Иван Шилов © ИА REGNUM

В момент начала «товузского кризиса» на азербайджано-армянской границе, который первоначально воспринимался многими экспертами как «обычная перестрелка» между конфликтующими сторонами, было очевидно, что свое отношение к происходящему должны проявить исторически традиционные внешние региональные игроки — Россия, Иран и Турция. Москва и Тегеран, выступившие с разными в деталях заявлениями в целом вместе проявили осторожность и призвали Баку и Ереван к возвращению к мирному диалогу, предложив свои посреднические усилия.

Турция повела себя иначе. Турецкие СМИ сообщают, что буквально в первые часы вооруженной эскалации на границе между Азербайджаном и Арменией президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган связался со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, а министр обороны Хулуси Акар — с Закиром Гасановым. После этого Эрдоган заявил, что Армения осуществила «сознательное нападение» с целью «создания нового очага напряженности в регионе и блокировки процесса урегулирования проблемы Нагорного Карабаха». Акар уточнил, что «вооруженные силы Турции готовы помочь Азербайджану в соответствии с принципом «одна нация, два государства», как бы демонстрируя, что турецкие интересы распространяются вплоть до товузского участка.

Министр обороны Турции Хулуси Акар
Министр обороны Турции Хулуси Акар
Mil.ru

Есть и такой интригующий момент. В сложившейся ситуации естественно выглядели бы телефонные контакты между главами МИД Турции Мевлютом Чавушоглу и его азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым. Но турецкий министр в своем блоге опубликовал видео с гимнами Турции и Азербайджана, которое сопровождалось комментарием: «Мы готовы пожертвовать жизнями ради Азербайджана». Это наводит на мысль, что Анкара располагала информацией о грядущей отставке Мамедъярова, с которым Москва вела полноценный политический диалог. Отметим и то, что самого Мамедъярова в бакинских СМИ, особенно со стороны оппозиции, часто обвиняли в том, что он «следует указаниям Лаврова, поддерживая диалог с армянской стороной по карабахскому урегулированию».

Поэтому отставка Мамедъярова некоторыми турецкими экспертами воспринимается как «поражение Москвы в Баку». И не только это. Эрдоган не случайно обвинил Ереван в «сознательном нападении», явно указывая на воздействие внешнего фактора — России. Конструкция таких суждений строится на следующих аргументах. События на товузском участке начались за три месяца до начала поставок азербайджанского газа в Европу. На карте региона видно, что вся инфраструктура для выхода энергетических ресурсов Азербайджана в западные страны и на мировой рынок находится в зоне, где идут столкновения. Баку — Тбилиси — Джейхан, Южный газовый коридор, трубопровод Баку — Супса, железная дорога Баку— Тбилиси — Карс, шоссе Баку — Тбилиси — все они в непосредственной близости от места начала военных действий.

Исходя из этого, Турция косвенно, а Азербайджан почти открыто ставят вопрос об обеспечении «безопасности так называемого Гянджинского коридора, обеспечивающего энергобезопасность Европы». Иными словами, Анкара через приграничный конфликт обозначила попытку раскачать ситуацию в регионе, что получило негативную оценку со стороны России. Когда Турция в начале апрельской войны в 2016 году выступала с аналогичных позиций, поддерживая Азербайджан, в тот момент из-за сбитого турецкими ВВС российского самолета в Сирии, отношения между Россией и Турцией переживали острый кризис. Но сейчас Эрдоган решил связаться по телефону со своим российским коллегой Владимиром Путиным.

Правда, только после того, когда стало ясно, что ОДКБ воздерживается от решительных действий в отношении конфликта, призывая стороны к диалогу, а Анкара лишается возможностей воспользоваться ситуацией для своего военного присутствия на азербайджано-армянской границе. Но как бы то ни было, Турция стала смелее бросать вызовы Москве в Закавказье, выиграв если не весь первый тайм, то заметную часть его, добившись перезагрузки внешней политики Азербайджана, точнее, переведя ее под полный личный контроль Алиева. Отсюда складывается устойчивое ощущение, что отныне граница Тавушского района Армении и Товузского района Азербайджана становится «горячей линией» второго фронта, если первым считать карабахский.

При этом формируется устойчивый стратегический альянс Алиев — Эрдоган, который будет смещать многие акценты в региональной политике. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию понимают, что конфликт выведен на новый уровень. Нужно что-то менять в работе этой структуры. Но что именно и как? Устоявшийся механизм переговоров давно дает сбои и очевидно, что конфликт на границе Азербайджана с Арменией находится в стадии переменчивости: он может как затухнуть, так и вспыхнуть с новой силой. Если из локального он перейдет в полномасштабный, стороны сдержат обещания нанести удары по стратегическим объектам друг друга, в Закавказье начнется полномасштабная война. Тогда мало никому не покажется.