Председатель комитета по разведке палаты представителей США демократ Адам Шифф, кстати, один из инициаторов процедуры импичмента Дональда Трампа, которого считают одним из самых эффективных лоббистов интересов Армении и Нагорного Карабаха в Конгрессе, внес на рассмотрение комитета поправку к Закону о разведке (H.R.7856), обязывающую директора Национальной разведки (DNI) Джона Рэтклиффа подготовить доклад по нагорно-карабахскому конфликту. Поправка будет рассмотрена на следующей неделе и в случае одобрения комитетом направлена в Конгресс. Она вступит в силу, если будет принята в одинаковой форме палатой представителей и Сенатом, а затем подписана президентом. Согласно поправке, директор DNI должен представить конгрессменам два отчета — открытый и закрытый — в течение 90 дней, причем в них должны содержаться определенные пункты, о чём мы будем говорить чуть позже.

Иван Шилов © ИА REGNUM

На наш взгляд, ход Шиффа связан с тем, что США в период «товузского кризиса» (боестолкновений на азербайджано-армянской границе), когда, как пишет американское издание The National Interest, «вдоль границы разразились самые кровавые за последние годы столкновения, отреагировали нейтрально, выступили с призывом немедленно прекратить применение силы, воспользоваться существующими прямыми линиями связи, чтобы избежать дальнейшей эскалации, и строго придерживаться режима прекращения огня». В то время как Россия, единственная из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, «действовала активно по линиям внешнеполитического и военного ведомств и добилась неустойчивого, но всё же перемирия». В определенных кругах Вашингтона эту ситуацию оценивают как «перехват Москвой инициативы в Закавказье» и как «поражение в этом регионе США», точнее, администрации Трампа, который ранее по-разному, но обнадеживал Баку и Ереван какими-то «новыми возможностями для урегулирования нагорно-карабахского конфликта».

Никол Пашинян на передовых позициях Нагорно-Карабахской Республики
Никол Пашинян на передовых позициях Нагорно-Карабахской Республики
Primeminister.am

Тогда указывалось, что американцы «в отношении нагорно-карабахского конфликта проявят свой национальный интерес», станут на сторону Азербайджана, который с момента обретения независимости всегда выступал «надежным стратегическим партнером США». При этом считалось, что Баку «продолжает строительство нефтяных и газопроводов, которые ведут на западные рынки, оказывает поддержку Вашингтону на международных форумах и стал близким и даже незаменимым союзником Израиля». Как пишет международное издание Diplomatic Courier, Баку с момента установления двусторонних дипотношений между США и Азербайджаном в 1992 году серьезно рассчитывал конвертировать свои энергетические возможности в политику урегулирования нагорно-карабахского конфликта по своему сценарию, часто выходил на дисбаланс в отношениях с Москвой, вывел сотрудничество с Анкарой на уровень стратегического и ничего не добился. Поэтому Шифф требует, чтобы директор DNI и ответил на главный вопрос: каковы стратегические интересы США и их партнеров в Армении и Азербайджане?

Мы не знаем, что скажет Рэтклифф, но обозначим факты, которые находятся на поверхности. Первое: США, несмотря на ранее сделанные заявления, что Закавказье относится к сфере их «национальных интересов», так и не выработали цельную политику в этом регионе и не выбрали там для себя главного партнера. Экс-посол США в Азербайджане и бывший американский сопредседатель в Минской группе Мэтью Брайза утверждает, что «в окружении Трампа нет ни одного человека, который бы специализированно занимался Закавказьем». Аналитики Foreign Policy Research Institute констатируют факт «снижающейся актуальности пребывания НАТО на Южном Кавказе (Закавказье — С.Т.) и снижение важности этого региона для альянса». Сейчас в Закавказье меняется геополитический баланс, заметно активизировалась Турция, но не американцы. Более того, США и Россия продолжают сотрудничать в МГ ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, хотя у них, по словам Брайзы, «полностью противоположные взгляды на конфликт Грузия — Южная Осетия и Абхазия». Почему?

Второе: представляется, что Баку допустил серьезные просчеты в планировании своей внешней политики, делая на первых этапах ставку на ослаблении влияния России в Закавказье и усиления там Турции, за которой будто бы стоят США. Мало кто в Азербайджане предполагал, что Вашингтон возьмется за «геополитическую переделку» Турции, станет продвигать курдский проект, потенциально выводя его на уровень нагорно-карабахского конфликта. Со временем найти «золотую середину» в такой формуле будет непросто. Положение усугубляется и тем обстоятельством, что фактически в регионе обозначено блоковое противостояние между ОДКБ и НАТО, если иметь в виду тесное военно-техническое и прочее сотрудничество между Азербайджаном и Турцией. Это отдаляет от урегулирования нагорно-карабахского конфликта, во всяком случае в известных переговорных форматах. Азербайджану лавировать в таких условиях между Россией и Турцией, сохранять с каждой из них ровные отношения, не препятствующие национальным интересам, дальше будет сложнее.

Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев. Баку
Реджеп Тайип Эрдоган и Ильхам Алиев. Баку

Что касается отношений между США и Азербайджаном, то не стоит тут преувеличивать возможности проармянских сил в американском Конгрессе. Проблемы, видимо, в другом — в утрате интереса США к энергетическим возможностям Каспия. И парадокс: объективно американцы могут быть заинтересованы в ударе по транзитным зонам транспортировки и разработки энергоресурсов в этом регионе. А так США поддерживали и будут поддерживать деятельность МГ ОБСЕ, однако более активного участия Вашингтона в решении нагорно-карабахской проблемы всё же не приходится ожидать. Появился узел проблем вдоль границы между Азербайджаном и Арменией, едва ли не более сложный, чем карабахская «линия соприкосновения». Не случайно реакцией России стало не только усиление работы дипломатов и переговорщиков, но и проведение внезапных учений в Западном и Южном военных округах.