Под «развитием отношений» Евросоюза и России глава Еврокомиссии понимает право ЕС выставлять России отметки за поведение, а также готовность России «изменять свой подход» по требованию ЕС, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин в пятницу, 18 сентября, комментируя высказывания Урсулы фон дер Ляйен.

Северный поток
Северный поток
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ранее глава Еврокомиссии заявила об утрате надежды на то, что реализация проекта «Северный поток — 2» будет способствовать развитию отношений между ЕС и Россией, и что сам этот проект она считает не только экономическим, но также «в высшей степени политическим».

«Урсула фон дер Ляйен наводит тень на плетень. Проект строительства газопровода «Северный поток — 2» разработан и осуществляется не для того, чтобы «дать толчок развитию отношений между Евросоюзом и Россией», а чтобы Европа могла покупать для себя больше дешёвого газа, а Россия могла продавать свой важный экспортный товар удобным для ней партнёрам. Энергетическому сотрудничеству России и Германии, России и Западной Европы не первое и не второе десятилетие, и нечего тут спекулировать на его политической составляющей. Политическая составляющая в этом сотрудничестве, конечно, есть, её не может не быть, когда речь идёт о таких объёмах торговли, но это исключительно положительная политическая составляющая: взаимная экономическая заинтересованность должна укреплять понимание политического равноправия партнёров.
Глава Европейской комиссии, как следует из её заявлений, всё понимание иначе. Под «развитием отношений» она понимает, с одной стороны, право ЕС выставлять поведению России свои отметки, а с другой, — готовность нашей страны «изменять свой подход» в тех случаях, когда Европейский союз этого от неё требует. Если Урсула фон дер Ляйен считает, что такая позиция «даёт толчок» отношениям России и ЕС, то она ошибается: такая позиция даёт этим отношениям лишь очередной пинок.
Еврочиновники типа данной госпожи будут и далее пытаться «реинтегрировать» эту тему в «более широкий вопрос» политики ЕС по отношению к нашей стране. Другими словами, они будут пытаться вернуться к схеме, существовавшей в 1990-е годы, когда экономическое сотрудничество обуславливалось целым набором требований к внешней и внутренней политике России. Этого, конечно, не будет. Причём не будет не только потому, что Россия к такой схеме отношений уже не вернётся, а потому, что она не нужна ни европейскому бизнесу, ни рядовым европейцам, тем более в сегодняшней незавидной для них экономической ситуации», — отметил Михаил Демурин.