Католицизм. Китай
Католицизм. Китай

Ватикан и Китай практически готовы продлить еще на два года или более временное соглашение о назначении епископов, которое они заключили в сентябре 2018 года. Остается только выбрать место и время для личной встречи представителей обоих государств с учетом ограничений на поездки за границу из-за пандемии коронавируса. Подтверждений настрою на пролонгацию соглашения в последнее время поступало немало. Точку со стороны Ватикана, как можно судить, поставил государственный секретарь Святого престола кардинал Пьетро Паролин.

На полях конференции в Риме, посвященной 45-летию Хельсинкских соглашений, которые улучшили отношения между США и СССР, он заявил журналистам, что Ватикан готов со своей стороны и «думает и надеется, что Китай тоже хочет этого». Как и в сентябре 2018 года, подробности и нюансы заключаемого соглашения не раскрываются. Католические источники утверждают, что на этом настаивает Пекин. Поэтому нет предела различным домыслам и предположениям. Прогностический анализ базируется на текущей геополитической ситуации, а она подвержена сегодня как никогда импровизациям и неожиданностям. Поэтому выхватываются те пункты, которые вроде бы на виду, например проблема отношений Ватикана с Тайванем и Китаем. Островные власти, чьим единственным дипломатическим партнером в Европе является Святой престол, «с беспокойством» следят за тем, как папа Римский Франциск пытается улучшить отношения с Пекином. Ватикан успокаивает Тайвань, объясняя, что «это религиозный вопрос, а не дипломатический».

Папа римский Франциск
Папа римский Франциск
Gabriel Andrés Trujillo Escobedo

Вместе с тем, отмечает журнал американских иезуитов Amirica, Святой престол заинтересован во встрече Паролина с его китайским коллегой, премьер-министром Ли Кэцяном. «Такая встреча могла бы проложить путь к установлению дипломатических отношений, но Китай потребовал бы от Святого престола в то же самое время разорвать отношения с Тайванем, — пишет издание. — Согласно ватиканским источникам, ни один из этих вопросов до сих пор не поднимался в ходе двусторонних переговоров. Однако Святой престол был готов к такому повороту событий еще со времен понтификата святого папы Иоанна Павла II. Как заявил журналистам в 1999 году кардинал Анджело Содано, тогдашний госсекретарь, Ватикан готов перенести свое посольство из Тайбэя в Пекин «не завтра, а сегодня вечером, если это позволят китайские власти». Это важная ремарка, но она требует погружения в контекст, без чего невозможно понять, чего хочет Святой престол.

А он разыгрывает с Китаем долгую партию, в которой за шагом вперед следуют два шага назад, в надежде, что это позволит продвинуться в следующем раунде уже на четыре шага вперед. Ватикан знает свою конечную цель, и она заключается в христианизации Китая, причем не только ради одних китайцев, а и потому, что, как замечает итальянский историк и теолог Массимо Фаджоли, сегодня речь идет о «глобальной Католической церкви в глобальном мире». Поэтому важным становится не только то, какой станет христианская КНР, но и как это повлияет на расстановку сил за пределами ее, какой католицизм будет предложен тем странам, где живут многочисленные китайские общины или присутствует влияние Пекина. Это волнующий и интригующий вопрос для Католической церкви, которую до сих пор видят посланцем Запада и западной культуры с ее наследием крестовых походов и европейского империализма и колониализма. Китайский вклад может «отмыть» Святой престол от теней прошлого, сделав его глобальным в понимании, которое вкладывает в него папа Франциск и его соработники.

Оппоненты Ватикана в ответ выдвигают аргументы, которые, по их мнению, свидетельствуют о том, что Китай не способен измениться никогда. Они приводят пример с заключенным Святым престолом в 1933 году конкордатом с нацистской Германией, который «предоставил Церкви свободу на несколько месяцев», но затем «распятия были изъяты из школ, католические ассоциации подпали под контроль НСДАП, все были обязаны изучать нацистское учение». Иными словами, конкордат придал респектабельности Гитлеру в Германии и за рубежом, а католики не получили ничего. Однако Китай меняется — и меняется уже сегодня. Вопрос в диагностике тех процессов, которые переживает эта страна. Например, в нынешней политике «синоизации» религий, включая христианство, которая приводит к запретам родителям давать религиозное образование своим детям в возрасте до 18 лет, неоднородному отношению властей китайских провинций к Католической церкви (одни усиливают давление, другие ослабляют), можно увидеть признаки поражения.

Китайские католики
Китайские католики
John Ragai

Однако если посмотреть с другого ракурса, то складывается впечатление, что это временные побочные последствия попыток руководства КНР понять, как им следует вести себя с католицизмом и Святым престолом, и приспособиться на фоне роста интереса китайцев к христианству как таковому. Очевидно, что Пекин здесь с трудом справляется с историческими травмами, связанными со временами его порабощения западными державами, империалистические замашки которых ассоциировались и с Католической церковью. Сегодня Ватикан старается излечить старые китайские раны, настойчиво позиционируя себя не как делегата Запада, а нечто гораздо большее. Кстати, успеху этой миссии способствует и внешнеполитическая активность самого Китая. Его экспансия в Африке привела к тому, что и Африка приходит в Китай. Как замечает издание итальянских иезуитов La Civiltà Cattolica, работающие на Черном континенте китайцы вовлекаются в жизнь местных христианских общин, равно как учащиеся, преподающие или работающие в Китае африканцы общаются с местными католиками.

Эти тенденции могут представлять интерес и вызов для России, которая одним лицом обращена на Запад, в Европу, другим — на Восток, в Азию. Российский евразийский синтез является тем, что вызывало интерес у многих азиатских стран, включая Китай и даже Японию, которые видели в нашей стране не классических «белых людей», а возможных партнеров, близких по духу. Ведь стимулируемый Святым престолом интерес китайцев к католицизму создает благоприятную почву и для православной российской миссии.