После того, как состоялись очередные переговоры в режиме видеоконференции между главами МИД Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Эльмаром Мамедъяровым при посредничестве и участии личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика, а также сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова (Россия), Эндрю Шофера (США) и Стефана Висконти (Франция), когда было заявлено, что Баку и Ереван намерены продолжить диалог в таком формате, стало ясно, что конфликтующие стороны не намерены выходить из обозначенного тренда. Правда, потом пресс-службы МИД Азербайджана и Армении, используя известный прием «один пишем — три в уме», выступили с разными заявлениями. Это снова подтвердило ощущение, что стороны намерены и дальше играть по установленным между собой правилам по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе.

Иван Шилов © ИА REGNUM

С нашей точки зрения переговоры Мнацаканян — Мамедъяров в какой-то мере можно отнести к рубежным. С момента прихода к власти в Армении Никола Пашиняна, его личных встреч с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым, активного общения глав МИД обеих стран произошло любопытное явление: выхолащивание базовых принципов урегулирования конфликта, что было бы невозможно без взаимного согласия Баку и Еревана. Что же касается Минской группы ОБСЕ, то, похоже, она взяла на вооружение концепцию «малых дел», полагая, что договоренности сторон по некоторым гуманитарным вопросам будут вести к созданию атмосферы доверия и постепенному переходу к поискам компромиссных решений в главном. При этом загадочным образом из сферы обсуждения были выведены Венские и Санкт-Петербургские договоренности, предусматривавшие появление после апрельской войны 2016 года на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и международных наблюдателей. Это первое.

Второе. Если по дипломатической линии Баку и Ереван обсуждали «малые дела», то через СМИ Пашинян и Алиев стали выступать с серьезными политическими заявлениями. Ереван делал ставку на то, чтобы Баку предал гласности некоторые свои компромиссные позиции, которые фигурировали на переговорах Мнацаканян — Мамедъяров, говорил о готовности «учитывать интересы Азербайджана». Что касается Баку, то публично он продолжал и продолжает придерживаться прежней «железобетонной» позиции: все вопросы по Нагорному Карабаху могут обсуждаться исключительно в парадигме сохранения территориальной целостности Азербайджана. Поэтому внешне складывалось впечатление принципиального отсутствия каких-либо перспектив в карабахском урегулировании, хотя переговоры всё же продолжались. По всем признакам, Алиев что-то выжидал, видимо, полагая, что Пашинян в своем увлечении внутриполитической борьбой при выстраивании отношений с Россией допустит серьезные ошибки, которые позволят начать урегулирование конфликта в ином политическом контексте.

Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян
Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян
Mfa.am

Но, как говорится, чаша терпения стала переполняться. После того, как Мнацаканян посетил с рабочим визитом Степанакерт и заявил, что «участие арцахской стороны в мирном переговорном процессе является одним из наиболее важных вопросов и помимо всего прочего имеет практический характер, поскольку вопрос непосредственным образом касается народа Арцаха», Алиев решил кое-что назвать своими именами. «Сегодня фактически переговорный процесс не ведется, — констатировал он в интервью азербайджанским телеканалам. — Видеоконференции глав МИД Азербайджана и Армении не имеют значения. Это только лишь означает, что Минская группа ОБСЕ находится в действии. Хорошо, до каких пор? Армения два года пытается изменить формат переговоров и заявляет, что Азербайджан должен вести переговоры с самопровозглашенными и липовыми лидерами Нагорного Карабаха. Был ли сделан адекватный ответ на это? Нет. Мы требуем ясности. Азербайджан ждет от Минской группы ОБСЕ конкретных заявлений по урегулированию конфликта».

Зограб Мнацаканян на встрече с президентом Арцаха Араиком Арутюняном
Зограб Мнацаканян на встрече с президентом Арцаха Араиком Арутюняном
Mfa.am

То есть во всём виновата МГ ОБСЕ. Но если так, что мешает Алиеву заявить о выходе из переговорного процесса, а не дожидаться, когда кто-то со стороны представит ему выгодные условия для урегулирования конфликта? А пока позиция Баку блокирует азербайджанской дипломатии возможности для поисков самостоятельных решений, которые вполне реальны. Что касается стран — сопредседателей Минской группы, то им сейчас не до Нагорного Карабаха. И начинать войну с Арменией сейчас Азербайджан не может в силу неблагоприятной для него геополитической и международной конъюнктуры.