О мотивах возобновления военных действий

Армения
Армения

Тавушские столкновения на армяно-азербайджанской границе, начавшиеся 12 июля, по приведшим к ним причинам были аналогичны военным действиям 2016 года, однако, благодаря фундаментальным реформам вооружённых сил и системы управления Армении за последние два года, оказались чреваты серьезными последствиями для Азербайджана.

Проведенные нами исследования выявили обратную пропорциональную зависимость между динамикой цен на нефть и напряженностью на границе: чем ниже цены на нефть и чем серьезнее вытекающие из этого последствия для экономики Азербайджана, тем выше вероятность роста напряженности на границе.

С достоверностью можно утверждать, что по хронологии, в зависимости от динамики цен на нефть, события в Азербайджане развиваются в следующем порядке: за падением обостряются финансово-экономические проблемы, ухудшается социальное положение, усугубляется общественный раскол. Далее, оказавшись перед императивом поддержания сплоченности, консолидации вокруг идеи «общего врага» и во избежание еще большей внутриполитической нестабильности, руководство Азербайджана усиливает военную риторику. В конечном итоге происходит экстернализация внутригосударственного конфликта, реализованная в виде дестабилизации на границе.

В целом очевидно, что для развития событий до апреля 2016 года и до июля 2020 года действовал одинаковый алгоритм. Существует также сильная корреляция между сроками начала военных действий и пиками упадка цен на нефть: в обоих случаях временной интервал между пиком и эскалацией составлял примерно два месяца. Примечательно также, что апрельские военные действия начались в субботу, а июльские — в воскресенье. В обоих случаях выбирался выходной день.

Нефтяной фактор сделал максимально предсказуемым поведение Азербайджана, позволив с высокой точностью прогнозировать действия последнего. Более того, до июльских военных действий Азербайджан осуществил ряд подготовительных работ, важнейшими из которых стали нагнетание военной риторики и демонстративное проведение, при активном участии Турции, военных учений по периметру границы в условиях коронавирусной пандемии.

О реакции армянской стороны

Тавушской эскалации предшествовали также нескрытые посылы военно-политического руководства Азербайджана относительно возобновления военных действий. Резкая критика со стороны Ильхама Алиева единственного формата урегулирования конфликта имела целью умалить усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ, в то время как уверенность Алиева в «бессмысленности» переговорного процесса дала явный сигнал о военной провокации. Далее последовал визит главы МО Закира Гасанова на одну из прифронтовых воинских частей, где последний выступил с призывом ждать приказа президента и, в случае необходимости, быть готовыми идти до конца. Также заслуживает внимания интервью Гасанова местному СМИ, где последний жалуется на установленные по периметру линии соприкосновения с Арцахом системы видеонаблюдения, факт наличия которых сделал внезапное инициирование действий невозможным. Из данного заявления следовало, что Азербайджан выберет в качестве мишени другую цель, будучи намеренным тем самым расширить географию конфликта.

Можно задаться вопросом: почему июльские действия не развивались по прежнему сценарию? Причина прежде всего в том, что революция кардинальным образом изменила потенциал системы управления Армении. После 2018 года резко возросли возможности Армении в углубленном изучении Азербайджана, благодаря чему действия последнего были своевременно спрогнозированы и пресечены.

Более того, реформы вооруженных сил последних двух лет, вкупе с приобретением беспрецедентного количества современных вооружений позволили нам развить новые мощности, резко нарастив военный потенциал. Преимущества армянской стороны включают также доверие общества к премьер-министру и правящей политической команде, а также сконсолидированную работу всей системы управления, в результате чего Азербайджану весьма дорого обошлись собственные провокации.

Июльские события стали также своеобразным испытанием для российских вооружений, приобретенных Арменией за последний период и возможностей их модернизации в Армении. Опыт показал, что сочетание российского вооружения и армянской военно-промышленной мысли может развеять мифы о непобедимости ведущих вооружений.

Армения использовала современное высокопроизводительное, высокоточное оружие. Посредством умелой операции были нейтрализованы действия азербайджанского элитного батальона «Яшма».

О целях военных действий

Несомненно, в ходе инициации военных действий Азербайджан преследовал и другие цели. Алиев пытался вовлечь в войну также региональных игроков. Одной из этих целей было нанесение удара по армяно-российским стратегическим союзническим отношениям. Атакуя союзнические отношения, Азербайджан стремился повлиять таким образом на взаимодействие государств-членов ОДКБ и нанести ущерб международному имиджу организации. Между тем профессиональная деятельность армянской армии повысила имидж ОДКБ, поскольку армия государства-члена действовала сверхпрофессионально, нейтрализовав равным образом и возможные угрозы имиджу.

На поведение Азербайджана повлияли также региональные устремления Турции. Поддерживая Азербайджан любой ценой, Турция усиливала авантюристские стремления первого и создавала ложные иллюзии относительно военных действий. Более того, совместные военные учения с Турцией закладывают основу для новых эскалаций. И чем более очевидными становятся провалы Азербайджана, тем выше уровень поддержки Турции. Последняя оказала поддержку даже на уровне Совета безопасности. Между тем помощь Турции была нацелена также против региональных интересов России. В результате успешных операций армянской армии, угрозы, исходящие от Турции, были нейтрализованы.

О результатах военных действий

Вооруженные силы Азербайджана, столкнувшись с сопротивлением армянской армии, понесли серьезные потери в живой силе и технике. Азербайджан не смог убедить международное сообщество в логичности своих шагов: с момента начала военных действий международное сообщество придерживалось убеждения, что их инициация исходит именно из интересов Азербайджана, к этому прибавился и авантюризм Баку относительно нанесения удара по Мецаморской АЭС и создания тем самым глобальной катастрофы.

В сложившейся ситуации Ильхам Алиев был вынужден прибегнуть к попытке снискать народную поддержку. Последний санкционировал шествие в Баку, которое довольно быстро переросло в антиправительственную акцию. Будучи неспособным мобилизовать общество, президент Азербайджана, для сохранения лица, вновь прибегнул к провокации на границе, в результате которой опять потерпел тяжелое поражение и был вынужден отступить. В итоге Алиев оказался загнанным в цугцванг.

Алиев также пытался экспортировать конфликт из региона: координируемые из центра провокации по отношению армян со стороны азербайджанцев в разных точках мира показали, что конфликт вышел за границы региона.

Авантюризм Алиева потерпел полное фиаско, а история, как известно, доказала обратную пропорциональную связь между длительностью правления диктаторов и их неудачами на поле боя.

Падение цен на нефть, провал июльского авантюризма породили кризис управления в стране и поставили Ильхама Алиева в сложную ситуацию, тем самым усугубив роль Азербайджана как угрозы для региональной стабильности и безопасности.

Армен Григорян — секретарь Совета безопасности Армении