В конце 1917 года королевская Румыния, воспользовавшись ослаблением России, которая стояла на пороге Гражданской войны, приступила к оккупации Бессарабии. По сути дела, это была первая иностранная интервенция против только что образованного Советского государства.

Румынские военнопленные
Румынские военнопленные
Иван Шилов © ИА REGNUM

Проблема Бессарабии к этому времени имела уже немалую историю. Этот топоним охватывал территории современной Молдавии и части нынешней южной Украины — между реками Днестр, Прут и Дунай и Черным морем. Следует отметить, что территория современного Приднестровья не входила в Бессарабию, но претензии румын распространялись при начале интервенции и на нее. Впрочем, осуществить их тогда так и не удалось.

В XVIII веке на Днестре сходились границы трех государств — Речи Посполитой, Крымского ханства и Османской империи. Низовье Дуная напрямую управлялось османами. Пушкинский герой вспоминал эти времена — «Тогда боялись мы султана; / А правил Буджаком паша / С высоких башен Аккермана…» Нынешний Белгород-Днестровский был еще турецкой крепостью и центром управления кочевавшей здесь татарской ордой. За Днестром находились вассальные от Оттоманской империи княжества Молдавия и Валахия. До 1711 года здесь правили фанатично ненавидевшие друг друга местные династии Кантемиров и Бранкованов, но после Прутского похода Петра I Кантемиры ушли в Россию, а Бранкованы в 1716 году были казнены. Господарями, т. е. князьями, стали назначать греков, выходцев из константинопольского района Фанар.

Во второй половине XVIII века начались изменения — в ходе разделов Польши и победоносных войн с Турцией Россия вышла к Днестру. Статья 3 Ясского мирного договора 1792 года гласила:

«…река Днестр навеки имеет быть границею между обеими Империями, так что впредь пределы Империи Всероссийской имеют простираться до помянутой реки, и ныне обе договаривающияся Империи между собою согласилися и постановили, что между Империею Всероссийскою и Портою Оттоманскою пребудет границею река Днестр, так, что все земли, на левом берегу помянутой реки лежащия, имеют остаться вечно в совершенном и безпрепятственном владении Всероссийской Империи, а на правом берегу помянутой реки и лежащия все земли, по возвращении их со стороны Всероссийской Империи, имеют остаться вечно в совершенном и безпрепятственном владении Порты Оттоманской».
Тираспольская крепость. Пороховой погреб
Тираспольская крепость. Пороховой погреб
Донор

В том же 1792 году практически напротив турецкой мощной крепости Бендеры А. В. Суворовым была заложена русская крепость Тирасполь, ставшая центром Очаковской области, началось освоение и заселение приднестровских земель, строительство новых городов, центров поселения молдаван, греков, армян, болгар, мало‑ и великороссов. Судьбу этих населенных пунктов можно проследить на судьбе маленького уездного города, а фактически поселка, которым была тогда Одесса, основанная на месте небольшого турецкого замка Хаджибей. С начала XIX века Одесса быстро развивалась. Если в Хаджибей раз или два в году приходила барка или галера, то в гавань русского порта уже в 1796 году пришло 60 судов, в 1802 — 333 судна, 1803 — 552 судна, в 1805 — 1002 судна. В 1796 г. здесь было всего 2349 жителей, в 1803 г. — 7−8 тыс. чел. в 400 домах, в 1809 г. — 9 тыс. В 1813 году в Одессе жило уже 35 тыс. жителей в 2600 домах, и оборот ее торговли составлял около 25 млн рублей (оборот всех портов Черного и Азовского морей — 45 млн рублей). Эти цифры неизменно росли.

В 1806 году началась новая Русско-турецкая война. По условиям Бухарестского мирного договора 1812 года Россия получала Бессарабию, граница в Европе переносилась с реки Днестр на Прут до соединения его с Дунаем. Новая коррекция стала результатом русско-турецкой войны 1828−1829 гг. По условиям Адрианопольского мира 1829 года к России переходил левый берег Дуная, но вместе со всеми островами, образуемыми различными рукавами этой реки. На этих островах Петербург обещал не заводить ни укреплений, ни гарнизонов, ни таможен. При этом разрешалась организация карантинов, что давало возможность осуществлять контроль над дунайской торговлей.

Это было последним достижением в поступательном движении Петербурга на этом направлении. После Крымской войны по условиям Парижского мирного договора 1856 года Россия вынуждена была передать Османской империи южную часть Бессарабии, которая переходила в управление княжества Молдавия (ст. 21), судоходство по Дунаю переходило под контроль международных комиссий (ст.17). 5 февраля 1862 г. выбранный диванами (советами) Молдавии и Валахии князь Александр Куза объявил об их объединении в новое государство — Румыния. Оно продолжало считаться турецким вассалом и выплачивало своему сюзерену ежегодную дань — около 900 тыс. румынских лей (румынская валюта в это время была привязана к курсу франка 1:1). Князю и не удалось удержать власть и основать династию. 23 февраля 1866 г. в Бухаресте произошел государственный переворот, который возглавили офицеры румынской армии. Куза был изгнан из страны, власть перешла к регентскому совету. 26 марта того же года, после того, как предложение короны было отвергнуто бельгийским принцем, князем Румынии был избран принц Карл Гогенцоллерн.

Карл Гогенцоллерн
Карл Гогенцоллерн

Русско-румынская граница была подвергнута ревизии после Русско-турецкой войны 1877−1878 гг. По условиям Сан-Стефанского договора и Берлинского трактата 1878 года Россия возвращала южную часть Бессарабии. В качестве вознаграждения выступившая союзником Петербурга в войне Румыния получала территории, уступаемые турками в Европе, за исключением Змеиного острова. В результате Румыния стала черноморской прибрежной страной, так как к ней перешла часть Добруджи с турецким портом Кюстендиль (совр. Констанца).

Бухарест был недоволен уступкой в Бессарабии (хотя румынская сторона была давно и ясно предупреждена о неизбежности этого решения), потерю которой, по мнению румынской общественности, не компенсировал выход к Черному морю в районе Добруджи, никогда не входившей в состав Дунайских княжеств Молдавии и Валахии. Еще в 1878 г. румынская сторона потребовала присоединения вместе с Добруджей и Силистрии, рассматривая этот город как ключ к приобретенным территориям. Петербург ответил категорическим отказом, и Силистрия была окончательно передана Болгарии в июне 1880 г. В Бухаресте считали, что без неё новые владения в Добруджи были практически беззащитны. Уступка Добруджи значительно ухудшила и отношения России с только что образованной Болгарией — там предпочитали считать всю эту территорию своей. Румынский националистический взгляд на справедливое переустройство Балкан и прилегающих территорий включал в себя в качестве программы минимум отнятие Трансильвании и Буковины у Австро-Венгрии, Бессарабии и «Заднестровья» у России и всей Добруджи у Болгарии.

В Бухаресте не могли смириться с потерей в 1878 г. части Бессарабии, забыв о полученной взамен Добрудже, предоставившей Румынии выход к Черному морю. Русско-румынские отношения также ухудшились. В 1881 г. Карл Гогенцоллерн провозгласил себя королем, а в 1882 году бельгийским фортификатором генерал-лейтенантом Анри Бриальмоном был выработан общий план обороны Румынии, который был направлен против России. Укреплялись позиции по линии река Серет — Галац — Черноводы, то есть между Трансильванскими Альпами и петлей Дуная. План выполнялся в течение нескольких десятилетий. Три укрепленных лагеря на русской границе и один вокруг столицы не оставляли сомнения, против кого создавалась румынская система обороны.

Подписание Сан-Стефанского мирного договора 19 февраля 1878 года
Подписание Сан-Стефанского мирного договора 19 февраля 1878 года

Вслед за принятием этой программы последовали и политические решения. 30 октября 1883 года тогдашний премьер-министр Румынии Ион Братиану встретился в Вене с министром иностранных дел Австро-Венгрии графом Густавом Кальноки, а вслед за этим и с «железным канцлером» Германии Отто фон Бисмарком в Гаштейне. В результате этих встреч был подписан румыно-австрийский договор, к которому потом присоединилась и Германия. Результатом было присоединение Румынии к германо-австро-итальянскому союзу. Австро-Венгрия и Румыния обязывались оказывать друг другу дипломатическую, а в случае необходимости и военную помощь. Вена гарантировала неприкосновенность границ Румынии, государственный порядок (сохранение династии Гогенцоллернов на престоле).

В случае войны в Румынию вводились вспомогательные австро-венгерские войска, командование соединенной армией переходило к австрийцам. Последнее было в какой-то степени ожидаемо, так как для обороны Серетской линии, называемой в данном документе «Дунайской позицией» сил у румын явно не хватало — приблизительно 100 000 чел. на чуть более 100 километров. Правда, договор этот так и не был утвержден парламентом. Против него выступили как правые русофильские партии, так и левые франкофильские. Поддержки небольшой партии «молодых консерваторов», видный лидер которых Петр Карп был тогда румынским послом в Австро-Венгрии, оказалось недостаточно. За 41 год ситуация не изменилась — договор остался соглашением министров, а не юридически полноценным союзом, что и стало юридическим основанием двусмысленного поведения Бухареста в будущем, в годы I Мировой войны. В целом Румыния готовилась к пересмотру границ с Россией, но начала с Болгарии, вмешавшись во Вторую Балканскую войну.

Претензии и амбиции Фердинанда Кобургского привели Болгарию в изоляцию, в результате против нее выступили практически все её соседи. Болгарские войска терпели поражение, повсюду уступая в силах бывшим союзникам — Сербии, Черногории, Греции. В этот момент в спину болгарам ударил Бухарест. 11 июля 1913 года румынская кавалерия начала переход границы. В Софии отдали приказ войскам отходить, не оказывая сопротивления. Оно было бессмысленным — перед наступающими румынами находились лишь ничтожные заслоны болгарского ополчения. За несколько дней наступающие взяли Силистрию, Туртукай, Балчик. Побежденная в Первой Балканской войне Турция потребовала очищения только что уступленных ею территорий до линии Энос-Мидия и 12 июля также вступила в войну. От Чаталджи, отбрасывая слабые болгарские заслоны, наступала 250-тысячная турецкая армия.

Румынские войска во время вторжения в Болгарию пересекают Дунай у Зимницы. 1913
Румынские войска во время вторжения в Болгарию пересекают Дунай у Зимницы. 1913

Поражение Болгарии в течение нескольких дней приобрело размер катастрофы, политика ее верхов привела страну на грань полного краха. Болгарская армия была быстро разбита, румыны стояли в 15 км от Софии, их патрули подходили к городу даже на 10 км, единственный в румынской армии самолет разбрасывал над объятой паникой болгарской столицей листовки, была взята Варна, возникла угроза Бургасу. 27 июля болгарская эскадра укрылась в Севастополе, где была разоружена. 10 августа 1913 г., после непродолжительных переговоров, был подписан Бухарестский мир. Практически вся южная Добруджа вместе с Силистрией переходила к Румынии (ст. 2.).

В августе 1914 года началась Первая мировая война. Союзники Румынии — Австро-Венгрия и Германия — ожидали, что Бухарест выполнит свои обязательства по договору 1883 года. Старый король Кароль — Карл Гогенцоллерн — был настроен в пользу именно такого решения, но… Начало XX века ознаменовалось резким обострением отношения к Австро-Венгрии в Румынии. Прежде всего речь идет о венгерской части Двуединой монархии. Весьма болезненной для Бухареста и Будапешта была проблема венгерской провинции Трансильвании с ее смешанным населением. На рубеже XIX—XX вв. в Венгерском королевстве проживало около 2,8 млн румын, что составляло до 20% населения Транслейтании и 53,8% в Трансильвании. В основном это были крестьяне (86%) — ни один из городов последней провинции не имел румынского большинства. Предвоенная политика главы венгерского правительства графа Тиссы сводилась к постоянной и довольно жесткой мадьяризации румынского населения. Позиция в отношении национальных меньшинств была столь жесткой, что ее не могли не заметить даже союзники Австро-Венгрии.

Местные власти были представлены исключительно венграми, количество румынских школ сокращалось из года в год, количество румынских депутатов в венгерском парламенте также постоянно сокращалось. Имея шанс получить фракцию в 69 мест из 413, румыны никогда не имели более 14 депутатов, а перед самой войной, на выборах 1910 года, их количество сократилось до 5. Преследования и ущемленное состояние румынского элемента в соседней стране не могли не отозваться в Бухаресте.

3 августа 1914 года в замке Пелеш близ города Синайа был созван Коронный Совет, куда были приглашены члены действующего правительства, лидеры основных партий, бывшие премьер-министры и бывшие председатели обоих палат парламента. Король выступил за выполнение Румынией обязательств союзного договора с Австро-Венгрией, однако его поддержал только Петр Карп. Призыв короля, говорившего на французском языке о необходимости сражаться бок о бок с Германией, был поначалу встречен длительным и напряженным молчанием. Изоляция короля и его бывшего премьера была очевидной. 10 октября 1914 года Кароль I Румынский умер, его преемник и племянник Фердинанд, женатый на внучке королевы Виктории, присягнул на верность конституции и заявил о том, что будет служить своей стране «как честный румын». Сделать это было непросто.

Замок Пелеш
Замок Пелеш
david_watterson_uk

С одной стороны, в Румынии царил культ Франции, идея романской солидарности определяла симпатии аристократии и интеллигенции к Франции, Бельгии (вступили в войну в августе 1914 года), к Италии (вступила в войну в мае 1915 года), Португалии (вступила в войну в марте 1916 года). Все они воевали против блока, в основе которого лежала идея германской солидарности, «верности клятве Нибелунгов» и т. п. С другой стороны, торгово-экономические интересы прочно привязывали Румынию к германо-австро-болгаро-турецкому блоку. Именно Германия и Австро-Венгрия были основными покупателями румынского зерна и кукурузы, а также нефти и нефтепродуктов. Только между январем и июлем 1916 г. в Австро-Венгрию и Германию из Румынии было ввезено около 2 300 000 тонн румынского зерна. Экспорт хлеба был настолько выгоден, а вывоз приобрел настолько крупные размеры, что вскоре в стране стал ощущаться недостаток продовольствия — весной 1916 г. в Браилове дело дошло даже до волнений.

После вступления в войну Турции и закрытия Проливов продать все эти товары в страны Антанты было попросту невозможно, а России они были не нужны. Возможность транзита в Англию и Францию через территорию России также не рассматривалась по причине загруженности железных дорог и Архангельска — единственного порта европейской России, через который тогда поддерживалась связь с союзниками. Кроме поставок продовольствия, большое значение имел экспорт нефти в эти страны, в 1915 году составивший 400 000 тонн. Последнее имело колоссальное значение. Первая мировая, начавшись, как война XIX века, быстро превращалась в войну моторов, и поставки румынских ГСМ приобретали поистине стратегическое значение для Центральных Держав, тем более что их единственный собственный источник нефти находился в Галиции и его довоенные показатели равнялись приблизительно 50 000 тоннам в месяц. В 1914—1915 гг. нефтяные источники несколько раз переходили из рук в руки и не могли удовлетворить потребностей воюющих Австро-Венгрии и Германии. Кроме нефти, румыны поставляли Центральным Державам около 98% бензина, очищенного на собственных нефтеперегонных заводах, т. е. приблизительно 367 500 тонн. Товарооборот Румынии с ее будущими противниками к августу 1916 года составил 28 млн румынских лей.

Румынские либералы были на стороне англичан, французов и итальянцев, консерваторы — на стороне немцев, в крестьянской среде традиционно оставались еще сильны идеи православной солидарности. Быть «честным румыном» в этой ситуации означало выжидать до последнего, чтобы без риска оказаться на стороне победителя. Бухарест постоянно колебался вместе с колебанием положения на фронте, прежде всего русском Юго-Западном. Летом 1916 года на фоне наступления, получившего позже название Брусиловского, многим казалось, что время принятия решения для Румынии настало и она сможет сыграть решающую роль, нанеся по Австро-Венгрии такой же удар, какой она нанесла по Болгарии тремя годами раньше. 27 августа 1916 года Коронный совет высказался за вступление Румынии в войну. Группа противников этого решения во главе с Петром Карпом оказалась в явном меньшинстве. Совет санкционировал союзный договор с Россией. В тот же день правительство выделило на нужды армии 200 млн лей. Красноречива и образна фраза из обращения Фердинанда к Коронному совету при объявлении войны Австро-Венгрии: «Теперь, когда я победил в себе Гогенцоллерна, я не боюсь ничего».

Маршал Жоффр инспектирует румынские войска. 1916
Маршал Жоффр инспектирует румынские войска. 1916

27 августа 1916 года австрийскому посланнику в Румынии графу Оттокару Чернину была вручена нота — с 21:00 того же дня Румыния объявила войну Австро-Венгрии. Центральной частью ноты было объяснение причин случившегося:

«Присоединившись в 1883 году к группе центральных держав, Румыния далека от мысли о забвении уз крови, связующих ее население с населением королевства (т. е. Венгрии — А. О.), усматривая в дружелюбных отношениях с Австрией драгоценный залог своего внутреннего состояния, а также улучшения участи румын в Австро-Венгрии. Германия и Италия, основавшие свой государственный организм на основе национального принципа, не могли не признать законность основания, на котором покоилось их существование. Что же касается Австро-Венгрии, то в установлении дружественных отношений между ней и Румынией она получила гарантию дальнейшего спокойствия как внутри монархии, так и на нашей общей границе, потому что она не могла не знать, какой отзвук недовольство румынского населения находило у нас, угрожая каждый раз нарушением добрососедских отношений между обоими государствами. Надежда, которую мы возлагали на наше присоединение к тройственному союзу, не оправдалась. В течение более 30 лет румыны в монархии не только ни разу не видели реформ, способных дать им хотя бы подобие удовлетворения их национальных устремлений, а, напротив, с ними обращались как с низшей расой, осужденной на угнетение, как с угнетенным элементом, образующим меньшинство среди разных национальностей, составляющих население Австрии».

Вывод был однозначен — Румыния вынуждена была воевать. В Бухаресте и других городах королевства царил воинственный энтузиазм. Объявленная мобилизация шла без заминок. В обращении короля Фердинанда к народу и армии основной упор был сделан на необходимость объединения всех румын в одном государстве — враг был назван прямо: это была Австро-Венгрия, и только она:

«Солдаты, я призвал вас пронести ваши знамена через границы, туда, где с нетерпением ожидают вас ваши братья, чьи сердца полны надежды. Тени великих воевод, Михая Храброго [1] и Стефана Великого [2], чьи бренные остатки покоятся в землях, которые вы будете освобождать, поведут вас к победе, как достойных наследников тех солдат, которые были победителями под Расбоени [3], Калугарени [4] и под Плевной [5]».

Румынский план войны против Австро-Венгрии — план «Z» (окончательно он был оформлен в середине июля 1916 г.) предполагал разделение армии по двум направлениям — австрийскому и болгарскому, главным из которых было первое. Именно здесь предполагалось сосредоточить 80% румынской полевой армии — 420 324 чел., и через 30 дней после начала мобилизации начать широкомасштабное вторжение в Трансильванию, где находилось около 34 тыс. австрийцев, и, после занятия провинции, начать движение на Будапешт. 142 523 чел., т. е. 20% армии, должно было остаться на границе с Болгарией, из них 71 815 чел. — в Добрудже и в районе Силистрии, и еще около 70 тыс. чел. — по Дунаю. Румынам не нравилась перспектива столкновения по фронту длиной около 1400 километров, и они очень хотели или избежать его вообще, или решить проблему прикрытия Добруджи за счет русской поддержки.

В Бухаресте по совершенно непонятным причинам надеялись, что, ударив в тыл Австро-Венгрии, Румынии удастся сохранить мирные отношения с её союзниками. Прямым следствием этой несколько экстравагантной политики главы правительства Ионела Братиану был военный разгром Румынии. Уже 30 августа болгарский и турецкий посланники в Бухаресте потребовали свои паспорта. Через неделю после объявления войны Австро-Венгрии немецкое и турецкое посольства покинули Бухарест в одном поезде. Перед отъездом германский посол принц Адольф Шомбург-Липпе заявил, что если даже в его стране поймут, что война проиграна и что в распоряжении командования осталось всего 500 000 чел., то, прежде чем капитулировать, их пришлют в Румынию для того, чтобы преподать ей урок за коварство.

Румынские войска в Трансильвании
Румынские войска в Трансильвании

В первые дни румынскому вторжению в Трансильванию противостояла 1-я австро-венгерская армия генерала Артура Арца фон Штрауссенберга. Жандармы, ландштурмисты, пограничники и алармисты смогли задержать румынское наступление до прихода германской поддержки. Особо упорное сопротивление наступавшим оказывали венгерские части. В Трансильванию спешно перебросили 5 пехотных, 2 кавалерийских немецких дивизии, 2 пехотные и кавалерийскую австро-венгерские дивизии. Австро-венгерские части снимались с Восточного фронта, где они были сильно потрепаны. Но и эти части могли оказать поддержку оборонявшимся. 1 сентября 1916 г. Болгария объявила войну Румынии. Манифест царя перечислял преступления коварного Бухареста перед Болгарией и призывал болгарских солдат освободить соотечественников в Добрудже — «очаге первого Нашего Царства».

4 сентября 1916 года началось стремительное наступление германо-болгарской группировки под командованием генерала-фельдмаршала Августа фон Макензена. Со 2 по 7 сентября болгары и немцы начали наступление на крепость Туртукай, потерянную болгарами во Второй Балканской войне. Уже 6 сентября под ударами болгар крепость пала. Командир её гарнизона незадолго до этого убеждал иностранных журналистов о неприступности «румынского Вердена». При наступлении противника он бежал, 80% защитников крепости сдались в плен, остальные последовали примеру своего командира. 9 сентября пала Силистрия, ее гарнизон после того, что случилось в Туртукае, даже и не пытался защищать город.

Уже 12 октября в ответ на отчаянные просьбы Бухареста и призывы президента Франции Раймона Пуанкаре поддержать союзника, было принято решение об отправке на Румынский фронт русских 2 корпусов из состава Юго-Западного фронта. Днем 22 октября немцы овладели Констанцей, в гавани этого порта находились большие запасы нефти, бензина и керосина, которыми пользовались корабли русского флота. В порту, грузооборот которого в мирное время составлял 1,25 млн тонн в год, находилось и значительное количество подвижного железнодорожного состава. Падение Констанцы было быстрым — полностью эвакуировать запасы не удалось. Кроме того, Ставка рассчитывала через несколько дней перейти на этом участке в контрнаступление и вернуть город. Поэтому при уходе войск телеграммой Верховного Главнокомандования категорически запрещалось уничтожение запасов горюче-смазочных веществ. 25 октября немцы и болгары овладели и Черноводами — возможность возвращения Констанцы стала нереальной, а немцы получили большие запасы горючего, необходимого для действия подводных лодок. 6 декабря 1916 года войска под командованием фон Макензена вошли в Бухарест.

В условиях коллапса армии и фронта правительство вывезло в Россию золотой запас, личные украшения королевской семьи и государственные архивы. Новый, Румынский фронт обороняла теперь русская армия, а остатками румынской занималась французская миссия — она готовила их к современной войне. К лету 1917 года ей удалось добиться значительных результатов, но выход России из Первой мировой войны поставил Румынию, фронт которой после сокрушительного разгрома в 1916 году держался исключительно благодаря русской поддержке, на грань существования. После подписания Брестского мира Румыния вынуждена была капитулировать перед Центральными Державами и подписать 7 мая 1918 года Бухарестский мир. Он оформил эту капитуляцию.

Колонна румынских пленных
Колонна румынских пленных

Остатки армии подлежали немедленной демобилизации, за исключением 2 дивизий, находившихся на этот момент в Бессарабии. Южная Добруджа возвращалась Болгарии (ст. 10), а северная переходила под общее управление победителей, Румыния переставала быть черноморской прибрежной страной, она делала территориальные уступки в Карпатах Австро-Венгрии (ст. 11) и значительные экономические — Германии. При этом победители согласились признать при определенных условиях переход Бессарабии к Румынии (ст. 8). Статья 27 вводила (впервые в истории Румынии!) принцип равенства всех религий (католической, православной, протестантской, церквей, иудаизма и ислама) на ее территории.

Уступки были серьезными, внутренний кризис налицо. Король Фердинанд I не ратифицировал договор, но он начал выполняться. Хотя это продолжалось недолго, до разгрома Центральных Держав осенью 1918 года, опасность потрясений по образцу русской революции была весьма велика. Румынский монарх в это время неоднократно заявлял о готовности пойти на аграрные реформы. Король провел и невиданные в его государстве преобразования, значительно укрепившие стабильность его трона. В ходе земельной реформы у дворянства было изъято около 6 млн гектаров земли, 3,9 млн из них были распределены среди 1,393 млн крестьян. Остальные 2,1 млн гектаров составили пастбищные угодья, лесной фонд, земельный резерв правительства. Создание многочисленного класса крестьян-собственников, созданного монархией, способствовало преодолению революционного кризиса. При этом королевство по-прежнему оставалось самым отсталым в социальном отношении государством Балкан, где 4/5 населения составляли крестьяне, балансировавшие между бедностью и нищетой.

Не были забыты и старые планы румынского национализма. Возвращение Бессарабии, причем всей провинции, считалось неизменной частью планов по созданию «Великой Румынии». Глубочайший кризис не помешал королю Фердинанду стать первым интервентом против Советской России. Распад русской армии совпал с ростом революционного движения в Бессарабии. Население здесь было смешанным. На севере — от Сорок до Кишинева — превалировало молдавское население, численность которого колебалась в пределах от 62 до 70%. На юге — в Бендерском, Измаильском, Аккерманском уездах — от 40 до 16,8%. С марта по октябрь 1917 года здесь и на левом берегу Днестра прошло 548 крестьянских выступлений. 21 ноября (4 декабря) 1917 года был создан Сфатул цэрий (Совет страны). Молдаване были представлены 90 депутатами, греки, русские, украинцы — 30 депутатами. 2 (15) декабря была провозглашена Молдавская демократическая федеративная республика. Её правительство поначалу состояло из 9 человек. Крестьянские советы и большевистские организации не признавали новую власть. Именно Сфатул цэрий и обратился к румынским властям за поддержкой. В декабре 1917 — феврале 1918 года румыны осуществили оккупацию Бессарабии. Протесты местных властей игнорировались. Избиения, грабежи, расстрелы, контрибуции — все это широко практиковалось интервентами.

Воззвание революционного штаба по охране Бессарабии
Воззвание революционного штаба по охране Бессарабии

Румынские войска встретили серьезное сопротивление населения, которое было сломлено жестокими репрессиями. Только за два первых месяца оккупации в Бессарабии погибло около 25 тысяч чел. 26 января 1918 года в ответ на эти действия Совнарком РСФСР разорвал дипломатические отношения с Румынией, её государственный золотой запас, вывезенный в Россию в 1916 году, был объявлен «неприкосновенным для румынской олигархии». После победы Антанты Бухарестский мир был отменен, а великодержавный курс румынских Гогенцоллернов был укреплен поддержкой союзников, нуждавшихся в создании коалиции на границах Советского государства. Кроме аграрной реформы, королевская власть предлагала подданным призрак великодержавия. Бухарест сумел добиться и поддержки своих действий против Советской России и Советской Украины, которые последовательно отказывались признавать захват Бессарабии. Граница между Румынией и Советской Украиной, а затем и Советским Союзом была установлена по Днестру.

Советское правительство неоднократно предлагало решить вопрос путем проведения плебисцита на оккупированной территории — эти предложения всегда встречали отказ. Попытки решения вопроса путем переговоров не увенчались успехом. 28 октября 1920 г. Франция, Англия и Япония признали переход Бессарабии к Румынии. Подписавшая договор Япония не ратифицировала его. РСФСР и УССР, а затем и СССР категорически отказывались признавать это соглашение. В 1924 году на территории вдоль Днестра с центром в Тирасполе была создана Молдавская АССР, которая входила в состав Советской Украины вплоть до освобождения Бессарабии в 1940 году и создания Молдавской ССР, к которой и были присоединены приднестровские земли.

До этого советская дипломатия вела длительные и весьма сложные переговоры с Румынией относительно заключения пакта о ненападении. У Бухареста были особые проблемы в отношениях с Москвой. Бессарабский вопрос стал стержнем советско-румынских связей. Попытки переговоров об установлении дипломатических отношений и соглашении о ненападении между РСФСР, УССР, а затем СССР и Румынией каждый раз приводили к констатации невозможности диалога. Даже контакты для преодоления пограничных инцидентов поначалу ограничивались радиопереговорами. С первых же шагов, предпринятых для установления дипломатических отношений, румынская дипломатия не захотела рассматривать вопрос о Бессарабии, которая якобы «составляла интегральную часть Румынии до 1913 года», население которой якобы «в значительном большинстве является румынским». Факт интервенции отрицался, на том основании, что румынские войска действовали «по требованию бессарабцев».

В бессарабской деревне. Крестьянские дети
В бессарабской деревне. Крестьянские дети

Положение «освобожденных» жителей Бессарабии было совсем не легким — с 1918 по 1924 год румынами здесь было убито 15 514 чел., абсолютное большинство жертв составляли крестьяне. В марте 1924 года очередные советско-румынские переговоры в Вене не увенчались успехом. Зато на оккупированной территории вспыхнуло восстание. Его центром стал небольшой городок Татарбунары. Это был «акт людей, доведенных до крайностей». Восставшие, преимущественно это были вооруженные чем попало крестьяне, не желавшие находиться в объятиях «матери-Румынии», провозгласили создание Молдавской Советской республики. С 16 по 22 сентября шли бои, правительство стянуло крупные силы — несколько армейских полков, корабли речной флотилии выделили часть экипажей. Восстание было подавлено, 489 человек было арестовано и привлечено к суду. «Процесс пятисот» получил самую широкую международную огласку и никак не способствовал улучшению советско-румынских отношений.

Весьма тяжелым было положение венгерского населения Трансильвании. После окончания Первой мировой все поменялось. Теперь уже румынские власти преследовали венгров. Румынская пропаганда изображала Трансильванию как регион, который под властью Бухареста начал быстро развиваться и процветал, а положение венгерского меньшинства в котором было идеальным. Что касается Румынии, то она не могла существовать без Трансильвании, а ведь королевство, по убеждению местных националистов, было щитом Европы от натиска «славяно-монгольских рас».

Тяжелым положение было и в Южной Добрудже. Болгария не могла предать забвению потерю этой земли. Занимая всего 6,93% территории довоенной Болгарии, она считалась самой плодородной её провинцией, житницей страны. Никто не желал отказываться от нее окончательно. Румынские жандармы в 1918 году заходили сюда, прикрываясь выставленными вдоль дорог заложниками — женщинами и детьми. Новые власти установили на этой территории настоящий террор. Около 25 тысяч болгар было выслано в концентрационные лагеря в Молдавии. Местное болгарское население всячески вытеснялось, земли арестованных и депортированных конфисковывались и передавались румынским переселенцам — вскоре таковых оказалось до 54 тысяч чел. Болгарам запрещалось покупать землю, закрывались болгарские учебные заведения, проводилась массовая румынизация болгарских топонимов. Болгарское население Южной Добруджи во второй половине 1920-х постоянно отправляло жалобы в Лигу Наций, наивно надеясь таким образом добиться улучшения своего положения. Все эти попытки защититься от произвола властей ничем не кончались. Бухарест объяснял свои действия необходимостью борьбы с болгарскими комитами — членами вооруженных банд. Его союзники благосклонно прислушивались к этим объяснениям.

Бессарабские болгары
Бессарабские болгары

Образовавшаяся после победы союзников над Германией и Австро-Венгрией «Великая Румыния» была еще одним уродливым детищем Версаля.

«Победоносная» Румыния, — отмечал советский обзор 1922 г., — даже в миниатюре не достигла того, что достигла в войне 1870−71 гг. Пруссия — она не создала прочного национального государства».

Благодаря победе Антанты, королевство более чем удвоило свою территорию за счет соседей — с 53 489 до 122 282 кв. миль., население выросло с 7,516 до 17,594 млн чел. Правда, теперь национальные меньшинства составляли около 27% жителей Румынии. В основном они были представлены венграми и немцами (в Трансильвании), русскими (в Бессарабии), украинцами (в Буковине), болгарами (в Добрудже). Все они подвергались жесткой румынизации. В конституции королевства все подданные короны назывались румынами, о разнице в этническом происхождении и религиозной принадлежности там вспоминалось только в случае выполнения обязательств перед государством — выплаты налогов и службы в армии. Такая политика упрощалась явным большинством этнических румын и разобщенностью меньшинств — национальной, религиозной, территориальной. Уже современникам было ясно: «Великая Румыния» при такой политике не сможет долго просуществовать. В своем «версальском» виде она рухнула сразу же после начала Второй мировой войны.

[1] Михай Храбрый (1558−1601), молдаво-валашский государственный деятель и полководец, господарь Валахии (1593−1601), Трансильвании (1599−1601), Молдавии (1600−1601), погиб в результате заговора.

[2] Стефан III Великий (1429−1504), один из наиболее выдающихся правителей Молдавии, господарь (1457−1504), вел многочисленные войны с Польшей, Венгрией и Турцией.

[3] Битва под Расбоени 26 июля 1476 г. — победа Стефана Великого над турецкой армией во главе с великим визирем.

[4] Битва под Калугарени 23 августа 1594 г. — победа Михая Храброго над турецкой армией во главе с великим визирем.

[5] В осаде Плевны в 1877 г. участвовал II румынский Армейский корпус — до 35 тыс. чел., начальником блокирующего Западного отряда был назначен князь Кароль Гогенцоллерн.

Читайте развитие сюжета: Путин полностью поддержал идею уроков исторической памяти