Существует несколько причин, почему 5 августа в первый раз с момента проведения хорватской армией операции «Буря» по уничтожению Республики Сербской Краины в 1995 году представитель сербской партии примет участие в мероприятиях в честь этого поистине трагического для сербов события. Такое мнение ИА REGNUM высказал политолог, сотрудник Института европейских исследований (Белград) и приглашенный профессор МГИМО (у) МИД РФ Стеван Гайич.

Напомним, что ранее вице-премьер Хорватии, член Независимой демократической сербской партии Борис Милошевич заявил о том, что 5 августа он планирует появиться на центральной церемонии по случаю 25-й годовщины операции «Буря» в городе Книн вместе с другими официальными представителями хорватского государства.

Читайте также: Хорватия и Сербия по-разному отметят годовщину операции «Буря»

"Существуют два уровня всей этой истории. На первом уровне речь идет о ритуальном унижении сербов. По словам самого Милошевича, несмотря на то, что его близкие родственники пострадали в «Буре», он поедет в Книн. Это то же самое, как если бы вас кто-то заставил смеяться и плясать на похоронах собственных родителей. Подобное полностью вписывается в традиции усташской Хорватии времен Второй мировой войны, на фундаменте которой и выстроено современное хорватское государство», — заявил Гайич.

Политолог отметил, что главный вопрос, который и стал причиной возникновения гражданского конфликта в Хорватии, был связан с тем, что сербы в бывшей югославской республике имели статус государствообразующего народа. Хорватский лидер Франьо Туджман в процессе отделения Хорватии от СФРЮ отнял у сербов этот статус, продолжил эксперт.

«До этого Хорватия была республикой как хорватского, так и сербского народа. При этом надо подчеркнуть, что это не хорваты приравняли сербов к себе — это общественный договор, который был унаследован. Сербы сами приобрели для себя это право, еще когда территория современной Хорватии находилась в составе Австро-Венгрии», — рассказал Гайич.

Поэтому, по словам эксперта, для хорватского руководства было важно, чтобы сербы согласились на статус национального меньшинства. И если они не могли согласиться на это в момент возникновения гражданского конфликта в 1990-е годы, сегодня это фактически уже произошло, считает Гайич.

«Поэтому Бориса Милошевича ничто не обелит в глазах сербской общественности, когда он появится на торжествах по случаю годовщины операции «Буря». Его навсегда запомнят по одному этому поступку», — добавил политолог.

По словам Гайича, если мы посмотрим на всю эту историю с другой стороны, то увидим, что у нее есть и второй уровень — это очевидная координация действий хорватских властей и политических представителей сербов в Хорватии. Первый раз представитель официального Загреба, по всей видимости, лично президент Зоран Миланович приедет в село Грубори на место преступления против сербов, отметил он.

«Хорватские власти настаивают на том, что «Буря» — это чисто военная операция, которая обошлась без жертв среди мирного населения. Они игнорируют тот факт, что в ходе этой операции всех сербов изгнали с их территории и попутно еще и поубивали. Есть данные, что четыре пятых убитых женщин были пожилого возраста. Это были женщины, которые не хотели покидать свои дома. Целью операции была этническая чистка, и это подтверждает так называемая Брионская стенограмма. Там слышно, как Франьо Туджман говорит о том, что сербский вопрос должен быть решен. «Мы должны нанести такие удары, чтобы сербы фактически исчезли», — сказал Туджман, планируя операцию против Сербской Краины. Получится, что сербы в Хорватии будут присутствовать на празднике в честь собственного исчезновения. Я не считаю уступкой то, что представитель хорватских властей придет и положит венок на место страданий сербов. Это как если бы, например, Германия победила во Второй мировой войне, а представитель евреев потом поехал бы отмечать день решения еврейского вопроса. Это очень извращенная ситуация», — рассказал Стеван Гайич.

Политолог также допустил, что присутствие сербского политика на памятных мероприятиях в Книне именно в этом году нужно хорватскому руководству по каким-то внутренним причинам.

«Хорватия в последнее время сталкивается с ужасными демографическими проблемами. С тех пор как страна вступила в Евросоюз, в страны объединенной Европы эмигрировало больше хорватов, чем в 1995 году Хорватия изгнала сербов из Сербской Краины. Некоторые данные говорят о том, что в стране проживает менее 3,5 миллиона людей, хотя по официальным данным население Хорватии достигает 4,5 миллиона. Возможно, службы безопасности понимают, что существует вакуум — сербские деревни так и остались пустыми. Из-за демографической катастрофы работать просто некому. Может быть, Хорватия вынашивает планы по возврату сербских беженцев, так как понимает, что лучше они, чем мигранты с Ближнего Востока или из Африки. Не исключено, что существуют такие планы, при этом исключительно по причине того, что это идет на руку самой Хорватии», — допустил Гайич, подчеркнув, что это лишь его личное размышление.

Тем не менее, независимо от того, прояснятся ли в скором будущем настоящие причины, которые подтолкнули власти в Загребе и политических представителей сербов действовать скоординировано, политолог считает, что для сербов в Хорватии ассимиляция неминуема. По его словам, существуют данные, что оставшиеся жить в Хорватии сербы в последнее время все чаще просят у Сербской православной церкви документы о том, что они отказались от православия.

«Российские читатели должны учесть тот факт, что между сербами, проживающими в Хорватии, и хорватами нет никакой видимой разницы — они выглядят одинаково, говорят одинаково, у них в большинстве случаев одинаковые имена и фамилии, у них одинаковое поведение. Единственная разница — это принадлежность к православной или католической конфессии. Конечно, важно и прямое заявление самого гражданина, является ли он хорватом или сербом. Сербы, до сих пор проживающие в Хорватии, или ассимилированы, или скрывают свою национальность. Это потому, что в обществе царит такая атмосфера — если ты серб, то ты гражданин второго сорта», — подытожил Стеван Гайич.