Как только бывший советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон покинул Белый дом, его глава Дональд Трамп ожидаемым образом отмежевался как от него самого, так и от любой связанной с ним критики. Несмотря на это, многие идеи Болтона по-прежнему лежат в основе внешней политики администрации Трампа, особенно в области ядерной безопасности и контроля над вооружениями. Как и после его пребывания в администрации Джорджа Буша-младшего, где он занимал пост заместителя министра по контролю над вооружениями и международной безопасности, Болтон уничтожил структуру безопасности, что не один год будет негативно сказываться на безопасности США, пишет бывший специальный помощник и старший директор Совета национальной безопасности по контролю над вооружениями и нераспространению Джон Б. Вольфсталь в статье, опубликованной 24 июня в Foreign Policy.

Болтон и Трамп
Болтон и Трамп
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

С тех пор как Трамп пришел в Белый дом, перед США еще острее встали вызовы в области ядерного оружия, а его неспособность эффективно бороться с Ираном, Северной Кореей и Россией в значительной степени является результатом идей Болтона, в том числе тех, которые он продвигал еще при Буше — младшем.

Всего за несколько лет — между 2001 и 2005 годами — Болтон настоял и добиться принятия трех ужасных решений: выход из Договора о противоракетной обороне 1972 года с Москвой, отказ от Рамочной договоренности 1994 года с Северной Кореей и вторжение в Ирак из-за якобы имевшегося у Багдада оружия массового уничтожения. Можно установить связь этих трех решений с нынешними гонкой вооружений с Россией, наличием у Северной Кореи, возможно, 50 или более ядерных зарядов, а также усилением влияния Ирана на Ближнем Востоке.

Джон Болтон
Джон Болтон
Gage Skidmore

Именно с этими достижениями Болтон и пришел к Трампу, по мнению которого такие успехи были достаточно убедительными, чтобы взять Болтона на столь ответственный пост. Результаты выбранного Трампом и Болтоном курса были печально предсказуемы. Новый советник по национальной безопасности с самого начала настойчивым образом выступал против иранской ядерной сделки, благодаря которой удалось остановить программу создания ядерного оружия Тегераном — именно ту программу, которая получила развитие, когда Болтон состоял в администрации Буша — младшего. Лишь только оказавшись снова в Белом доме, Болтон убедил Трампа нарушить сделку и вернуть санкции против Ирана, несмотря на то, что тот свои условия выполнял.

После того как США отказались от соглашения, Болтон и его единомышленники в администрации попытались раз и навсегда похоронить соглашение, чтобы будущая администрация не смогла уже его восстановить. На сегодняшний день Иран расширил своей потенциал обогащения делящихся материалов, а также активнее стал бросать вызов международному сообществу. Для Болтона такое развитие событий на самом деле хорошо, так как оно может вынудить Вашингтон снова попытаться добиться смена режима в Тегеране — потому что для Болтона, переговоры с плохими режимами не ведут, их свергают.

В северокорейском вопросе Болтон наследил так сильно, что едва ли можно будет об этом когда-либо забыть. Хотя Трамп и переоценил свое мастерство и навыки ведения переговоров, его готовность общаться напрямую с северокорейским лидером Ким Чен Ыном открыла путь к прогрессу — подвиг, которого не достиг ни один из двух предшественников нынешнего главы Белого дома. К сожалению, небольшие шансы на успех стали еще меньше из-за недостаточной подготовки самого Трампа, а затем успех стал почти недостижимым, когда Болтон проявил самодеятельность и заявил о ливийской модели разоружения в качестве своего видения сделки с Северной Кореей.

Встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ина
Встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ина

Читайте также: Strategist: Закончит ли КНДР так же, как и Ливия, — без ядерного оружия?

Ужасная судьба ныне покойного бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи не прошла незамеченной для Пхеньяна, и все надежды на прогресс быстро угасли. Можно задаться вопросом, знал ли Трамп, что именно Болтон помог уничтожить ядерное соглашение 1994 года с Северной Кореей при Буше и тем самым поспособствовал превращени. КНДР в ядерную державу, которая вызывает беспокойство всего региона.

Болтон также на протяжении долгого времени выступал против заключенных США соглашений о контроле над вооружениями для решения проблемы обеспечения ядерного баланса с Россией. Именно Болтон использовал свою новую должность советника по национальной безопасности США, чтобы заставить Трампа выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) и объявить о процессе выхода из Договора по открытому небу. В 2002 году он же сыграл ключевую роль в том, чтобы заставить Буша выйти из Договора о противоракетной обороне.

Пуск американской ракеты средней дальности
Пуск американской ракеты средней дальности
U.S. Air Force

Тогда эксперты США — и Москва — предупреждали, что последствием отказа от Договора по ПРО станет накопление новых ядерных сил Россией, что и произошло: Кремль пошел на разработку ряда новых систем, таких как новые тяжелые ракеты наземного базирования, крылатые ракеты с ядерным двигателем и торпеды большой дальности с ядерными боеголовками.

Все эти разработки хороши в одном: в уклонении от систем противоракетной обороны США. Однако для Болтона эти виды оружия являются не показателем реакции России на выход США из Договора по ПРО, а доказательством злого умысла Москвы в отношении Вашингтона. Он видит в них новые угрозы, с которыми нужно бороться, а не сдерживать их. Как и Трамп, Болтон не силен в том, чтобы обдумывать свое поведение и брать на себя ответственность за прошлые действия.

Обостряющаяся гонка вооружений между США и Россией станет одним из тех достижений, которые после себя оставит Болтон, который даже после своего увольнения может добить последнее ограничение ядерных сил США и России — Договор СНВ.

Трамп и Болтон едины в своем враждебном отношении к этому последнему уцелевшему соглашению США и России о контроле над вооружениями. Таким образом, Договор СНВ, согласованный администрацией президента Барака Обамы в 2010 году, поражен первородным грехом, как считает Трамп, для которого не было такого заключенного Обамой соглашения, которое бы ему нравилось. Болтон, повторяя тот же аргумент, который заставил Трампа поставить крест на Договоре РСМД — что Китай не является участником двустороннего американо-российского пакта — предоставил Трампу обоснование, в котором он нуждался, чтобы не продлевать соглашение в соответствии с его условиями.

Несмотря на неоднократные предложения Москвы о безоговорочном продлении договора, позиция Вашингтона на переговорах заключается в том, что, если Пекин не присоединится, тогда не будет никакой сделки. Такая позиция занимается, невзирая на то, что разведывательное сообщество США подтвердило неизменное соблюдение Россией Договора СНВ и что почти полное единодушие со стороны американских военных в необходимости продлять соглашение.

Китайская баллистическая ракета DF-5B
Китайская баллистическая ракета DF-5B

При этом Китай не сможет присоединиться к двустороннему договору без повторного одобрения Сенатом США. Кроме того, Китай обладает лишь одной десятой ядерного оружия России или США, и постоянно заявляет о своей незаинтересованности в том, чтобы присоединиться к тому или иному такому договору до тех пор, пока численность боеголовок США и России не снизится до уровня Китая. Не стоит забывать о том позорном факте, что Трамп объявил, что Китай должен присоединиться к договору, не информировав сначала Великобританию или Францию, близких союзников США, чьи арсеналы схожи с китайским. Сотрудничество между Трампом и Болтоном по разрыву сделок, каждый по собственным причинам, неизменно, несмотря на их публичные препирания.

Необходимы взвешенные обсуждения того, когда и как контроль над вооружениями может поддерживать цели безопасности США, и когда выходить из договоров, которые больше не отвечают этим целям. В администрации Обамы, отмечает автор, такие дебаты проводились и по Договору РСМД, и по открытому небу. Болтон, помогающий Трампу ставить крест на американском лидерстве и соглашениях в области сдерживания ядерного оружия, на долгие годы останется в истории США, как один из самых влиятельных и негативных факторов в политике безопасности Вашингтона. Сколько бы книг он ни писал, какими бы колкостями с Трампом ни обменивался, от его деятельности больше всего пострадают Соединенные Штаты, их союзники и глобальная стабильность.