Две самые грозные ядерные державы на Земле, которые обладают более чем 90% самого смертоносного оружия в мире, стоят на грани отказа от шести десятилетий контроля над вооружениями и ускоренного создания нового и более ужасающего оружия Судного дня, пишут юристы-международники, на протяжении многих лет работавшие с СССР, а также с бывшими советскими республиками, Джеффри Берт, Джеймс Хитч и Питер Петтибоун в статье, вышедшей 13 сентября в The National Interest.

Владимир Путин и Дональд Трамп
Владимир Путин и Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Почему США стоит опасаться союза России и Китая — The National Interest

Отмечая в прошлом месяце семьдесят пятую годовщину бомбардировки Хиросимы, редакция The New York Times напомнила американским гражданам об этой отрезвляющей реальности: США и Россия, каждая из которых «способна испарить человеческий род в апокалиптической вспышке», скатываются к новому военному столкновению. На той же неделе более сотни ведущих экспертов по внешней политике зловеще предупредили, что США «зашли в опасный тупик» в своей политике в отношении России, поэтому теперь Москва и Вашингтон «дрейфуют в сторону опасной гонки ядерных вооружений».

Читайте также: Politico: США пора бы пересмотреть свою политику в отношении России

Тем не менее обе основные политические партии в США преуменьшают важность недопущения этого катастрофического курса на столкновение с Россией и не уделяют ему первоочередного внимания. В Демократической партии признали, что «ядерные риски, с которыми сталкиваются граждане США, серьезнее, чем они были за последние десятилетия», однако никто не тревогу не бьет. Ни действующий президент Дональд Трамп, ни кандидат в президенты Джо Байден в своих предвыборных речах даже не упомянули об этом опасном состоянии, в котором находится страна. Ни один из них не сделал и намека на то, как следует решать такие насущные вопросы национальной безопасности в случае своего избрания в ноябре.

Джо Байден
Джо Байден
Gage Skidmore

Прогресс, достигнутый за последние шестьдесят лет в области контроля над вооружениями, теперь резко остановился. После кубинского ракетного кризиса страны встали на медленный, но устойчивый курс вперед. Объявляя о заключении Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, президент Джон Кеннеди красноречиво заявил, что это соглашение является первым шагом, с помощью которого удастся избежать «мрачной перспективы массового уничтожения на Земле». По его словам, «луч света прорезал тьму».

Десять лет спустя президент Ричард Никсон возглавил процесс сокращения ядерных арсеналов, подписав историческое соглашение о переговорах об ограничении стратегических вооружений. После новаторских встреч президента Рональда Рейгана с генеральным секретарем СССР Михаилом Горбачевым в Женеве и Рейкьявике в 1987 году был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В течение последующих двадцати пяти лет администрации Джорджа Буша-старшего, Билла Клинтона, Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы заключили ряд договоров и соглашений, которые наложили дальнейшие и очень существенные ограничения на ядерные арсеналы обеих стран.

В своей книге «Мое путешествие по краю ядерной пропасти» (My Journey at the Nuclear Brink) бывший министр обороны Уильям Перри отметил, что апогей в вопросе контроля вооружений был достигнут в апреле 2009 года, когда в долгожданном обзоре ядерной политики президента Барака Обамы впервые «явно уменьшилась роль ядерного оружия в американской военной стратегии». За этим в декабре 2010 года последовала ратификация Договора СНВ-III, одобренная семидесяти одним сенатором против двадцати шести. Подобная межпартийная поддержка стала неожиданным результатом для Перри, учитывая противодействие договору со стороны республиканского руководства в то время.

Бывший министр обороны США Уильям Перри
Бывший министр обороны США Уильям Перри

Однако затем началось не столь оптимистическое десятилетие, во время которого начала происходить «волна обратных событий». Достигнутый двумя странами прогресс по сокращению исходящей от ядерного оружия угрозы замедлился и даже был обращен вспять в 2011 году, когда США и Россия начали ставить крест на достижениях прошлых лет. Пиком этого процесса стал «катастрофический поворот событий», когда «поддерживаемые Россией силы вторглись на восток Украины, а Россия аннексировала Крым». Вскоре Россия «отреклась» от давнего обязательства «не применять первой» ядерного оружия, заявив, что она готова запустить ядерное оружие в ответ на любую предполагаемую угрозу — даже неядерную.

С 2015 года события стали развиваться по еще более пессимистическому сценарию. В январе того года на фоне событий на Украине и в других местах престижный Союз ученых-атомщиков был вынужден перевести часы Судного дня на три минуты до полуночи, тогда как годом ранее стрелки показывали на без пяти полночь. На протяжении следующих нескольких лет одно дестабилизирующее событий будет идти за другим, достигнув своего зенита летом 2019 года, когда произошло самый значительный отказ от контроля над вооружениями на сегодняшний день: выход США из исторического договора о ракетах средней и меньшей дальности, в результате которого был ликвидирован целый класс оружия и уничтожено 2692 ракеты.

В январе 2020 года прежний трехминутный запас на часах Судного дня, отделяющий человечество от уничтожения, сократился почти вдвое, и теперь до полуночи осталось лишь сто секунд. По словам этих видных ученых, среди которых 13 лауреатов Нобелевской премии, США сейчас стоят перед «самой опасной ситуацией, с которой когда-либо сталкивалось человечество».

Не может быть никаких сомнений в том, что первостепенной целью внешней политики США должно быть возвращение вопроса контроля над вооружениями на центральное место в национальной повестке дня. Подобный шаг потребует, чтобы кандидат, победивший на ноябрьских выборах, просвещал и информировал американскую общественность о том, что действительно поставлено на карту, и уделял первоочередное внимание предотвращению скатывания страны всё дальше в пропасть. Россия и США, похоже, встали на опасный путь наращивания мощности и эффективности своих ядерных потенциалов. В то же время обе страны теряют всякое доверие и не могут убедительно требовать от других стран воздерживаться от разработки или расширения собственных ядерных арсеналов. Лицемерие самоочевидно.

Ракетная шахта. США
Ракетная шахта. США
Defense.gov

В сложившихся условиях авторы предложили несколько полезных предложений. Во-первых, следующей администрации прежде всего необходимо пойти на продление — без каких-либо новых условий — Договора СНВ-III, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года. Благодаря этому соглашению США и Россия могут иметь лишь 1550 стратегических ядерных боеголовок, развернутых на 700 стратегических системах доставки, что на 30% и 50% соответственно ниже, чем удавалось добиться с помощью предыдущих соглашений.

«Если договор прекратит свое действие, впервые с 1972 года стратегические арсеналы США или России не будут ничем ограничены», — подчеркнули в Федерации американских ученых:

Подобное развитие событий означало бы возвращение — и, вероятно, непоправимое — режима контроля над вооружениями на полвека назад — к состоянию, имевшему место до принятых Никсоном решений, когда стороны занимались неограниченным наращиванием ядерных потенциалов.

Во-вторых, следующая администрация должна сформировать рабочую группу высокого уровня, в которую войдут дипломаты и должностные лица министерства обороны из обеих партий. Они должны будут рекомендовать меры по контролю над вооружениями для возвращения США на курс, начатый Рейганом и Горбачевым в 1987 году, а до них — Никсоном. Это должно стать наивысшим приоритетом в повестке дня саммита, обсуждаемой ниже. Это мероприятие потребует участия экспертов из частного, так и из государственного секторов, а также месяцев планирования в высокотехнологичной и сложной области.

В-третьих, новая администрация должна продемонстрировать серьезную готовность решать ключевые проблемы, которые завели стороны в нынешний тупик в области контроля над вооружениями. Одно из первых мест в этом списке занимает политическое безвыходное положение, созданное «незаконной аннексией» Крыма Россией и ее «продолжающимися военными инициативами» на юго-востоке Украины, в Донбассе. Несколько лет назад эксперты разработали трехэтапную стратегию разрешения или хотя бы сдерживания украинского и крымского кризиса.

Она включает в себя то, что Россия и Запад признают свои разногласия по дипломатическому статусу Крыма и смиряются с ними на какой-то неопределенный срок. Затем необходимо добиться действенного режима прекращения огня в Донбассе, а также выделить пакет многомиллиардной помощи для восстановления экономики Украины. Если не удастся достичь мирного урегулирования — или, по крайней мере, до тех пор, пока Запад не начнет обсуждать способ выхода России из этой трясины, — тупиковая ситуация на Украине будет по-прежнему создавать значительные препятствия для возобновления переговоров по контролю над вооружениями.

Война в Донбассе. 2015
Война в Донбассе. 2015

В-четвертых, западные санкции в отношении России должны быть сняты таким образом, чтобы обеспечить восстановление мира на Украине. Эти санкции явно нанесли экономический ущерб России. Точную сумму сложно подсчитать, но считается, что она находится в диапазоне 1,0−1,5% от прогнозируемого роста ВВП России. Ущерб, понесенным 690 конкретными лицами, оценить труднее.

В-пятых, дипломатические отношения между Соединенными Штатами и Россией должны быть восстановлены до нормального состояния как можно скорее, с увеличением штата посольств до докризисного уровня и возобновлением работы консульств. На данный момент сохранение статус-кво просто контрпродуктивно.

В-шестых, новая администрация должна прислушаться к просьбе Михаила Горбачёва о том, чтобы лидеры двух стран «вернулись к здравомыслию» и инициировали «полномасштабный саммит по всему спектру вопросов» между Вашингтоном и Москвой.

До конца 2021 года должен быть запланирован двухэтапный саммит, сначала в Москве, а затем в Вашингтоне. (Также следует рассмотреть возможность проведения предварительной встречи). Для проведения обширных подготовительных и переговорных мероприятий потребуется, чтобы высокопоставленные должностные лица с обеих сторон заложили основу.

Так, ранее Горбачев отмечал, призывая к встрече на высшем уровне, что когда «отношения между двумя странами находятся в тяжелом кризисе, есть одно хорошо испытанное средство для достижения [выхода]», то есть нужно инициировать «диалог, основанный на взаимном уважении».

Наконец, этот саммит должен служить форумом для объявления новых экономических инициатив и предложений по укреплению доверия. Следует помнить, что первая попытка Никсона в области введения контроля над вооружениями сопровождалась торговым соглашением 1972 года, которое заложило правовую основу для коммерческих отношений с Россией и послужило вспомогательной связью с общей инициативой.

Возможные области сотрудничества включают совместное развитие нового арктического торгового маршрута, совместную разработку альтернативных источников энергии для уменьшения вреда окружающей среде, осуществление серьезных и хорошо финансируемых американо-российских проектов в области здравоохранения, в том числе в регионах России и в сельских районах США, новые программы студенческого и академического обмена, совместное освоение космоса, а также оживление торговли и организации бизнеса между США и Россией.

Производство тркб для газопровода «Северный поток — 2»
Производство тркб для газопровода «Северный поток — 2»
© Nord Stream 2

Горизонт для изменения стратегических рамок для Соединенных Штатов и России может быть ближе, чем многие предполагают. Относительно недавний опрос ведущего московского «Левада-центра» особенно актуален в данном случае, свидетельствуя о смене поколений в вопросе отношения к Западу. Результаты опроса показывают, что широкое использование интернета и зарубежных поездок создало «в целом положительное [отношение] к Европе и США, причем почти две трети [молодого поколения] выражают положительные взгляды. Подобные результаты коренным образом отличаются от того, что считают российские граждане старше 65 лет».

Бывший президент Дуайт Эйзенхауэр произнес замечательную речь 16 апреля 1953 года, призвав две сверхдержавы изменить направление, уделяя первоочередное внимание мерам контроля над вооружениями. Для Эйзенхауэра «это [нынешнее скопление вооружений] вовсе не было образом жизни», и он призывал обе страны объединиться, «чтобы переломить черную волну [текущих] событий».

Он решительным образом указывал на то, что если обе страны не попытаются «воспользоваться этим шансом, приговор будущих веков будет суров и справедлив». Следующая администрация должна воспользоваться «этим шансом», возродив и установив всеобъемлющий режим контроля над вооружениями между США и Россией. Это вполне может быть последним шансом Америки избежать фатального — и, вероятно, окончательного — сурового суждения истории.