Подготовленные, но заранее провальные акции протеста в Белоруссии, отсутствие раздачи конфеток с леденцами, баранок и прочих пряников, отсутствие того, что после Украины стали называть майданом, уши польских, литовских и украинских спецслужб, вместо агентов ЦРУ, МИ-6 и БНД, отъезд «лидера» «оппозиции» и самопровозглашение себя-любимой избранным президентом в изгнании, цирк с не то с выдворением, не то с добровольным бегством оставшихся борцов за свободу на Украину, говорит нам, что у Запада не было и нет планов по отчуждению Белоруссии от России. Мало того, можно предположить, что на Западе существует некий теневой консенсус относительно Белоруссии. И этот консенсус был подтвержден, либо согласован во время звонков Меркель и Макрона Путину после выборов в Белоруссии.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Суть консенсуса — Белоруссия отходит к России. На такое решение на Западе повлияла Украина, ведь этот проект гласно признан в Европе провальным, вспомним высказывания президента Эстонии госпожи Кальюлайд об усталости Европы от Украины и её недвусмысленный и нарочито издевательский подарок президенту Украины Зеленскому — велосипед. Ещё одной Украины с её безграничным воровством и фашизмом Европа просто не выдержит.

Однако зачем доводить Белоруссию до состояния Украины, или же, тем более, отдавать её России? Существовало же почти 25 лет такое странное государство с последним диктатором Европы, который, с одной стороны, создавал видимость союзного государства с Россией, а с другой — заигрывал с Европой в программе Восточное партнёрство. Если Батьке не хватало денег для строительства социализма в отдельно взятой республике, он клянчил их или у МВФ, или у Кремля.

При этом уж сильно активно перетаскивать Белоруссию на сторону «свободного мира» Запад не спешил, особенно памятуя неадекватные, в западном понимании, действия России в Югославии, вспомним приштинский десант. И ещё более неадекватные, но очень эффективные действия России в августе 2008 года в Южной Осетии. После этого стало ясно, что с ходу, через цветную революцию, Белоруссию, в принципе, как и Украину, от России не оторвать — будет неадекватная реакция.

Однако, так сказать, коллективный Запад, избавившись от своего соперника, СССР, не смог избавиться от геополитических идиом, которые были им же порождены во время холодной войны. Классик западной геополитической школы З. Бжезинский утверждал в своей «Великой шахматной доске»: кто контролирует ось Польша-Украина, тот контролирует всю Евразию, и добавлял, что России без Украины быть не может. Белоруссия в этом контексте рассматривалась как кусок, прилепленный к Украине.

Акции протеста в Минске
Акции протеста в Минске
© ИА REGNUM

Однако, как бы нам ни улыбались, как бы ни говорили нам, что мы партнёры, на Западе Россию считают не просто соперником, а врагом. И потому всегда будет искушение нас уничтожить, развалить. И так как на Западе свято верили, и, судя по всему, до сих пор хватаются за эту веру, в собственные геополитические заблуждения, Запад решил взять под контроль всю Евразию и решить вопрос с Россией, пусть и с угрозой ответной реакции России.

Украинская авантюра как для американцев, так и для европейцев оказалась полностью провальной. Мало того, что потерян Крым как стратегически важный регион на Чёрном море, так и ещё Украина превратилась в слабо управляемое коррумпированное государство с гражданской войной. При этом полностью подтвердились опасения о «неадекватной» реакции России, вернувшей Крым и не бросившей своих на Донбассе. Последующие же 6 лет показали невероятную санкционную устойчивость России как в экономике и в политике, так и в общественном консенсусе, и опровергли тезис Бжезинского о важности Украины для России. С «потерей» Украины Россия не то что не развалилась, а только усилила свои геополитические позиции.

После Украины стало ясно, что попытки оторвать от России Белоруссию приведут только к одному — присоединению её к России, а возможно, и к ещё более глобальным последствиям. В то же время после падения мифа о геополитической значимости Украины, а вместе с ней и Белоруссии, встал вопрос о целесообразности их существования. И Украина, и Белоруссия стали государствами-лимитрофами, ненужными и опасными прокладками между двумя сверхдержавами — Европейским Союзом и Россией. При этом приходится как считаться с их существованием, так и нести ответственности за происходящее в них. И если за Украину в большей степени ответственность теперь несут Европа и Америка, и только отчасти Россия, то за Белоруссию 100% ответственность лежит на России.

Владимир Путин открывает проезд по Крымскому мосту
Владимир Путин открывает проезд по Крымскому мосту
Kremlin.ru

Но и при таких условиях можно было бы сохранить статус двух этих государств, если бы не угроза, возникшая с востока, которая возникла благодаря, скажем так, похожей на сито внешней политики России в отношении Китая. Не понятно, кто для нас Китай и ещё менее понятно, кто мы для Китая. При этом сам Китай «топчется» на территориях нашего политического влияния, в том числе на Украине и в Белоруссии. В ответ же Россия, во всяком случае публично, никогда не выражала своего беспокойства по действиям Китая, проводящим свою внешнюю экспансионистскую политику. В тоже время президент Лукашенко, лавируя между Европой и Россией, нашёл в Китае третью силу, которой пытался шантажировать, так сказать, основных спонсоров. Батька до своих малоудачных очередных выборов постоянно укреплял связи с китайскими товарищами, порою показывая всему миру, что делает это независимо от России.

В Европе публично врагом номер один пока называют Россию, кулуарно же Китай — настоящая угроза. Это прослеживается в документах, в которых прописаны или исследуются стратегические направления развития Европы. Например, немецкая Industry 4.0. И если для Европы Россия является историческим врагом, который как минимум раз в сто лет приходит в Европу спасти её от самой себя, то Китай — враг цивилизационный. Страх европейцев перед угрозой с востока порождён ещё ордами гуннов, сметавших на своём пути остатки эллинской цивилизации.

На Западе серьёзно опасаются появления в сердце старого света китайского плацдарма, в который мог бы превратить Белоруссию Лукашенко. Потому в свете китайского алого восхода Белоруссия в составе России — это вопрос уже европейской безопасности. Но и отдавать просто так Белоруссию России нельзя. В конце концов, на том же западе есть огромное количество политиков, готовых «распилить» на неудачной цветной революции в Белоруссии, да и саму Россию стоило бы ещё немного пощипать, особенно в свете появления у этих наглых русских вакцины от COVID-19. Поэтому, не смотря на необходимость для самой Европы присоединения Белоруссии к России, Европа как унтер-офицерская вдова будет сечь себя, усиливая антироссийскую политику.

Александр Лукашенко, Михаил Мишустин и Роман Головченко, 3 сентября 2020 года
Александр Лукашенко, Михаил Мишустин и Роман Головченко, 3 сентября 2020 года
President.gov.by

Запад не проиграл Белоруссию в августе 2020 года, он уже не был способен за неё драться. Белоруссия была проиграна Западом тогда, когда «вежливые люди» вступили на крымский берег, последующие после этого события разрушали ту геополитическую конструкцию, которая была создана ещё во времена холодной войны. Россия вернула себе право на Белоруссию и Малороссию, но на этих территориях ради безопасности в Европе больше не должно быть никаких квазигосударственных образований.

Ещё в прошлом году Кремль предложил Минску план интеграции в рамках союзного государства, по которому Минск лишается финансового и экономического суверенитета. Замечу, что этот план не вызвал никакой негативной реакции на Западе. Теперь же, когда президент Лукашенко лишён всякой возможности лавировать между Россией и западными партнёрами, что, к тому же, делает его неинтересным для Китая, ему ничего не осталось, как снова присягнуть на верность России, верноподданнически приняв вакцину от коронавируса из её рук. Можно сделать прогноз — в ближайшие пять лет Белоруссия будет интегрирована в Россию, а после Россия примет в свои пределы часть Украины — Малороссию.