Между США и Китаем по инициативе американской стороны продолжает раскручиваться спираль санкционного противостояния, которое одновременно накладывается на рост военно-политической напряженности между Вашингтоном и Пекином. Так, 26 августа министр торговли США Уилбур Росс обнародовал решение о введении санкций против 24 компаний из КНР, а также представителей их персонала, которые участвуют в обустройстве искусственных островов в Южно-Китайском море (ЮКМ). Эти сооружения по решению китайских властей активно возводятся с 2013 года, укрепляя позиции КНР в этой важнейшей акватории. «США, государства-соседи Китая и международное сообщество критикуют претензии КПК на суверенитет в ЮКМ и осуждают возведение островов для китайских военных», — заявил Росс, и эти слова были включены в официальный пресс-релиз министерства.

Статуя Свободы
Статуя Свободы
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как видим, в своем заявлении американский министр отпустил в адрес Китая как минимум три достаточно провокационных «шпильки». Во-первых, он поставил виртуальный знак равенства между интересами США и стран Юго-Восточной Азии (ЮВА), соседних с Китаем, а также международным сообществом. Это не соответствует действительности. Страны, о которых идет речь, принадлежат к десятке членов регионального объединения АСЕАН. Часть из них, конкретно Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней, а также Тайвань, действительно вместе с КНР претендуют на ряд спорных рифов и островов, образующих в ЮКМ архипелаг Спратли (китайское название Наньша) и группу Парасельских островов (Сиша). Но эти страны, как и объединяющее их АСЕАН, находятся с Китаем в переговорном процессе по мирному урегулированию споров, и этот процесс приближается к своему логическому завершению, которым станет завершение работы и принятие Кодекса поведения в ЮКМ. Раньше участники АСЕАН неоднократно высказывались против вовлечения в урегулирование территориальных противоречий третьих стран, особенно принадлежащих к внерегиональным игрокам, понимая, что в этом случае они становятся заложниками противостояния с этими странами КНР. Прежде всего, разумеется, с США. Именно поэтому не получила развития прошлогодняя бесцеремонная инициатива Вашингтона провести в американской столице сепаратный саммит США — АСЕАН, которую в Бангкок, к месту проведения форума АСЕАН, привез президентский советник по национальной безопасности Роберт О’Брайен.

Во-вторых, Росс, в полном соответствии с провокационными методичками по подрыву стабильности в иностранных государствах, попытался приписать агрессивные намерения КПК, отделив ее интересы от интересов китайского народа и правительства. Поскольку КПК является системообразующей скрепой политической системы КНР, в этом шаге усматривается «заброс удочки» в сторону поощрения развития в Китае процессов, аналогичных советской «перестройке», которая начиналась именно с этого — подрыва руководящей роли КПСС. А закончилась, как помним, разрушением СССР. Важно, что американский министр торговли позволил себе этот пассаж уже после того, как суть взаимоотношений КПК и китайского народа и общества была подробно разъяснена сразу тремя крупными китайскими дипломатами, в том числе руководителем международной комиссии ЦК КПК Ян Цзечи, действующим главой МИД Ван И и его заместителем Лю Юйчэном. То есть американскую сторону китайские аргументы попросту не волнуют, она их игнорирует так, как будто они и не звучали, что явно выдает заказной характер действий Росса, выполняющего некие неофициальные инструкции, полученные им в обход официальной властной иерархии США. На это следует обратить пристальное внимание.

Уилбур Росс
Уилбур Росс
Gage Skidmore

В-третьих, в заявлении Росса упоминается отдельный интерес «китайских военных», учитывая строительство на ряде искусственных островов военных объектов и ВПП аэродромной сети. Данный вопрос выходит далеко за рамки компетенции минторга США и относится к ведению Пентагона; однако шеф этого ведомства Марк Эспер не только не усомнился в правомерности вторжения Росса на «территорию» его «ответственности», но и, как увидим дальше, сам сделал ряд резонансных заявлений соответствующего содержания. Это говорит о том, что упомянутые неофициальные инструкции по организации против Китая еще одной широкомасштабной провокации являются продуктом «творчества» таких «верхов», указания которых актуальны не только для всех министерств, составляющих структуру администрации, но и для ее главы, которым является президент.

Косвенно это подтвердил госсекретарь Майк Помпео, который не преминул воспользоваться ситуацией, чтобы напомнить о своей роли в раздувании конфликта вокруг ЮКМ. «США сегодня предпринимают действия, чтобы поддержать свободу на море и выступить против принуждения в отношении наших союзников и партнеров в ЮВА. Мы не должны позволить, чтобы кампания запугивания, осуществляемая Пекином, лишала доступа к жизненно важным ресурсам морского дна и наносила ущерб критически важным экосистемам», — заявил Помпео. И здесь сразу же нужно вспомнить, что именно по его инициативе Госдеп еще 14 июля выступил с антикитайским заявлением, которое шеф ведомства сам и прокомментировал. Помпео тогда отказал КНР в признании ее интересов в ЮКМ. И потребовал от Пекина «ограничить свои территориальные притязания в большинстве частей ЮКМ береговой линией», как будто позабыв о Конвенции ООН по морскому праву, которая относит 200-мильную зону, прилегающую к побережью любой приморской страны к ее территориальным водам. Американская сторона здесь явно спекулирует на том, что в случае с ЮКМ такая китайская зона пересекается с соседними, причем, преимущественно как раз в районах «спорных» географических объектов. Ну, так поэтому Китай и члены АСЕАН и ведут между собой переговоры, не находясь в восторге от американского вмешательства в этот процесс, напоминающего геополитический рэкет. Никто из партнеров Пекина по диалогу, кроме разве что «демопрогрессивного» сепаратистского руководства Тайваня, к помощи США не только не взывает, но и ее сторонится. Однако Вашингтон настойчиво навязывает свою «крышу», с одной стороны удовлетворяя при этом амбиции по части закручивания противостояния с Китаем, а с другой, рассчитывая, что если он это противостояние выиграет, тем, чьи интересы он «защитит» от Пекина, придется эту «крышу» оплачивать. Не деньгами, так «натурой» в виде предоставления территорий под американскую военную инфраструктуру, закупок американского оружия и вывоза в США за бесценок богатых местных природных ресурсов.

Встречная реакция КНР оказалась вполне предсказуемой. Официальный представитель МИД Чжао Лицзянь подчеркнул, что Китай выступает «категорически против санкций США против китайских предприятий и персонала, принявших участие в строительной деятельности в ЮКМ» и призвал Вашингтон «исправить ошибки и немедленно прекратить вмешательство во внутренние дела Китая». Обвинив США в нарушении международного права и его основных норм, Чжао Лицзянь указал, что Вашингтон демонстрируют «типичную гегемонистскую логику и политику силы». «Китайская сторона развертывает строительную деятельность на своей собственной территории, что укладывается в суверенитет и не имеет ничего общего с милитаризацией», — ответил он Россу. Это означает, что симметричный ответ Пекина не заставит себя долго ждать, и США очень скоро получат ответные санкции.

Риф Мисчиф в Южно-Китайском море, освоенный Китаем
Риф Мисчиф в Южно-Китайском море, освоенный Китаем

Параллельно санкционному сюжету, как уже отмечалось, начал развиваться и другой, с откровенным бряцанием оружием. Глава Пентагона Эспер, посетивший Гавайские острова и выступивший в расположенном в этом штате Азиатско-Тихоокеанском центре исследований вопросов безопасности, сделал ряд резонансных заявлений. Общая их направленность — против России и Китая, которые, по его словам, присутствуют во всех регионах мира и нуждаются в сдерживании со стороны США (как тут не вспомнить ироничную реплику главы российского МИД Сергея Лаврова о том, что США стремятся сдерживать всех, кроме себя). Конкретно по Китаю Эспер воспроизвел упомянутые июльские претензии Помпео, пообещав «не уступать ни дюйма никакой другой стране», особо подчеркнув, что речь идет о тех, кто «считает свою форму правления, взгляды на права человека, свободу слова, религии, собраний и все остальное лучше, чем у нас».

«Косяков» и «шпилек» в этой тираде никак не меньше, чем у Росса. Даже больше. Во-первых, совершенно непонятно, о каких «дюймах» Эспер ведет речь, ибо своих таковых для «уступок» или «неуступок» у США в регионе нет, кроме, разве что острова Гуам, да японского «непотопляемого авианосца». И то распоряжаться этим, как собственным, Вашингтон не сможет даже при очень большом желании. Тем более это касается остальной части ЮВА, где — назовем вещи своими именами — есть формальные сателлиты США, но нет тех, кто готов был бы встраиваться в фарватер американской политики, превращаясь в вассалов. Переходя на язык геополитики, мы понимаем, что США считают ЮКМ сферой своих жизненно важных интересов из-за того, что рассчитывают сохранить преимущество в ВМС, позволяющее им контролировать проливы, ведущие из Индийского океана в Тихий, прежде всего Малаккский пролив. Поскольку это главная морская торговая коммуникация Китая, Вашингтон, прикрываясь лозунгом «свободы торговли», пытается и дальше угрожать Пекину односторонним ограничением этой свободы, рассчитывая сделать китайцев более склонными к уступкам в вопросах китайско-американских противоречий. Во-вторых, если говорить о геополитике, то претерпевая явную неудачу в заигрывании с АСЕАН и разыгрывании с помощью объединения «антикитайской карты», США, в том числе Эспер на Гавайях, бросились эксплуатировать тему «Индо-Тихоокеанского» региона, стремясь мобилизовать против Китая уже Индию и сделав ставку на раздувание противостояния между Пекином и Дели.

В-третьих, понятно, что упоминая форму правления и своды ценностей, Эспер ведет речь о противостоянии США с Россией и особенно с Китаем и его политической системой со стержневой ролью КПК. В этом Эспер повторяет Помпео и Росса, и такой скоординированный накат означает, что коммунизм здесь глубоко вторичен, тем более что раньше американскую сторону в Китае это не смущало. Вопрос в другом: в том, что система во главе с КПК не контролируется извне, причем не Вашингтоном, а теми самыми «верхами», что контролируют сам Вашингтон. И именно эти «верхи» и заказывают ту «испорченную пластинку», которую, как под копирку, воспроизводят высокопоставленные чиновники американской администрации. Наконец, в-четвертых, вся конъюнктурность таких накатов в полный рост торчит из-за упоминания о религиях. В отличии от Запада и других стран с авраамистической традицией в Китае этой проблемы в западном понимании не существует, и главные трения, если поднять глубокий исторический аспект, на протяжении столетий существовали между буддизмом и конфуцианством, которые к Западу отношения не имеют. Другое дело, что в последние десятилетия Китай подвергается мощной протестантской экспансии, ведущейся через Юг Корейского полуострова; «просыпаются» и католики, пытающиеся урегулировать на своих условиях с Пекином собственное влияние и представительство, хотя в целом и безуспешно; назначение католических епископов осуществляется изнутри, а не Ватиканом. Поэтому, когда Эспер упоминает о «зажиме» религиозных свобод как об основании для давления на Китай, он проговаривается «по Фрейду» и признается в попытках искусственного насаждения Западом в стране религиозного вопроса в целях размывания национальной идентичности и создания поводов для внешнего вмешательства.

19-й съезд КПК
19-й съезд КПК

Но самое главное: когда претензии, предъявляемые в политической и гуманитарной плоскости, звучат из уст шефа военного ведомства, понятно, что это еще и вполне прозрачный намек на военную угрозу со стороны США. И что учения военно-воздушных и военно-морских сил КНР в Желтом море и ЮКМ, завершившиеся буквально на днях и взбудоражившие как Вашингтон, так и его тайваньских сателлитов из руководства местной сепаратистской администрации, для Эспера лишь повод если не перевести разрастающийся холодной конфликт поближе к горячей фазе, то, по крайней мере, о ней напомнить. И Китаю, а вместе с ним и России, ибо упоминание о переброске американских сил и средств из других регионов мира, в том числе из Европы, на Дальний Восток превращает дальневосточный театр военных действий (ТВД) в основной. И нет никаких гарантий, что заявление Эспера не является началом информационного «разминания темы» именно в этом направлении. Особенно с учетом того, что провал попыток Японии разрешить «дипломатическими средствами» с Россией «Курильский вопрос» в условиях объявленной будущей отставки Синдзо Абэ может не исключать перехода к изучению вопроса о применении других сил и средств, в том числе американских. Случайно ли, например, появление авианосной ударной группы (АУГ) США в этом месяце было зафиксировано на ближайшем к Курилам японском острове Хоккайдо? Ясно, что и на российском, и на китайском направлении, где горячих точек потенциально еще больше, американской стороной ведется зондаж, и тем интенсивнее, чем меньше надежд добиться своих целей тарифными, торговыми, санкционными и другими «гибридными» средствами.

Китайская сторона и здесь дала Вашингтону строго «симметричную» отповедь, с которой выступил официальный представитель уже не МИД, а министерства национальной обороны КНР У Цянь. По его словам, учения ВМС и ВВС КНР были плановыми, не были направлены против третьих стран и им не угрожали. В связи с этим США получили предостережение против незаконной с точки зрения международного права торговли оружием с тайваньским режимом. Пекин также призвал США воздержаться от провокаций вблизи китайских границ, включая появление военных самолетов и кораблей в воздушном пространстве и территориальных водах КНР.

Флот США в Южно-Китайском море
Флот США в Южно-Китайском море
U.S. Pacific Fleet

Риторическим в этой ситуации остается вопрос о том, случайное это совпадение или нет, что Росс и Эспер высказались практически одновременно. Конечно, не случайное, и это доказано последовавшим на этом фоне комментарием Помпео. Здесь следует понимать, что Москва и Пекин и так находятся «в одной лодке», а на дальневосточном ТВД, где у них, по сути, общий фронт по периметру морских границ континента, — тем более. В конце концов, два американских министра четко и недвусмысленно расставили приоритеты. Каждый — свои, но в сумме они сложили общий пазл. Шеф торговли высказался строго в адрес Китая, а военного ведомства — против обеих наших стран. К этому необходимо добавить:

  • что Эспер и раньше, еще с февраля текущего года, неоднократно обвинял Москву и Пекин в «ревизионизме» по отношению к существующему миропорядку, повторив это и сейчас;
  • а также что он завел речь о размещении в ЮВА американских ракет средней дальности, которые из этого региона перекрывают практически всю территорию КНР, дотягиваясь и до южных регионов российского Дальнего Востока.

Конечно, очень многое в США связано с выборами и включено в соответствующие расклады, имеющие финальной точкой дату 3 ноября. Однако намеки обоих противоборствующих кандидатов на поствыборное будущее на оптимистический лад никак не настраивают. Мир находится в большом и глубоком кризисе, и в определенных кругах, как и всегда в таких случаях, растет искушение поискать выход из него на путях не терпеливого развязывания узлов, а их быстрого разрубания.