не видя нигде защиты, они ушли к басмачам и тем придали им небывалую силу. Вместе с собой они принесли басмачам и поддержку мусульманского населения… Трудность не в военном преодолении врага, — это для вас не очень трудно, — трудность в том, чтобы всё многомиллионное трудовое мусульманство поняло, что басмачество и есть враг его, что борьба с ним — священная задача и опора трудящегося народа. Выполнения этой задачи ждет от вас Социалистическое отечество».

Красноармеец досматривает басмача
Красноармеец досматривает басмача
Цитата из х/ф «Тринадцать». Реж. Михаил Ромм. 1936. СССР

На октябрь 1920 года только в Ферганской долине действовало 12 басмаческих банд общей численностью свыше 5600 чел. при 11 пулеметах. В 1920 году они сожгли 56 хлопкоочистительных заводов и 153 тыс. пудов хлопка-сырца. Количество басмачей увеличивалось. Свою роль сыграл и религиозный фактор — в апреле 1921 года эмир Бухарский провозгласил священную войну против Советов. Отряды басмачей, как правило, не выдерживали открытого боя с войсками, но на пересеченной местности и из засад они действовали весьма эффективно. В 1921 году стало очевидным движение в сторону организации и централизации басмачества. «Главарями басмачества, — как отмечал обзор штаба Туркестанского фронта, — обращено серьезное внимание на агитацию среди населения».

Действия басмачей в немалой степени были причиной того, что экономическое положение Бухарской республики в 1921 году резко ухудшилось. Вывоз хлопка сократился с 2 млн пудов в 1917 году до 142 тыс. пудов в 1921 году. Показатели по второй основной статье экспорта Бухары — каракулевым шкуркам — составили 2 млн и 100 тыс. штук соответственно. РСФСР не смогла сохранить уровень ввоза в Бухару. Он также падал. В 1917 году в эмират было ввезено 550 тыс. пудов мануфактуры, 500 тыс. пудов чая и 150 тыс. пудов сахара. В 1921 г. в Бухарскую республику было ввезено 3850 пудов сахара, 1 тыс. пудов чая. Стало расти недовольство. Им неизбежно попытались воспользоваться внешние силы. 8 ноября 1921 года в Бухару приехал Энвер-паша. Через три дня он выехал в сопровождении трех турецких телохранителей на охоту. Энвер воспользовался обстоятельствами, чтобы сбежать к сторонникам эмира. Бывший военный министр Оттоманской империи мечтал о создании в Туркестане единого мусульманского государства. Как профессиональный военный и зять султана-халифа он был человеком, который оказался как нельзя кстати для бывшего эмира Бухары. Тот назначил его командовать своей армией. Под знамена Сеид-Алим-хана и Энвер-паши стали собираться басмачи, а также часть добровольцев из Афганистана. В конце 1921 г. армия Энвера насчитывала уже до 10 тыс. чел., в начале 1922 г. она удвоилась. Возникла опасность вмешательства со стороны Амануллы-хана. В Ташкенте опасались совместного выступления афганцев, сторонников эмира Бухары и басмачей. В горном Таджикистане в этот момент почти не было войск, а младобухарцы также поддержали Энвера. С их помощью в марте 1922 года он сумел захватить Душанбе. 19 мая 1922 года Энвер потребовал вывести советские войска из Туркестана и даже обратился к красноармейцам с воззванием, убеждая их возвращаться домой для борьбы с большевиками. В этой обстановке ЧК провела в Бухаре ряд арестов и с санкции центра организовала в центре города публичные казни заговорщиков, в том числе и афганских подданных. Очередная авантюра Энвера закончилась как предыдущие. В начавшихся военных действиях он быстро потерпел поражение. 4 августа Энвер был захвачен в плен и расстрелян. Его армия стала разбегаться. Теперь базой басмаческого движения против СССР фактически стали пограничные территории Афганистана. Авторитет молодого эмира резко повысился после окончания удачной для афганцев третьей англо-афганской войны 1919−1922 годов.

Переговоры с басмачами. Фергана. 1921
Переговоры с басмачами. Фергана. 1921

«Как человек и правитель Аманулла-хан очень жестокий и подозрительный, — отмечал обзор региона за 1921 г., — систематично устраняет всех заподозренных в несочувствии ему, результатом чего сыпятся казни из пушки, пытки, отстранения от должностей». Расстрел из пушки афганцы переняли из практики британской Индии. Особое внимание эмир уделял армии: Аманулла изменил порядок её комплектования — вместо наемной пожизненной службы был введен призыв на трех-, а потом двухлетний срок службы. До 1923 года Аманулла-хан оказывал прямую помощь басмачам в советской Средней Азии, в Кабуле регулярно проводились совещания их руководителей. Со своей стороны Советское командование прилагало усилия для того, чтобы переломить ситуацию в свою пользу. Красноармейцам приходилось нелегко: непривычный климат, свыше +50 градусов летом, низкое качество воды, антисанитария — в результате, крайне высоки были санитарные потери, прежде всего от малярии.

Участник этой «малой войны» отмечал: «Война с басмачеством — это сложная комбинированная связь между прямым военным нажимом, работой по хозяйственному восстановлению края и целой системой политических мероприятий, вытекающих из нашей национальной политики». Инструкция РВС Туркестанского фронта гласила: «Части Красной армии должны пользоваться среди населения и авторитетом, и любовью. Чтобы этого достичь, надо зорко следить за деятельностью частей и даже отдельных бойцов. На каждом шагу разъяснять, указывать и учить, как воевать и как обращаться с местным населением. Не нужно забывать, что местное население с недоверием относится к европейцам, смотрит на них как на колонизаторов. Этот взгляд надо рассеять, ибо мы никаких колонизаторских целей не преследуем».

Басмачи
Басмачи

Действия собственно военные по приказанию Главкома С. С. Каменева сводились к «оккупации» (занятию населенных пунктов постоянными гарнизонами), созданию летучих (которые должны были использоваться для энергичного преследования басмаческих отрядов) и истребительных (которые должны были уходить в самостоятельные рейды для поиска и уничтожения противника) отрядов. Сдавшимся гарантировалась амнистия. Инструкция РВС фронта категорически запрещала захват заложников, за вычетом «особо исключительных случаев» с санкции РВС, в качестве пособников басмачей запрещалось рассматривать укрывавших их детей или близких родственников. В 1923 году басмачи начали терпеть одно поражение за другим, резко выросло число их потерь. В 1923 году оно составило 320 курбаши и 3200 рядовых, причем половина приходилась на добровольно сдавшихся.

Афганистан оставался весьма проблемным соседом для СССР, и это сказывалось во время борьбы с басмачеством. Аманулла-хан весьма двусмысленно проявил себя в годы Гражданской войны в России, именно здесь прежде всего была антисоветская эмиграция из Средней Азии. Экономические позиции России в Афганистане перед 1914 годом были достаточны неплохими — 33,4% против 62,9% британской Индии. После революции и во время Гражданской войны доля Индии выросла до 98,1%, а советской России упала до 0,2%. Только к 1928 году объем торговли между Афганистаном в СССР превысили довоенные показатели (ввоз 6849 тыс. руб. золотом и вывоз 6698 тыс. руб. золотом).

Аманулла-хан и Мустафа Кемаль Ататюрк в Анкаре. 1928
Аманулла-хан и Мустафа Кемаль Ататюрк в Анкаре. 1928

Эмир пытался проводить реформы по образцу кемалистской Турции. В марте 1921 года в Москве был подписан союзный афгано-турецкий договор. Разумеется, страны не могли оказать другу другу какой-нибудь существенной поддержки, за исключением одного: Турция могла направить в Афганистан военных специалистов для подготовки армии. Систематическая работа началась с 1925 года. Страна была разбита на 9 округов. Армия состояла из 8 пехотных и 1 кавалерийской дивизии — всего они составили 4 корпуса, около 70 тыс. чел. Имелось 6 полков артиллерии (полевой) и 12 самолетов. Две пехотные дивизии дислоцировались в районе Кабула и выглядели как вполне современный армейский корпус. Большая часть регулярной армии до середины 1920-х гг. находилась в районе Кабула и у границы с СССР.

Кроме армии была создана жандармерия и многочисленная полиция. Им удалось существенно понизить уровень бандитизма, но они сами очень быстро заработали репутацию разбойников. Успехи эмира казались очевидными. Аманулла-хан ввел единообразный денежный налог на землю, единую таможенную пошлину вместо 12−14 сбираемых сборов, установил единый налог на перевозки товаров в 5% стоимости, усилил ответственность за коррупцию. Все реформы упрощали налоговую систему и повышали объем выплат. Эмир отменил пытки и казнь через расстрел из пушки, проводил реформы, которые должны были направить страну по западному пути развития. Особое внимание уделялось системе образования. Аманулла находился в достаточно традиционном для правителя этой страны противостоянии с Англией. Эмир получал поддержку от Советского правительства. С другой стороны, обещанные Москвой субсидии выплачивались неполностью, а в Афганистане осели бежавшие из Средней Азии местные противники Советской власти.

Читайте ранее в этом сюжете: Советская власть в Средней Азии. Первые победы, первые проблемы