Прошедшие 9 августа президентские выборы в Белоруссии вызывают только одну ассоциацию — польскую пословицу Co zanadto, to nie zdrowo (что чересчур, то нехорошо). Вряд ли стоит сомневаться, что Лукашенко победил честно. Но только в том случае, если ключевое слово «победил». А вот «честно» вызывает вполне обоснованные сомнения: уж слишком откровенным было падение популярности белорусского президента, наблюдаемые в последнее время.

Белоруссия на карте Китая
Белоруссия на карте Китая
Иван Шилов © ИА REGNUM

Хотя, будем откровенными. На прошлых выборах, в 2015 году, белорусский Бацька официально набрал 83,49% голосов. В 2020 — 80,23%, или на 442 733 голоса меньше. То есть падение в результатах отражено. Если Лукашенко «завысил» свои результаты, то его цель ясна. Как меланхолично заметили в «Нью-Йорк Таймс», «столкнувшись с крупнейшим проявлением инакомыслия за 26 лет автократического правления, он надеялся вернуть свою беспокойную страну к предсказуемым политическим ритмам, которые удерживали его у власти». То есть ему нужна была безусловная победа, такая, «чтобы никакой Швондер не подкопался». И в своем желании он явно «перегнул».

Как, впрочем, перегнула и оппозиция, заявившая, что насчитала более миллиона бюллетеней и, по ее подсчетам, оппозиционный кандидат Светлана Тихановская получила 80% голосов (Мониторинговая организация «Голос»). Тихановская тоже озвучивает эти цифры. Которые, кстати, отражают некоторую реальность.

Светлана Тихановская
Светлана Тихановская
Tsikhanouskaya2020.by

Дело в том, что по экзитполу, проведенному среди белорусов за границей, в 26 городах (Вена, Брюссель, Лондон, Будапешт и т. д.) кандидат от оппозиции получила 86,77% голосов. Лукашенко — 3,9 процента. Скорее всего, в сознании Тихановской этот результат был транслирован на остальную Беларусь — отсюда и заявления. Хотя «заграничный экзитпол» был проведен среди 14 493 респондентов и курировался из Германии и Австрии: телефоны контактов «для комментариев и вопросов» начинались с +49 и +61.

О репрезентативности такого опроса каждый может судить в меру своих политических симпатий, но сейчас речь уже не о том. Поскольку в послевыборную ночь Лукашенко применил тактику, которую можно было бы назвать «light-Тяньаньмэнь», с тремя тысячами задержанных и столицей, окруженной войсками. Но без «двухсотых» и танков, введенных в город.

В момент написания этих строк протесты в Минске возобновились, но, скорее всего, шансов они не имеют. Белорусские силовики давят мятеж грамотно: обрезали связи и интернет, блокировали возможные центры питания, закрыли границы от «гостей спортивной наружности» и, что главное, не позволили протестующим сформировать единый «центр протеста», точнее — Майдан. Да и со Спартаком минского восстания проблема — Светлана Тихановская сказала: «Я приняла решение и уехала в неизвестном направлении». То есть лидера восстания у минчан тоже нет.

Протесты белорусской оппозиции после выборов
Протесты белорусской оппозиции после выборов
© ИА REGNUM

Поэтому есть все основания говорить о «лукашенковском будущем» Белоруссии и реакции мира на это будущее. А она очень отличается от практически мгновенной реакции на подобные события в Киеве шесть лет назад, во время второго Майдана. В американских СМИ Беларусь практически не отражается и там ограничиваются сухими сообщениями о победе Лукашенко и народном протесте.

Александр Лукашенко на избирательном участке
Александр Лукашенко на избирательном участке
President.gov.by

Европейцы, и это вполне естественно, протестуют. Председатель Европейского Совета Шарль Мишель заметил, что «Насилие в отношении протестующих не ответ белорусам. Свобода выражения мнения, свобода собраний, основные права человека должны соблюдаться», а пресс-секретарь правительства Германии Штеффен Зайберт добавил, что «Президентские выборы в Беларуси не соответствовали минимальным демократическим стандартам». Но ни о каких санкциях или репрессиях речь пока не идет.

Шарль Мишель
Шарль Мишель
Kremlin.ru

Из европейцев активную позицию заняли только Польша и Литва. Президенты Дуда и Науседа опубликовали совместное заявление с призывом «воздерживаться от насилия и уважать основные свободы», а премьер Польши Матеуш Моравецкий в письме к главе Европейского совета Шарлю Мишелю и президенту Европейской комиссии Урсуле фон дер Ляйен инициировал созыв внеочередного саммита стран Евросоюза для рассмотрения ситуации в Белоруссии. Больше читайте тут.

Эта активность понятна. Польша, Литва и примкнувшая к ним Украина недавно объявили о создании альянса «Люблинский треугольник». По сути, это — реставрация польско-литовской Речи Посполитой «от моря до моря». А без Белоруссии она теряет смысл, поскольку именно эта страна и была центром средневекового Великого Княжества Литовского.

Куда более активной был реакция к востоку от Белоруссии. Уже 10 августа Лукашенко поздравили: лидер Китая Си Цзиньпин, президент России Владимир Путин, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, глава Азербайджана Ильхам Алиев, президент Молдовы Игорь Додон, глава Узбекистана Шавкат Мирзиёев, киргизский президент Сооронбай Жээнбеков, таджикский президент Эмомали Рахмон.

Чтобы понять причину такой активности достаточно посмотреть на карту. В Белоруссии, Минске и Бресте, как в бутылочном горлышке, сливаются четыре основные транспортные железнодорожные магистрали из Китая в Европу (через Россию и Казахстан): маршрут Чунцинь-Дуйсбург, Северная Трансазиатская железнодорожная магистраль (ТАЖМ), Центральная ТАЖМ и даже Транссиб. А это — большая и наиболее пока эффективная часть китайского стратегического проекта «Нового Шелкового пути». А в планетарном бизнесе китайцы больше всего ценят стабильность. Ведь именно из-за отсутствия стабильности на Украине все транспортные проекты, и прежде всего китайские, проходят мимо моей страны.

Александр Лукашенко и Си Цзиньпин
Александр Лукашенко и Си Цзиньпин
President.gov.by

И Лукашенко, четверть века правящий Белоруссией, и есть для Пекина символ такой стабильности. А о том, что могут сделать с их проектом белорусские оппозиционеры в случае их прихода к власти, в Китае, полагаю, боятся даже думать. Ведь противников Бацьки раздражают не результаты правления Лукашенко, а сама его персона — «надоел, уходи!!!». То есть именно то, что в глазах Пекина, является основным активом Белоруссии.

Полагаю, что Европа смирится с интересами Китая. Особенно в канун ими самими придуманной и так их же пугающей «второй волны коронавируса». Ведь именно из Поднебесной в Старый Свет сплошным потоком идут маски, оборудование и прочие средства борьбы с пандемией.

Кроме прочего, Европе просто «не до того». Волна бейрутского взрыва принесла новую проблему: европейские политические тяжеловесы, в первую очередь Франция, желают всерьез вернуться на Ближний Восток. А такое желание Франции никому в ЕС не нравится, и пример «Средиземноморского партнерства» тому доказательство. А ведь, кроме Ливана, есть еще нарастающая турко-греко-израильская проблема морских месторождений, тупик в Ливии, отчетливо нарастающий кризис в Египте… И уж конечно, «предчувствие гражданской войны» в Соединенных Штатах.

А это означает, что и Белоруссия, и Украина уходят из фокуса мировой политики. Поэтому Александру Лукашенко, если он подавит выступления в Минске, спать можно будет спокойно и без кошмаров.