Белоруссия — достаточно молодое с исторической точки зрения образование. И речь даже не о 1991 годе, когда в Вискулях трое подвыпивших мужиков, пугливо озираясь, распустили Советский Союз. Речь о периоде с Х века, когда на эту территорию тогда ещё языческой Руси стала проникать византийская версия христианства, по февраль 1917 года, когда в Российской империи Малороссия и Белороссия были лишь условными названиями русских губерний, где диалект (мова) был только в деревнях.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Очень забавно трактует этот период истории исключительно прозападный МИД Белоруссии, где его глава Владимир Макей реализует приказание Лукашенко всеми силами наладить диалог с Западом. «Четыре столетия спустя в Великом княжестве Литовском, основу которого составляли белорусские земли, появилась католическая церковь, в дальнейшем она внесла богатый вклад в культуру Беларуси и ее историю».

«Белорусские земли в Великом Княжестве Литовском» — это то самое «натягивание совы на глобус», которым теперь так любят заниматься украинские летописцы, описывая государство древних укров и прочие художества по выкапыванию Чёрного моря. Не было тогда никакой Белоруссии, была Русь и были русские, которые в ВКЛ составляли более половины населения.

Но суть даже не в этих лукавых передёргиваниях, написанных в конъюнктурном стремлении переписать историю по указанию свыше. Суть в том, что до попадания Западной Руси в сферу ВКЛ, 400 лет там господствовало установившееся православие. И католичество всегда приносилось силой в виде отвергаемого большей частью населения культурного вторжения. А принималось оно выходцами из польских семей, смешавшихся в районе западной границы с местными русскими жителями, — в приграничных районах такое смешение — обычное дело.

И даже сама Литва долгое время колебалась между католичеством и православием, и если бы не ошибки Ягайло, русского по происхождению и носившего у русских имя «Андрей», Литва сейчас была бы вполне православным государством. Но опять-таки дело не в этом, а в том, что в ВКЛ большинством были не литовцы, а православные русские, лишь через столетия названные белорусами.

И потому какой такой богатый вклад в историю Белоруссии внёс Ватикан, для науки остаётся неизвестным — разве что психологи зафиксируют подобострастную позу белорусского МИДа в отношении Запада, которому в лице одной из его старейших религиозных конфессий дано приказание понравиться. Глава МИД РБ — человек весьма далёкий от богословских познаний и, как всякий атеист, которого заставили по служебной надобности сказать что-то хорошее о религии, он меряет её ценность «вкладом в культуру».

Владимир Макей и секретарь Святого престола по отношениям с государствами, архиепископ Пол Галлахер
Владимир Макей и секретарь Святого престола по отношениям с государствами, архиепископ Пол Галлахер
Mfa.gov.by

Пытаясь оценить, какую роль играет в Белоруссии Ватикан, нужно не только вспомнить о вековечной экспансии этого католического государства, не только о его знаменитой разведке, но и о том, какая у него социальная база в Белоруссии. Юрий Баранчик, старший научный сотрудник Института стран СНГ, в интервью Российскому институту стратегических исследований, справедливо заметил:

«Католический фактор в РБ не силен. Католиками является совсем небольшая часть населения. Другое дело, что этот фактор используют мировые СМИ и ведущие западные державы для оказания давления».

С точки зрения влияния конфессии, это верно: католиками в РБ является 10−12% верующих (православными считают себя 80−82%), составляющих около 6% населения. И 6% приходятся на протестантов, иудаистов и мусульман.

Однако Лукашенко сам обращается к Ватикану с просьбой о защите интересов Белоруссии перед Западом. Понятно и ребёнку, что это то же самое, что обратиться к вожаку волчьей стаи с просьбой стать защитником овец перед львиным прайдом. Но Лукашенко даже после визита в Сочи верит: Белоруссия может стать многовекторным государством и иметь свои позиции на Западе, отличные от позиций России.

Ватикан, конечно, использовал возможность проникновения в Белоруссию по полной программе. Тадеуш Кондрусевич, католический митрополит в Белоруссии, — этнический поляк, хотя и получил гражданство РБ. Его выдворение из страны после неудавшегося Майдана связано с открытой разведывательной, а точнее, вербовочной работой среди белорусских чиновников, политиков и журналистов.

Собственно, западный институт влияния, в том числе Ватикан, в РБ всегда этим занимался, но пока Лукашенко не ощутил ледяное дыхание этой группы на своём затылке, он верил, что ухватил Бога за бороду и манипулирует Западом, давая ему позиции в стране против России.

Тадеуш Кондрусевич
Тадеуш Кондрусевич
Redaktor01 Remik Kubicki

Против Ватикана Лукашенко никаких шагов не предпринимал и не предпринимает, видимо, надеясь сохранить его как электоральный ресурс. Недалеко то время, когда в 2011 году Лукашенко в присутствии митрополита Минского и Слуцкого, патриаршего экзарха всея Белоруссии Филарета, через кардинала Курта Коха приглашал папу Бенедикта XVI посетить Белоруссию.

Однако если измерять не числом верующих, а числом приходов, то позиции католиков в РБ сильнее, чем у православных. Так, у РПЦ в РБ 1545 приходов, а у РКЦ — 475, треть от того, что у православных. У православных 1484 храма, у католиков 490. Несопоставимо с долями католиков и православных в обществе.

Костёл у католиков — не только место молитв, но очаг миссионерства. Это очень удобная ширма для разведдеятельности. База влияния РКЦ в Белоруссии — это не костёлы, а НКО, работающие на отрыв Белоруссии от России и приведение республики в Польшу. НКО — вот главная форма агентурного проникновения Ватикана в структуры власти Белоруссии и формирования сетей добывания, влияния и финансирования разведдеятельности.

Ватиканская агентура — это и профессорско-преподавательский состав университетов, работающий за гранты в направлении продвижения интересов Ватикана под лозунгом «Диалог во имя мира». Советское прошлое Белоруссии названо тернистым путём, где «Святой престол» изображался как идеологический противник. Так как Ватикан боролся с коммунизмом, то в БССР боролись с Ватиканом.

В СМИ Белоруссии материалы таких агентов влияния Ватикана оформлены старательно комплементарным языком: не папа, а «Святой отец», не Ватикан, а «Святой престол», «проводник стратегии мира», «возрождение католической церкви в Белоруссии поддерживается государством», «открыть Беларусь миру и помочь миру открыть для себя Беларусь».

Весь стандартный набор демагогии, в которую оформлено политическое прикрытие экспансии Ватикана в выбранную для этого страну. Это политический язык коллаборационизма, и он понимается абсолютно правильно — и теми, кто на нём пишет, и теми, кто его читает.

Вербное воскресенье в Минске
Вербное воскресенье в Минске
© ИА REGNUM

Очень коварным подлогом является распространяемая агентами влияния Ватикана в Белоруссии в виде версии гипотеза, что преградой для проникновения католицизма и латинства в Россию (где Белоруссия — её западная периферия) является историческое соперничество России и Польши. Таким образом, вся суть конфликта Большой России и Ватикана сводится к польскому вопросу как некой досадной исторической помехе.

В то время как настоящей причиной конфликта католичества и православия являются богословские расхождения, причём не технические, с чем как-то можно было бы примириться, а такие коренные, что, вообще, речь нужно вести не о двух конфессиях одной религии, а о двух разных религиях.

Православие и католицизм не о папе спорят и не о Филиокве, а о глубочайших различиях в понимании сути Бога и человека. Эволюция католицизма не случайно привела его к экуменизму, принятию ЛГБТ и прочим элементам обмирщения.

Протестантизм, эта единственная конфессия, где пасторами могут быть не только женщины, но и открытые атеисты, — это прямое следствие сущности католицизма, пребывающего уже много веков в тяжёлом кризисе. Вот в чём различия между католиками и православными, а не в спорах России и Польши. Подменять богословские расхождения политическими — это лгать неискушённым в вопросе людям.

Официальная позиция белорусской власти — равенство прав верующих и равноудалённость власти от любой религии. Но это ширма, под прикрытием которой осуществляется режим наибольшего благоприятствования Ватикану — ведь Лукашенко не обратился более ни к одному религиозному главе в Белоруссии.

Понятно, он был обижен на Запад — ведь он так много делает, чтобы доказать свою услужливость, а тот не принимает его всерьёз. Почему бы не попросить раввинов, муфтиев и Патриарха всея Руси о защите Белоруссии перед их правящими кругами? Почему не попросить протестантов — их половина в Европе и большинство в США. Почему Лукашенко интересует только Ватикан? Где же тут пресловутая многовекторность?

Встреча в Ватикане в мае 2016 года
Встреча в Ватикане в мае 2016 года
President.gov.by

Когда Лукашенко не пустил в Белоруссию Кондрусевича, Помпео бросился на защиту Ватикана. Спрашивается, с каких пор глава Госдепа США защищает интересы другого государства в третьем государстве? Помпео стал предателем США? Или в безбожно-протестантских США волнуются о судьбе белорусских католиков?

Так напрасно — Лукашенко прямо заявил: ни один костёл не закрыли, никаких препятствий католикам не чинят. Речь идёт даже не о разгроме всей агентурной сети Ватикана, а об изгнании одного её засветившегося координатора. Притом явно не главы резидентуры.

Западные области Белоруссии — это территории, где концентрация костёлов и сторонников «европейского выбора» Белоруссии наиболее высокая. Совпадение? Возможно.

Возникновение Союзного государства России и Белоруссии — крайне нежелательный сюжет для Ватикана. Однако две тысячи лет традиций разведработы приучили Ватикан не пугаться сложностей — если Россия станет влиять на внешнюю политику Белоруссии, договариваться Ватикан будет с Москвой, а не с Минском. Станет больше нелегальной работы, но сворачивать свои позиции в Белоруссии Ватикан не планирует.

Правда, с надеждами привести Белоруссию в Польшу и тем самым стать идейным вождём новой Речи Посполитой, возможно, придётся расстаться ещё лет на двести. Грандиозный геополитический реванш придётся пока отложить. Но что такое двести лет для Ватикана?