Вспышка народного недовольства в Сербии после объявления президента Александра Вучича о возобновлении жесткого карантинного режима была ожидаема. Такое мнение ИА REGNUM высказал историк-балканист, сотрудник Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт.

Вице-мэр Белграда Горан Весич демонстрирует фотографии с последствиями беспорядков
Вице-мэр Белграда Горан Весич демонстрирует фотографии с последствиями беспорядков
Beograd.rs

Напомним, что 7 июля вечером граждане, недовольные решением президента Вучича ввести с пятницы 10 июля по понедельник 12 июля комендантский час, спонтанно собрались в центре города у здания парламента. Позже группа протестующих попыталась ворваться в парламент, а после того, как их оттуда вытеснила полиция, начались волнения. Группа хулиганов забрасывала полицейских камнями, те ответили слезоточивым газом. В столкновениях пострадало несколько десятков людей. Волнения продолжились 8 июля вечером, после митинга у здания парламента, который прошел мирно и на котором появились и оппозиционные лидеры.

«Сербия оказалась в авангарде стран, сталкивающихся со второй волной эпидемии. С этой же проблемой сталкиваются и многие другие государства, но в Сербии ситуация заметно ухудшилась. Это произошло после объявленной президентом Вучичем в конце мая победы над вирусом и снятия крайне жестких карантинных ограничений, в том числе ограничения на массовые скопления людей. Была проведена предвыборная кампания и парламентские выборы. Это всё выстрелило резким повышением числа заболевших в стране. Через две недели после проведения выборов президент был вынужден объявить о повторном введении карантинных мер, что вызвало предсказуемую реакцию у населения. Люди сильно настрадались за первые два месяца, так как в Сербии были в силе очень жесткие ограничения. Было очевидно, что такое решение вызовет вспышку недовольства», — рассказал Энгельгардт.

На взгляд эксперта, теперь главный вопрос — кто именно воспользовался этой вспышкой протеста, чтобы спровоцировать массовые волнения.

«Мы видим, что за волнениями стоят какие-то анонимные футбольные болельщики. Это движение не возглавляется никакой явной политической организацией. Наоборот, мы видим, что эти болельщики стремятся отцепить оппозиционных политических деятелей от участия в руководстве выступлениями. Нельзя исключать, что такое движение, тем более с выраженными, но, с другой стороны, не очень рациональными проявлениями насилия, может быть и попыткой властей каким-то образом выпустить пар общественного недовольства через контролируемые выступления без крупных политических последствий. Но зато такие насильственные демонстрации смогут дискредитировать недовольных правительством», — полагает он.

При этом Энгельгардт отметил, что события могут иметь внешнеполитические последствия. «В сербских СМИ постоянно выдвигаются версии о том, что к волнениям приложили руку спецслужбы других государств. Это хороший политический инструмент, потому что он позволяет снизить давление в обществе и при этом показать, что всё это «происки вредителей», правительство поступает правильно, а все недовольные льют воду на мельницу врагов. Что точно стоит за протестами, мы увидим на днях по мере развития событий», — подытожил Георгий Энгельгардт.