Первый официальный визит в Египет министра иностранных дел Армении Зограба Мнацаканяна, его переговоры со своим египетским коллегой Самехом Шукри, прием президентом страны Абдулом-Фаттахом Ас-Сиси, встречу с представителями армянской диаспоры нельзя отнести к событию ординарного значения. Можно согласиться с мнением советника министра иностранных дел Армении Рубена Карапетяна, который заявил, что Армения начинает реализовывать новую стратегию внешнеполитических действий, одним из важных шагов которой является «возвращение на Ближний Восток».

Армения
Армения
Иван Шилов © ИА REGNUM

Действительно, раньше внешняя политика страны на этом направлении в широком смысле была пассивна, если не считать объяснимые тесные контакты и многообразное взаимодействие с соседним Ираном. Это, конечно, не значит, что в Ереване не осознавали геополитическое положение страны, ее близкое соседство с бурлящим Ближним Востоком. Одно время Армения воздерживалась от оценки российского военного присутствия в Сирии, видимо, опасаясь того, что ближневосточные дестабилизирующие процессы могут быть переброшены к ее границам. В тоже время она участвовала и участвует в международных миротворческих миссиях в Афганистане, Косово и Ливане. Когда же правительство Никола Пашиняна приняло решение отправить медицинский персонал и группу из 83 специалистов по разминированию в Алеппо, появились первые признаки того, что Армения меняет свою политику на ближневосточном направлении.

Ереван первым откликнулся на российский призыв содействовать налаживанию мирной жизни в Сирии. Так, туда была отправлена гуманитарная помощь, которая доставлялась с армянского аэродрома «Эребуни» на авиабазу «Хмеймим». При этом Ереван игнорировал негативную реакцию США, которая, кстати, последовала потому, что Вашингтон предполагал и предполагает, что Ереван и Москва — стратегические союзники в системе безопасности ОДКБ — могут в случае необходимости трансформировать гуманитарную миссию в нечто большее. Потом произошли события, которые кристаллизовали ситуацию как в Закавказье, так и на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Недавний приграничный конфликт между Азербайджаном и Арменией обозначил реальное присутствие в регионе Анкары на стороне Баку, что воспринимается в Ереване как угроза своей безопасности и безопасности Нагорного Карабаха.

События в Восточном Средиземноморье привели к появлению антитурецкого дипломатического, а потенциально и военного фронта с участием ряда европейских стран и государств северной Африки, в частности Египта. В этой связи Армения предприняла важный ход, заявив о поддержки Греции и Кипра в конфликте с Турцией, что стало восприниматься как заявка на участие в этой коалиции. И это лишило аргументов тех, кто утверждает, что политику Еревана на Ближнем Востоке «нужно воспринимать как продолжение или дополнение политики России». Это не так или не совсем так, поскольку Москва находится в альянсе с Турцией на сирийском направлении, проводит с ней активные консультации и по кризису в Восточном Средиземноморье. Это первое.

Второе. Успешный визит Мнацаканяна в Египет лишает аргументов и те силы, которые добиваются изоляции Армении в исламском мире. В таком контексте у России и Армении, возможно, и Ирана, в регионе могут появиться совместные важные проекты с учетом долгосрочной перспективы. Мы это к тому, что Ереван получает возможность для широкого политико-дипломатического маневрирования как на европейском, так и на ближневосточном направлениях, осуществляя внешнеполитическую диверсификацию, что позволит создать поле для маневрирования в будущем, в том числе и в подходах к урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

В целом такой ход событий может устраивать Россию в ее политике на Ближнем Востоке, где сохраняются незадействованные ресурсы мощной армянской диаспоры на базе общей концепции внешней политики. В этой связи Еревану нужно помочь использовать ряд своих очевидных преимуществ, уберегая его от возможных региональных рисков в условиях быстро меняющихся геополитических реалий. Теперь, как выразился советник главы МИД Армении Карапетян, «необходимо работать с особым погружением в детали». И еще. Сообщается, что в ходе визита Мнацаканяна в Египет оговаривались возможности визита в Армению президента Ас-Сиси.

Если он состоится, то отношения Еревана и с другими с арабскими странами могут выйти на новый практический уровень как в смысле активизации политического диалога, так и развития всеобъемлющего взаимодействия в торгово-экономической сфере. Тем более что нет ни одной существенной проблемы, которая препятствовала бы этому.