«За первое место будут бороться две основные группы. Всего же в парламент Киргизии пройдет не больше трех-четырех партий», — сказал политолог Игорь Шестаков, комментируя ИА REGNUM политическую ситуацию в Киргизии на фоне пандемии коронавируса.

Парламент Киргизии
Парламент Киргизии
Kenesh.kg

Политолог считает, что «выборы выиграют те партии, которые хорошо проявят себя в сфере благотворительности».

"Те, кто поможет региональному здравоохранению Киргизии в закупке необходимых медикаментов и оборудования, помощи врачам и проявит себя как эффективная и социально-ориентированная группа, имеют все шансы завоевать симпатию избирателей. Те, кто внесет вклад в выход из сложившейся ситуации открытием столовых для уязвимых слоев населения, созданием рабочих мест и так далее, получит хорошую поддержку электората», — считает Шестаков.

Собеседник подчеркнул, что Киргизия «переживает самый сложный период в новейшей истории и сейчас очень ясно видно, кто помогает своим согражданам, а кто предпочитает прятаться».

"Активно работают волонтеры, простые ребята, которые не имеют отношения ни к одной партии или политическому объединению. Есть отдельные политики, которых очень мало и которые пытаются помочь. Среди них бывший премьер-министр Омурбек Бабанов. Я не понимаю, в каком статусе он сейчас находится и как он может участвовать в выборах, сейчас помощь идет от его имени напрямую. Также напрямую людям помогают братья Раимбек и Искендер Матраимовы — они открыли стационары на базе нескольких гостиниц. Они завозили аппараты ИВЛ, передавали конденсаторы и СИЗ в Бишкеке и Оше. Пожалуй, подобные действия — это исключения из правил».

По его словам, «перечисленная помощь — это была помощь гражданам от других «известных граждан», а не анонсированные акции политических партий в преддверии выборов».

«Куда делись депутаты парламента последнего созыва, более 70% которых собираются идти на выборы, — я не знаю. По идее, они должны работать в регионах и помогать своим избирателям. Но они молчат. Складывается такое впечатление, что если волонтеры работают бесстрашно и буквально жертвуют своей жизнью ради спасения киргизстанцев, то политические партии растерялись или испугались. Иначе объяснить их молчание и бездействие я не могу», — сказал политолог.

Шестаков рассказал, что киргизстанцы в социальных сетях спрашивали, куда делись депутаты-олигархи, которые снова намерены занять места в парламенте.

«Ответа на их вопросы не было. Точно так же, как и не было ответа на вопрос, почему молчит партия «Биримдик», которая представляется партией власти. Но на самом деле важно другое. Не сама партия, а ее лидер», — сказал эксперт.

Он напомнил, что «выборы 2010 и 2015 годов показали, что люди голосуют не за партии и не их вывески, а за персоналии».

"Партия до сих пор не воспринимается как политическая организация. На первом месте для избирателя стоит личностный фактор — он будет голосовать за конкретного кандидата в списке партии. Нет лидера — нет партии. Классический пример — бесславная и скоропостижная кончина партии СДПК (ее лидер экс-президент Алмазбек Атамбаев приговорен к 11 годам лишения свободы — прим. ИА REGNUM). Когда Атамбаев потерял власть, его сторонники разбежались, партия перестала существовать», — пояснил Шестаков.

По его мнению, с учетом вышеперечисленных обстоятельств, в лидерах окажутся «партия власти и те люди, которые сейчас помогают киргизстанцам бороться с пандемией».

«Остальные партии, не обладая достаточными ресурсами и успевшие обзавестись спорной репутацией за время своего участия в политике страны, могут попытаться совместно пройти в парламент и довольствоваться минимальным количеством депутатских мандатов».

По мнению эксперта, несмотря на официальное начало предвыборной гонки, «лично он сомневается, что выборы состоятся» в указанный срок.

«В сложившейся непростой ситуации идея проведения выборов несколько сомнительна. Я не понимаю, как технически можно организовать голосование с учетом высокого роста заражения коронавирусом. Поэтому я предлагаю не ориентироваться на конкретную дату, обозначенную президентом Сооронбаем Жээнбековым — 4 октября, а раздвигать рамки. Предположим, что парламентские выборы все же состоятся до конца 2020 года».

Шестаков подчеркнул, что по итогам выборов «в парламенте Киргизии едва ли окажутся более трех-четырех партий».