США должны готовиться к тому, что российское руководство, обеспокоенное происходящим в Белоруссии, может пойти на вооруженное вмешательство в дела республики, пишет бывший посол США на Украине Джон Хербст в статье, вышедшей 24 августа в The National Interest.

Лукашенко
Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Дипломат отмечает, что Белоруссия продолжает удивлять. После двадцати шести лет, казалось бы, стабильного руководства «режим» президента Александра Лукашенко, возможно, находится на грани. Массовые акции протеста сотрясают страну с тех пор, как он попытался «украсть» президентские выборы, прошедшие в республике 9 августа. Жесткие меры властей — аресты тысяч людей, повсеместное «применение пыток» — пока не увенчались успехом. Пока нельзя сказать определенно, способны ли или хотят ли силы безопасности Лукашенко сделать всё необходимое для восстановления порядка в стране. Это побудило Лукашенко обратиться к президенту России Владимиру Путину.

Читайте также: Лукашенко: РФ при первом же запросе окажет Белоруссии всестороннюю помощь

По словам белорусского «диктатора», он достиг такого соглашения с Москвой, благодаря которому Россия сможет вмешаться в дела республики для прекращения беспорядков. Москва подтвердила, что соглашение существует. Лукашенко надеется, что эта угроза повысит моральный дух его силовиков и убедит протестующих пойти на попятную. Так, он пошел на активизацию мер по укреплению своих сил и прекращению протестов. Непонятно, однако, чем всё это закончится.

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Владимир Путин и Александр Лукашенко
Kremlin.ru

Читайте также: МИД Литвы отреагировал на слова Лукашенко о военной помощи России

Такое развитие событий создает серьезную проблему для Кремля. Белоруссия при Лукашенко долгое время была ключевым членом Евразийского экономического союза — важным направлением политики Путина и надежным оборонным партнером в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Более того, республика граничит с НАТО и находится недалеко от Калининграда. Хотя отношения Путина и Лукашенко нельзя назвать простыми, глава Кремля считает неприемлемым смещение избранного, в чем Хербст сомневается, лидера в результате массовых демонстраций. Таким образом, Россия должна будет пойти на сохранение власти в Белоруссии. В настоящий момент Лукашенко находится в трудном положении: он начал жестокие репрессии, но безуспешно. Его легитимность подорвана, и он все еще не контролирует ситуацию.

Более того, у белорусского народа нет сложившихся традиций антироссийской деятельности или настроений. Оппозиция «не стремится к членству» в НАТО или Европейском союзе. Верно и то, как заявила ведущий кандидат в президенты от оппозиции Светлана Тихановская, что митинги являются полностью доморощенными и не имеют западного влияния. В отличие от украинского евромайдана, флаги ЕС на митингах «не приветствуются». Более того, другой лидер оппозиции, Мария Колесникова, даже заявила, что ЕС слишком рано вводить санкции в отношении белорусских чиновников, участвовавших в репрессиях.

Российское вторжение с целью поддержать Лукашенко или назначить кого-то на его место изменит настроения белорусского народа. «Захват» Москвой Крыма и «ее агрессия в Донбассе» послужили укреплению чувства украинской национальности в противовес агрессии Кремля. Аналогичное влияние будет оказано и на Белоруссию. И хотя Путин не любит, когда авторитарные лидеры вынуждены уходить из-за демонстраций, он согласился с уходом премьер-министра Армении Сержа Саргсяна в 2018 году после массовых демонстраций, возглавляемых Николом Пашиняном.

Никол Пашинян. 17 апреля 2018
Никол Пашинян. 17 апреля 2018
(сс) Yerevantsi

Читайте также: Project Syndicate: власть в Минске лучше всего менять по примеру Армении

Нет никаких оснований сомневаться в том, что российские войска смогут установить контроль в республике. Но добиться этого будет непросто. У оппозиции в Белоруссии нет центрального руководства, которое можно обезглавить или кооптировать. Демонстрации продолжаются не только в Минске, но и во многих городах страны. Инициатива часто исходит от широких масс. Так что Москве пришлось бы развернуть десятки тысяч военнослужащих, если не больше, по всей стране. Умиротворение, вероятно, повлечет за собой задержание десятков тысяч человек и множество жертв.

Информационный туман, позволивший Москве незаметно «оккупировать и захватить» Крым, а также начать «скрытую гибридную войну» в Донбассе, рассеялся. О вторжении Кремля в Белоруссию и его последствиях сразу же станет известно из социальных сетей. Российские силы будут выглядеть в социальных сетях так же уродливо, как войска сирийского президента Башара Асада, когда они расправились с протестующими в начале «арабской весны». Конечно, Москва и «режим» Лукашенко могут отключить интернет, но это будет временная мера. Кроме того, это просто осложнило бы усилия оппозиции по освещению насилия.

Путин также должен принимать в расчет ситуацию в России. На протяжении шести недель в Хабаровске проходят демонстрации против ареста «популярного» губернатора Сергея Фургала. В последние недели объектом нападок демонстрантов стала федералистская система России, которая позволяет Кремлю сохранять жесткий контроль на региональном и местном уровнях. Многие города Дальнего Востока и Сибири стали свидетелями демонстраций поддержки. А за последние две недели демонстранты в Хабаровске выразили солидарность со своими «собратьями» в Минске.

Протестное шествие в Хабаровске против ареста губернатора Сергея Фургала, 18 июля 2020 года
Протестное шествие в Хабаровске против ареста губернатора Сергея Фургала, 18 июля 2020 года
Штаб Навального в Хабаровске

Кроме того, «отравление» лидера оппозиции Алексея Навального во время организации им региональных выборов в Сибири «свидетельствует» о том, что Кремль нервничает по поводу демонстраций и их возможного влияния на региональные выборы. Благодаря такому шагу Кремля в стороне остался «жесткий критик», который может предложить российскому народу скептический взгляд на события, если Кремль решит вмешаться в дела Белоруссии.

Пока что Москва не расправилась с демонстрантами в Хабаровске, кроме задержания на несколько дней некоторых из лидеров протеста. Путин должен учитывать непредсказуемые последствия в Хабаровске и других местах при отправке войск в Белоруссию. Могут ли репрессии в Белоруссии вызвать беспорядки в Хабаровске? Хотел ли Путин, чтобы его войска были скованы в Белоруссии, если дела в Хабаровске выйдут из-под контроля? Также, конечно, верно и то, что «ястребы в Кремле» могут посчитать, что применение силы в Белоруссии запугало бы протестующих на Дальнем Востоке.

Все это говорит о том, что Путин даст Лукашенко время для восстановления порядка. 19 августа власти Белоруссии пригрозили принять меры против лидеров оппозиции, а 20 августа прокуратура возбудила против них дела. Кроме того, сообщается о том, что белорусские войска концентрируются под Гродно, где также проходят акции протеста. Это может быть прелюдией к новым репрессиям. Появление георгиевских флагов — «связанных с не столь скрытой войной Москвы в Донбассе» — на небольших митингах в поддержку Лукашенко в последние два дня также может быть предупреждением, что «Москва теряет терпение».

На данный момент сохраняется большое число возможных путей развития событий. Но если Лукашенко будет настаивать на том, чтобы остаться у власти, а его собственных средств недостаточно для обеспечения успеха, то Москва окажется перед трудным выбором.

США должны учитывать все эти нюансы, раз они «стремятся предотвратить кровопролитие» в Белоруссии и поспособствовать мирной передаче власти от Лукашенко новому лидеру. В связи с этим администрация должна поддержать усилия министров иностранных дел ЕС по посредничеству при передаче власти. Администрация и Конгресс рассматривают возможность введения санкций в отношении белорусских чиновников, причастных к жестким мерам по подавлению беспорядков. Такой шаг был бы логичен, его необходимо скоординировать с аналогичными санкциями ЕС, которые были в целом согласованы.

Акция протеста в Минске
Акция протеста в Минске
© ИА REGUM

Но ничто из этого не устраняет опасность вмешательства Кремля. Лучшим вариантом в этом отношении, по мнению дипломата, было бы наметить санкции, которые США введут против России в случае ее отправки войск в Белоруссию. Такие санкции могут быть наложены в соответствии с действующим законодательством и могут быть нацелены на выпуск суверенного долга России или на тот или иной российский государственный банк.

Вашингтон также может ужесточить ограничения на экспорт технологий двойного назначения, а также энергетические и кибертехнологии. Цель состоит не в том, чтобы ввести новые санкции, а в том, чтобы использовать угрозу новых санкций для сдерживания вторжения Москвы. Тем не менее США должны иметь возможность воплощать любую угрозу, с которой они выступают, поэтому санкции должны быть достаточно жесткими, чтобы в Москве ощутили это давление, но не настолько сильными, чтобы Вашингтон предпочел бы не «нажимать на курок». Один из способов сделать это — создать отдельное управление по санкциям, связанным с Белоруссией, на основании указа, а не действующего законодательства из-за нехватки времени.

На Капитолийском холме есть определенный интерес к этой тактике. Администрация должна искать способы, как сделать угрозу этой санкции реальностью. И администрация, и Конгресс должны связаться с ЕС для координации этих действий. Однако Вашингтон должен быть готов действовать в одиночку, если ЕС не пойдет на этот шаг. Использовать санкции для сдерживания — это разумная мера.