Министр обороны Германии и председатель Христианско-демократического союза Аннегрет Крамп-Карренбауэр по итогам визита в Центральную и Восточную Европу сделала интригующее заявление, которое пока еще никто не расшифровал полностью. Вспомнив давние и известные споры о необходимости странам — членам НАТО тратить на военные нужды не менее 2% от валового внутреннего продукта (ВВП), немецкий министр призвала перейти на новые стандарты. По ее словам, Германия намерена вносить в альянс 10% от «своих возможностей».

off-guardian.org

О чем-то подобном уже заявлял статс-секретарь министерства обороны Петер Таубер в ответе на парламентский запрос Свободной демократической партии Германии (СвДП). В 2014 году страны — члены НАТО договорились увеличить расходы на оборону до 2% от ВВП к 2024 году. На сегодня Берлин вкладывает 1,38%, за что его особенно активно критикует президент США Дональд Трамп. Однако сейчас национальные экономики переживают падение из-за пандемии коронавируса, подчеркивал Таубер, поэтому считать вклад в процентах от ВВП будет нецелесообразно. Этот тезис развила Крамп-Карренбауэр. Она видит принцип 2% вопросом статистики, ведь если ВВП сократится, то и процент военных расходов автоматически возрастет «без фактического увеличения выделенных средств на оборону». Поэтому министр предложила до 2030 года предоставить альянсу «10% от своих возможностей, что в свою очередь означает, что и мы извлекаем выгоду из 90% возможностей, предоставляемых другими».

Проблема в том, что Крамп-Карренбауэр не расшифровала, что именно под этим подразумевается. Или это какой-то трюк, который посредством изменения методов оценки должен помочь Берлину, чуть повысив расходы, представить их для всего остального НАТО десятиной, или что-то более серьезное. Возможно, проблема финансирования в рамках альянса перекликается с тем, что в эти дни Европейский союз обсуждает свой оборонный бюджет. Последнее предложение президента Европейского совета Чарльза Мишеля, представленное 10 июля, предполагает сокращение этой строки. Франция настаивает на сохранении прежних «амбициозных» приоритетов, с чем согласилась и Крамп-Карренбауэр, когда представила приоритеты шестимесячного председательства Германии в ЕС. Поэтому можно предположить, что ее тезис о «10% от своих возможностей» для НАТО подразумевает схему, когда эти «возможности» останутся в Европе и будут сопряжены с собственно европейской оборонной инициативой, что позволит также отбиться от настойчивого Вашингтона.

Но есть и другой аспект. Напомним, что визит главы оборонного ведомства в Центральную и Восточную Европу проходил в рамках выработки «стратегического компаса» ЕС в сфере «общей внешней политики и безопасности». Политический департамент министерства обороны Германии декларировал, что «речь идет об объединении различных представлений об угрозах нашими европейскими партнерами в одном документе, партнеры в Восточной Европе воспринимают иначе угрозы, чем, например, наши итальянские и испанские партнеры с видом на побережье за пределами Средиземного моря». Сама Крамп-Карренбауэр заявляла, что ее «беспокоит вопрос о том, как Германия должна поставить себя в будущем. Что нам угрожает? Как нам быть сильными? Мы сталкиваемся с конфликтами между США и Китаем, которые все чаще ставят нас, европейцев, перед вопросом о том, что мы готовы сделать для наших ценностей и нашего образа жизни. Если мы хотим заявлять о себе как о европейцах, мы можем сделать это только вместе. Это ожидается от руководства Германии, и не только как от экономической державы».

Министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр
Министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр
Olaf Kosinsky

Заодно говорилось о необходимости прояснить, каких угроз ЕС следует ждать от России. Что заставляет вспомнить размещенное в апреле сего года на сайте бундесвера интервью с профессором Йоахимом Краузе. Он заявлял, что «нам приходится иметь дело с тем фактом, что Москва вырабатывает конкретные планы региональных войн на своей периферии, которые могут быть инициированы только Россией», и это «еще не дошло до немецких политиков», которые думают, что все проблемы можно решить переговорами с российским президентом Владимиром Путиным. Но из этого ничего не выйдет, подчеркивал Краузе. НАТО, по его словам, должно своевременно отреагировать и создать сдерживающую стену. Кроме того, «западным странам следует разработать стратегию невоенной «принудительной дипломатии», поскольку введенные до сих пор санкции не имеют большого эффекта — у дипломатии снова появится шанс, если мы сможем поддержать ее с помощью соответствующих рычагов». Очевидно, что под «соответствующими рычагами» имеются в виду военные.

Не исключено, что Россия может столкнуться в перспективе с тем, что в зоне ее национальных интересов вслед за так называемым восточным флангом НАТО появится и восточный фланг европейской оборонной инициативы, который подчинит себе интересы альянса в этом регионе. Худо-бедно, но Москва многие годы выстраивала Совет Россия — НАТО. Наступает время новых форматов, Военного совета Россия — ЕС и Россия — Германия.