Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал исторический шаг, который будет иметь долгосрочные последствия. Он подписал указ об изменении статуса бывшего собора Святой Софии — музея Айя-Софии, одного из главных символов христианского мира, который снова преобразовывается в мечеть. Такое стало возможным после того, как соответствующее решение было принято решением Государственного совета Турции.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Что стоит за действиями турецких властей, ведь возвращение Айя-Софии в лоно ислама содержит много символов и смыслов? Обозначим некоторые из них. Прежде всего Эрдоган продемонстрировал, что окончательно порывает с эпохой Ататюрка, который придал в 1934 году Айя-Софии статус музея, подчеркивал курс страны на европеизацию. Теперь Турция окончательно возвращает себя в исламский мир, завязав статус светского музея на вопросы национального суверенитета. Интерес к созданию новых мест мусульманского культа проявился в 2010-е годы, отмечает The American Conservative. В начале 2013 года церковь Святой Софии в Трабзоне открылась как мечеть. На протяжении полувека ранее она исполняла функции музея с восстановленными там византийскими фресками. За два года до того превратили в мечеть и собор Святой Софии в турецком городе Изник. Похожая ситуация произошла с храмом Святой Софии в Никосии на территории Турецкой Республики Северного Кипра, теперь это мечеть Селимие.

Но, пишет британское издание Financial Times, сейчас «Эрдоган пробудил духи Средневековья, напомнив всем, что в 1453 году турки, захватив Константинополь, выступили как пришлые в регион захватчики». А теперь вопрос о статусе Святой Софии подается в Европе как «возвращение ко временам Средневековья» и «с позиций христианского единства и освобождения». Можно согласиться с мнением старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова и доцента Дипломатической академии МИД России Владимира Аваткова о том, что «Эрдоган как бы вторично завоевывает Константинополь, пытается позиционировать себя как одного из ключевых игроков в трех мирах: в тюркском, новоосманском и исламском мирах». В то же время это наводит на мысль, что в скором будущем отношения Европы с Турцией будут иметь религиозную составляющую и при определенных условиях обрастать кризисными явлениями. Тем более что Анкара демонстрирует усиление консерватизма, направленного вовне, что неизбежно станет сказываться на политике Турции не только на пространстве Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки.

Айя-София
Айя-София
fusion-of-horizons

Что-то уже всплыло на поверхность. В Греции парламентская партия «Греческое решение» выступила с предложением превратить дом основателя турецкого государства Ататюрка в городе Салоники в музей геноцида понтийских греков. В новом варианте могут быть обозначены и проблемы Геноцида армян в 1915 году или положение христианства на Ближнем Востоке. Но это только начало. Вопрос в том, кто сможет разыграть христианскую карту. Если посмотреть на реакцию Церквей в мае — июне сего года, когда Анкара начала информационную кампанию, активно намекая на будущие изменения статуса Святой Софии, то она представляется неоднозначной. Долгую паузу держал Константинопольский патриархат, который, по идее, и должен был забить тревогу, созывать православных патриархов и митрополитов по всему миру, чтобы продемонстрировать христианское единство. Ничего этого сделано не было. Более того, первым с протестом выступил Московский патриархат, хотя за последние два года Фанар совсем не по-братски обошелся с Русской православной церковью на Украине.

Айя-София
Айя-София
fusion-of-horizons

Лишь только в первых числах июля откликнулись еще три патриарха — Грузинский, Иерусалимский и Румынский, причем непосредственно к константинопольскому патриарху Варфоломею обратился с письмом только глава Румынской церкви патриарх Даниил. Что касается московского патриарха Кирилла, грузинского патриарха Илии II и иерусалимского патриарха Феофила III, то они адресовались, скорее, к властям Турции. Православные предстоятели призывали Анкару сохранить статус-кво, то есть остаться в рамках светской секулярной логики. Недоумение в этой ситуации у некоторых наблюдателей вызвала позиции Ватикана, который отказался комментировать происходящие события. Как писал в этой связи в день обнародования указа Эрдогана греческий православный портал Orthodox Times, в то время, как весь мир протестовал против намерений Турции «вновь осквернить храм Святой Софии, говорливый и ко всему чувствительный епископ Рима молчит», и «это уже второй раз в истории» (с учетом 1453 года), когда «Рим предпочитает не вмешиваться».

Айя-София
Айя-София
fusion-of-horizons

Тем временем после появления сообщений об окончательном решении турецкого президента в отношении Айя-Софии председатель отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда в интервью ТАСС подчеркнул: «Очень жаль, что обеспокоенность Русской православной церкви, других православных Церквей не была услышана. Данное решение, увы, не направлено на примирение существующих противоречий, но, напротив, может привести к еще большим разделениям, о чём сказал 6 июля в своем заявлении патриарх Кирилл». Если речь идет об углублении пропасти между христианами и мусульманами на Ближнем Востоке и в других регионах мира, остается спросить одно: стоит ли для Турции такую цену призыв муэдзина на молитву в Айя-Софии?