Александр Лукашенко более четверти века бессменно правит Белоруссией. Психологическая усталость общества очень велика и является ключевой причиной невероятного подъёма массовых протестов, охватившего десятки городов.

Флаг Белоруссии
Флаг Белоруссии
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Майдан надвигается: Белоруссия бастует и протестует — все новости»

Психологический фактор дополняет вполне рациональный: подавляющее большинство политически и экономически активных граждан исключает возможность существенного улучшения жизни при продолжении правления Лукашенко. Для одних это аксиома, для других — меньшее зло, однако в целом оценки ситуации и перспектив понятны. Сегодня они не только понятны, но заявлены публично и выражены в действии.

Прекрасно известно, что главным критерием формирования властной вертикали престарелый лидер считает личную преданность. Соответственно, интеллект и опыт, моральный облик и прочее характеристики управленца задвигаются на дальний план. Всё это сказалось на качестве госуправления, на восприятии обществом государственных институтов и отношении к государству как таковому. Ритуальные почести могут ввести в заблуждение лишь иностранца.

Александр Лукашенко голосует
Александр Лукашенко голосует
President.gov.by

Альтернативы нынешнему руководству среднего и нижнего уровней нет. Эти слои бюрократии не понесут больших потерь, даже если Лукашенко сменит не местный прозападный оппозиционер, а напрямую иностранный генерал-губернатор. Так было и с номенклатурой СССР после разрушения государства и раздела страны на самостийные феодальные уделы: почти все встроились в новые системы.

По этой причине белорусская бюрократия не заняла сторону конфликта, но лишь усилила внимание к формальной стороне своего функционирования. Теперь уже бывший белорусский чиновник Павел Латушко преподносит осмотрительность и подстраховку как «итальянскую забастовку», что не имеет ничего общего с реальностью. Во всяком случае, увольнение новоявленного «змагара» было оформлено быстро и аккуратно, система сработала как часы.

Тем не менее поиск слабых звеньев в белорусской элите продолжается. Традиционно более склонными к измене оказались дипломаты. Как и в ливийской истории, как и в украинской, как и во многих других случаях, кадровые сотрудники МИД Белоруссии (не говоря уж об отставных) оказались среди первых переметнувшихся. Таковые нашлись и в Минске, и за рубежом.

Второе слабое звено тоже проявило себя почти сразу: сотрудники государственных учреждений науки и культуры не только сделали соответствующие заявления, но и явились на протестные манифестации. С творческой интеллигенцией, впрочем, редко ладил любой режим.

Наибольший интерес для внешних выгодоприобретателей представляли силовики. В их среде тоже нашлись перебежчики. Однако количество и ранги таковых оказались разочаровывающими. МВД, КГБ, минобороны, Генпрокуратура и другие ведомства этого блока объективно сейчас являются ключевой опорой пресловутого «режима Лукашенко».

Александр Лукашенко и белорусские силовики
Александр Лукашенко и белорусские силовики
President.gov.by

Благодаря мотивированным силовикам «последний диктатор Европы» в течение прошлой недели погрузил «сердце Европы» в омут жестокого террора. Даже в нацистской Германии не практиковалось нападение на обычных прохожих с избиением всех подряд просто для устрашения всего города, всего народа. Согласно опубликованным свидетельствам прошедших через отделения милиции и следственные изоляторы, обращались с ними не менее жёстко, чем во время Великой Отечественной войны в гестапо.

Преступления белорусских «правоохранителей» задокументированы и опубликованы в достаточном количестве, чтобы однозначно заявлять не о разовых эксцессах и ответах на провокации, а о спланированной и методично осуществлявшейся практике террора. Через задержания и аресты прошло около 7 тысяч граждан разного возраста, пола, профессиональной и иной принадлежности. У каждого из них есть родственники, родные и близкие.

К пострадавшим напрямую следует добавить гораздо большее количество участников, пострадавших без задержаний и, соответственно, пыток и бесчеловечного обращения. У всех представителей этой стороны конфликта теперь есть большой личный счёт к семье Лукашенко и её окружению, к сотрудникам МВД и других ведомств. Удерживая посиневшими пальцами власть, незадачливый правитель создал ещё один серьёзный конфликт, который продолжится после формального урегулирования нынешнего кризиса.

Тотальные жестокие избиения и пытки сопровождались кампанией дезинформации. «Белтелерадиокомпания», официальное информагентство БелТА и другие СМИ не только скрывали важнейшие факты, но целенаправленно формировали недостоверную картину происходящего через распространение откровенно лживых сообщений.

Среди самых известных примеров — датированная 10 августа история гибели минчанина Александра Тарайковского, который якобы пытался метнуть в ОМОН «неустановленное взрывное устройство». На самом деле был выстрел в грудь с последующей большой кровопотерей, ставшей подлинной причиной смерти манифестанта. Власти не принесли извинений за распространение заведомо ложной информации.

Разгон протеста в Минске
Разгон протеста в Минске
Цитата из видео на YouTube

Не последовало никаких извинений перед 33 фактически захваченными в заложники гражданами России — фигурантами знаменитого «дела вагнеровцев». Совбез Белоруссии до сих пор, судя по официальным данными, готовится к отражению атаки якобы формируемых «под Невелем и Псковом» мифических групп российских «боевиков».

В выборном 2020 году выяснилось много интересных особенностей правового поля Белоруссии, которое власти постсоветской республики сформировали под себя. Так, сенсацией стала невозможность выдвигаться на пост президента гражданам, которые родились в СССР за пределами БССР. Многие с удивлением узнали, что только негосударственные СМИ несут ответственность за достоверность распространяемой информации, а госагитпроп имеет индульгенцию на распространение любой лжи и клеветы.

Когда на подъёме жестоко подавляемых уличных акций протеста началось забастовочное движение, государственные СМИ игнорировали такие факты или сообщали о недостоверности такой информации. Помогали в этом администрации государственных предприятий, запугивавшие рабочих увольнениями и иными наказаниями.

Оппозиционные СМИ сфокусировали внимание на том, как рабочие скандировали Александру Лукашенко и премьер-министру Роману Головченко: «Уходи!». Такой публичный призыв в лицо пока ещё обличённому большой властью чиновнику — поступок смелый, по белорусским меркам почти что теракт. Он действительно достоин упоминания в анналах новейшей истории. При этом неправомерно закрывать глаза на повсеместное штрейкбрехерство.

В этом отношении показателен забастовочный казус на крупнейшем НПЗ республики — новополоцком «Нафтане». Местный лидер Ольга Бритикова провела через собрание рабочих весьма радикальные требования — от отставки Лукашенко с требованием новых выборов до удаления из Новополоцка и Полоцка присланной на подавление мирных народных протестов дополнительной численности силовиков.

Выступление Ольги Бритиковой на «Нафтане»
Выступление Ольги Бритиковой на «Нафтане»
Цттата из видео на TouTube(TUT.BY)

Трудовой коллектив госпредприятия «Нафтан» решительно поддержал радикальные требования. Было подтверждено намерение бастовать. Однако это решение выглядело весьма своеобразно.

«Есть забастовка, и её никто не отменял. Но есть забастовка без остановки мощностей предприятия. Нам жить в наших городах. Нам жить в нашей стране. Мы будем бастовать, если нас вынудят бастовать, но мы не будем останавливать завод. Потому что нам жить», — сказала Бритикова.

На озвученное ею предложение послышались одобрительные отзывы. Затем было проведено решение о нелепых угрозах в случае их невыполнения — выхода из государственного профсоюза (ФПБ). Более смешно выглядит, наверное, только «мы напишем в Спортлото» из знаменитой песни Владимира Высоцкого.

Такие «забастовки» вполне устраивают Лукашенко. На улицах городов почти не осталось протестующих. Промышленные гиганты работают, агрохолдинги вовсе не останавливались — ни в связи с пандемией, ни в связи с фальсификацией президентских выборов и беспрецедентным террором «правоохранителей».

В нынешних белорусских забастовках заслуживают внимания ещё ряд особенностей.

На территории бастующих предприятий не вводятся контингенты вооружённых «космонавтов». Политическое руководство Белоруссии понимает последствия прямого столкновения силовиков с рабочими.

Не бастуют крупные частные предприятия. Ни один из белорусских «неолигархов» не только не выступил против Лукашенко, но и сделал всё, чтобы забастовок в его епархии не было. К примеру, нет забастовок на предприятиях Александра Мошенского, возглавляющего ТОП-200 белорусских бизнесменов.

Александр Мошенский
Александр Мошенский
Цитата из видео на YouTube

Забастовки проходят под символикой правых, националистов и русофобов. Само движение инициировали правые, причём к реальному сектору экономики прямого отношения не имеющие. Ещё до забастовок национал-радикалы и либералы, ныне рядящиеся в друзья народа, наговорили достаточно и про «структурные реформы», и про дистанцирование от России. Недавно они опубликовали свою программу, которая не сулит ничего хорошего предприятиям и трудовым коллективам Солигорска, Гомеля, Могилёва, Минска и других промышленных центров, теснейшим образом зависимых от связей с Россией.

Выдвигаемые забастовщиками требования вполне понятны и справедливы. Перспективы забастовки под бело-красно-белой символикой гитлеровских прислужников и разрушителей единой страны тоже вполне понятны.

На эту тему 19 августа высказался помощник президента Белоруссии по финансово-кредитной системе, доктор экономических наук Валерий Бельский. Критикуя программу сплотившихся вокруг номинальной фигуры экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской, он сказал:

«Предположим, что в стране начнут реализовываться те посылы, которые сформулировала С. Тихановская. Например: «Я считаю, что Белоруссии не нужно Союзное государство». Предсказуемый итог — утрата позиций на российском рынке, одномоментный переход на мировые цены на нефть и газ. Учитывая, что кооперация с Россией формирует более 50% ВВП, примерно половину от этой величины сразу стоит списать с нашего баланса. Благосостояние просядет в той же пропорции, как минимум».

Объективно сейчас белорусских рабочих используют их классовые враги, преследующие свои цели — так бы, наверное, высказались идеологи левого движения. Такого движения в Белоруссии нет, и даже красный флаг выглядит как нечто постыдное. Рабочее движение Белой Руси нуждается не только в идеологическом оформлении, но даже в таком элементарном, как собственная символика и атрибутика.

Рабочие «Нафтана»
Рабочие «Нафтана»

Нынешняя система устоит и будет стоять, пока не обрушат её прогнившие основы. Сами они не обрушатся и будут поддерживать привилегированное положение нынешней элиты до тех пор, пока не появится элита новая.

Сейчас все реальные политические силы Белоруссии работают на то, чтобы политика оставалась их междусобойчиком. Третий в песочнице лишний.

Альтернативу в белорусской политике со временем могут явить те социальные группы, чьи интересы сейчас ущемлены. Очевидно, одной из таких групп является городской пролетариат, русскоязычный и ментально ничем не отличающийся от пролетариата российского. Парадоксально, но до сих пор никто не занимался осмыслением перспектив развития левой ветви западнорусизма.

К новым президентским выборам процесс формирования достойной альтернативы на такой идеологической основе может не завершиться. Однако это не означает, что будущее не надо создавать сегодня.

Даже если не победа, то заметное участие новой, третьей силы в общественно-политической жизни Белоруссии способно существенно повлиять на её внутреннюю и внешнюю политику. Именно новая сила, а не новый клуб пикейных жилетов заставит с собой считаться и, соответственно, корректировать отношения власти и общества.

Одним из позитивных итогов такого процесса станет выработка механизмов недопущения массового насилия при решении внутренних проблем.

Читайте новости сюжета: Нациестроительство в Белоруссии