В Белграде 7 июля спонтанно начались протесты. Это произошло уже через несколько часов после того, как президент Сербии Александр Вучич заявил об ужесточении мер борьбы против коронавируса и повторном введении комендантского часа. Об этом ИА REGNUM рассказала жительница Белграда Светлана Максович 9 июля. Она вместе со своими друзьями находилась перед зданием парламента Сербии и 7, и 8 июля вечером.

Александр Вучич
Александр Вучич
Predsednik.rs

Напомним, что в столкновениях протестующих с полицией 7 и 8 июля в центре Белграда пострадали десятки людей. Полиция для разгона демонстрантов использовала слезоточивый газ, дубинки и резиновые пули. Реакцию стражей порядка, по словам начальника столичной полиции Владимира Ребича, вызвали провокации протестующих, которые забрасывали сотрудников его ведомства камнями.

«Народ просто вышел на улицу, чтобы проявить свое недовольство перед зданием Народной скупщины (парламента). У меня много друзей на Западе, и они верят, что мы вышли протестовать против ужесточения карантинных мер. Они не поняли, почему мы вышли и во второй раз, после сообщения о том, что трехдневного комендантского часа на выходных не будет. Ситуация в Сербии намного сложнее. Эпидемия коронавируса, ужесточение мер — это всего лишь последняя капля в переполненном стакане», — рассказала Светлана.

По ее мнению, сербские власти организовали парламентские выборы в разгар эпидемии, и это было весьма рискованное решение. По окончании голосования на Сербию нахлынула новая волна эпидемии, а президент Александр Вучич «решил, что в этом виноват народ, и что его необходимо наказать новыми ограничениями».

«Мы не злились, когда нас первый раз закрыли в наших домах. Но теперь поведение президента мы восприняли как открытое издевательство человека, который считает, что может делать что хочет и сколько хочет. Он думает, что сможет использовать эпидемию в политических целях — до голосования всё было в порядке, президент заявлял о том, что мы победили коронавирус, а сразу после выборов он стал говорить, что народ вёл себя безответственно и что он заслужил новый комендантский час. Не буду говорит о том, что в данный момент у нас нет правительства, — есть техническое, переходное правительство, которое не обладает полномочиями принимать такие решения», — продолжила собеседница ИА REGNUM.

Светлана Максович рассказала о том, что во время протеста она видела молодых и смелых людей, которые были готовы прийти на помощь всем, кто ощутил на себе действие слезоточивого газа, используемого полицией.

«В первый день в центре Белграда было использовано более 300 патронов с слезоточивым газом. На второй день протест уже превратился в партизанскую войну народа против власти. Я ни разу не почувствовала, что люди боятся. Я чувствовала только решимость демонстрантов выстоять в борьбе против властей, которые уже восемь лет обманывают народ. Эти молодые люди брали патроны со слезоточивым газом в руки и возвращали их обратно. Мне казалось, что действительно наступил какой-то новый момент в истории Сербии, и что народ наконец-то восстал», — добавила Светлана.

По словам участвующей в протестах жительницы Белграда, в толпе демонстрантов очевидно находились провокаторы, которые старались сделать так, чтобы происходящее на улицах Белграда можно было охарактеризовать как цветную революцию или госпереворот.

«До начала протеста они спокойно разгуливали в парке напротив парламента и ждали своего часа. А полиция избивала потом молодых людей, которые ничем этого не заслужили. Полиция избивала даже девушек, которые оказались у них на пути. Действительно, в протестах участвовало много девушек. Они иногда были более смелыми, чем мужчины. Я также видела колонну студентов, которые несли иконы и крест, пели «Косово, Косово» и выкрикивали «Не отдадим святыни». Потом эти же молодые люди стали на колени перед полицейскими-кавалеристами, которые решили отойти и не сталкиваться с демонстрантами. Лично я эти два дня протеста воспринимаю как возрождение сербского народа. Олицетворением этого возрожденного народа являются эти молодые люди, про которых до недавних пор мы думали, что они не знают значения понятий «свобода» и «патриотизм», — подытожила Светлана Максович.

Читайте развитие сюжета: Президент Сербии отменил введение карантина после протестов