Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

В этой истории изначально почти все было ясно, но не все было просто. В Белом доме понимали, что предложенная им резолюция в Совете Безопасности ООН (СБ ООН), предусматривающая запрет на поставки оружия Ирану, будет блокирована Россией и Китаем. Срок действия оружейного эмбарго в отношении Тегерана истекает 18 октября 2020 года. Как считает Bloomberg, ссылаясь на эксперта ООН в Международной антикризисной группе Ричарда Гована, «американцы надеялись создать такую ситуацию, в которой Китай и Россия выглядели бы вредителями, наложившими вето на резолюцию».

Для того чтобы резолюция была принята, необходимо было одобрение как минимум девяти членов и ни одного вето от постоянных членов Совбеза ООН — России, Китая, США, Великобритании и Франции. Но американцы не смогли упредить действия даже своих союзников, хотя предпринимали определенные закулисные дипломатические маневры. Германия, Франция, Великобритания, Бельгия, Вьетнам, Южная Африка, Индонезия, Нигер, Сент-Винсент и Гренадины, Тунис и Эстония при голосовании в Совбезе воздержались. Поддержала Вашингтон только Доминиканская Республика. Таким образом, выяснилось, что европейские партнеры США в «шестерке», подписавшей с Ираном ядерное соглашение, решили не подталкивать Тегеран в сторону Москвы и Пекина, оставив приоткрытой дверь для диалога с Тегераном. В свою очередь, Иран сохранил возможность для широкого политико-дипломатического маневрирования. Становится очевидным и то, что все интриги, которые плели американцы вокруг Ирана после выхода из ядерного соглашения, не настроили против того мировое сообщество, к чему так стремилась все это время администрация президента США Дональда Трампа.

Заседание Совета Безопасности ООН
Заседание Совета Безопасности ООН
Kremlin.ru

Реакция американцев на происходящее оказалась предсказуемой. Госсекретарь США Майк Помпео обвинил СБ ООН в «неспособности выполнять свою основную миссию». В том, что Совбез «создал условия для того, чтобы главный спонсор терроризма в мире покупал и продавал обычные вооружения без специальных ограничений со стороны ООН». В то же время многие американские эксперты считают, что Вашингтон «не просто потерпел вопиющую неудачу на Ближнем Востоке, но и обозначил тренд маргинализации своей политики в этом регионе мира». Правда, помощник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен заявил, что у Белого дома «есть и другие инструменты» воздействия, включая возможное возвращение в отношении Ирана санкций. Но это ария из другой оперы. The New York Times, называя поражение США в Совбезе ООН «позорным», предсказывают «серьезную дипломатическую конфронтацию». Чтобы избежать такого хода событий, точнее, позволить Вашингтону сохранить лицо, президент России Владимир Путин предложил созвать встречу глав государств — постоянных членов СБ ООН для обсуждения «иранского вопроса» с участием представителей Ирана и ФРГ.

Как говорится в заявлении МИД России, сделать это надо для того, чтобы «обсудить и решить накопившиеся проблемы в зоне Персидского залива». Это также могло бы упредить дальнейшее развитие кризиса и в самом Совбезе, чтобы площадка не стала местом «столкновения амбиций», а оставалась бы форматом для «ответственной совместной работы ради поддержания и укрепления международного мира и безопасности». Предложение не ново. О нем говорил Путин в конце прошлого года на пленарном заседании клуба «Валдай», обозначая возможность создания в регионе Персидского залива организации по безопасности и сотрудничеству, взяв за основу подобную структуру в Европе — ОБСЕ. Но вряд ли США поддержат этот проект. Трамп заявил, что планирует на следующей неделе приступить к реализации плана по восстановлению санкций ООН против Ирана. По его словам, «на следующей неделе увидите, что будет». А что будет или может быть? Наверное, Вашингтон начнет «выкручивать руки» своим европейским союзникам, чтобы подключить их к каким-нибудь новым санкциям против Тегерана.

Хасан Рухани
Хасан Рухани
President.ir

Однако те, в свою очередь, могут стремиться к тому, чтобы, с одной стороны, не подвергать разрушению механизм резолюций СБ ООН. С другой, не уничтожать саму ядерную сделку с Ираном. С третьей, не создавать полного впечатления того, что их оппортунизм носит исключительно антиамериканский характер. Поэтому велика вероятность того, что европейцы не откажутся полностью от антииранских санкций, но станут, как полагают иранские эксперты, «своей позицией несколько сглаживать все острые углы, чтобы уйти от острой конфронтации в Совбезе». Как бы то ни было, ход событий демонстрирует, что США утрачивают свой авторитет в мире. Их достижения во внешней политике, особенно на Ближнем Востоке, мизерны. К тому же у Трампа не хватает времени для того, чтобы начать против Тегерана новую кампанию. Пока же, как заявил президент Ирана Хасан Рухани в эфире национального телевидения, день голосования в СБ ООН по американскому проекту резолюции о продлении эмбарго на поставки оружия Тегерану «будет памятным в истории страны» и «в борьбе с международным империализмом».