По смыслу, вложенному в слово «Апокалипсис» еще апостолом Иоанном, оно означает описание грядущих катаклизмов и чудес, предшествующих второму пришествию Христа. Уж не знаю, что там с пришествием, но о катаклизмах в политической и социальной жизни Украины говорить явно впору.

 Украинский апокалипсис
Украинский апокалипсис
Иван Шилов © ИА REGNUM

Последние шесть лет жизнь на Украине проходит под знаком национал-радикализма. Организации радикалов («Правый сектор», «Белый молот», С14 (организации, деятельность которых запрещена в РФ) и иным несть числа), как джинны из бутылки вывалившиеся во время Майдана, взяли под контроль и улицу, и социальные сети. Со своими противниками они особо не церемонились и использовали широкий спектр методов — от пуль в голову и тело публициста Олеся Бузины до слюнявого ублюдка, 9 мая срывающего георгиевскую ленту с маленькой девочки в красноармейской пилотке. Это «уличное доминирование, приведшее и к войне на востоке страны, и к трагедии на одесском Куликовом Поле, несколько лет не вызывало практического сопротивления гражданского общества. Редкие эпизоды мести, как с тем же «слюнявым» Виталием Регором, которого неизвестные «мстители» напоили мочой, — это не противодействие, это именно эпизод.

Причин пассивности две — страх и безнадежность. Страх пояснять не надо, а безнадежность в том, что украинское государство лишило своих граждан надежды на государственную защиту. Ведь в любой стране право на применение насилия — это естественная и исключительная прерогатива государства. Украинское государство эпохи Порошенко от этой прерогативы в отношении радикал-патриотов отказалось, передав в их ведение контроль над улицей. Силовой и карательный контроль…

И вот на этом, славно унавоженном страхом и безнадегой, социальном поле активно растет фигура Анатолия Шария, киевского журналиста, весной 2012 года бежавшего в Европу от уголовного преследования. За рубежом Шарий нашел себя в «письмах издалека», активно критикуя в своем видеоблоге действующий режим и грамотно выискивая фейки проправительственных медиа. Во время последней президентской кампании он доводил до истерики Петра Порошенко, а потом с азартом переключился на персону нынешнего президента Зеленского.

Анатолий Шарий
Анатолий Шарий
Sharij.com.ua

Анатолий действительно за кордоном «нашел свою нишу», и сейчас количество его подписчиков на YouTube перевалило за 2,3 миллиона (при более чем двух миллиардах просмотров), что делает его лидером среди видеоблогеров Украины. Причем следует отметить, что среди его «зрителей», безусловно, доминируют симпатики. Пример — первый попавшийся на глаза свежий сюжет — «Королева Владимир»: 40 000 лайков, 923 дизлайка. У Дмитрия Гордона, который сам себя позиционирует в качестве ведущего блогера страны, соотношение куда скромнее. Например, недавнее, тоже политическое «Экстренное заявление по поводу интервью с Гиркиным: 34 тысячи «за», 25 тысяч «против».

Успешная раскрутка породила политические амбиции, и в июне 2019 года он создал свою политическую партию (ППШ, Политическая партия Шария»), получившую на парламентских выборах 2,23% (почти 330 тыс. избирателей). Как политическое явление ППШ ничего нового или интересного не представляет: банальная популистская, проевропейская и либертарианская партия, каких на украинском политическом поле «дюжина на десяток». Но это не мешает оппонентам обвинять ППШ в «пророссийскости», а самого Шария выставлять как «агента Кремля». Но у оппонентов иных ходов особо-то и нет, поскольку Анатолий выбрал практически беспроигрышную в украинских условиях тактику: протестная кампания и резонансные акции.

Прелесть протестных кампаний в том, что для них не надо ни экономической программы, ни даже политических деклараций: достаточно дождаться ошибки противника и — руби, кто в Бога верует! А вот резонансное шоу Шарий и его команда провели грамотно, смело и с печальной перспективой для украинского гражданского спокойствия.

Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Скриншот страницы социальной сети Facebook @Партія Шарія

17 июня партия Шария провела акцию у стен офиса президента как протест против насилия по отношению к журналистам. Повод более чем актуальный: за пять месяцев 2020 года зафиксировано 30 инцидентов с применением силы в отношении представителей медиа. Но это не более чем повод. Откровенной целью акции было проведение марша антинационалистической направленности с осознанной перспективой столкновения. Это была «провокация» в изначальном, позитивном смысле этого слова (от латинского provocatio — «вызов»).

И «вызов» для команды Шария оказался удачным. По оценке полиции, на акцию собралось около 500 человек, по данным самих ППШовцев — не менее двух с половиной тысяч. По моим субъективным ощущениям — немногим более полутора. Но это не суть важно. Основной смысл в том, что акция состоялась, хотя радикалы (прежде всего «Демократическая сокира» и «Национальный корпус») провели активную кампанию сетевых угроз и стянули к месту проведения акции своих приверженцев. Их было немного, не более полутораста человек, и их быстро купировала полиция, задержав около полутора десятков особо буйных.

Причину такого поведения полиции, которая обычно нейтрально взирает на резвость радикалов, пока никто объяснить не может, но это и не важно. Важно то, что периметр колонны «шариевцев» охраняли «люди спортивной наружности», в разговор особо не вступавшие, но производившие впечатление хорошо подготовленных. Помощь от них не понадобилась — грамотно сработала полиция, но несколько раз особо ретивых радикалов блокировали и они.

Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Скриншот страницы социальной сети Facebook @Партія Шарія

Да и в самой колонне были в основном не бесстрашные, но бессильные бабушки и пенсионеры, а мужчины молодо-средних лет. И складывается впечатление, что организаторы были готовы к силовому конфликту. Что подтверждает и эпизод на станции метро «Театральная», где несколько радикалов со спины напали на группу уже расходящихся митингующих и — боковые в голову, удар под колено и с ноги — в лицо. Но внезапно появилась новая группа ППШ, двоих из нападавших зажали в угол, и оказалось, что сложенные китайские удилища (на которых носят флаги) — это очень эффективные дубинки.

Кому как, а у меня сложилось впечатление, что некая «группа безопасности» контролировала не только ход самого мероприятия, но и «выход» участников из акции. И все это означает, что «шариевцы» не только были готовы к драке, но и даже стремились к ней.

Соцсети замерли в ожидании «ответки» националистов, и она имела место. В Харькове разбили стекло в автобусе «Партии Шария», в Запорожье напали на членов ее ячейки, в Херсоне разрисовали стену офиса, а в Николаеве к стене принесли гроб. Это при том, что Шарий неоднократно предупреждал, что они будут внимательно отслеживать и идентифицировать нападавших — значит, сейчас мяч на поле ППШ и следует ожидать, какой будет «ответка на ответку».

Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Акция партии Шария у стен офиса президента, 17 июня 2020 года
Скриншот страницы социальной сети Facebook @Партія Шарія

Все это совсем не смешно. Это означает, что у политических сил появились программы перехвата контроля над улицей. Ведь Шарий не один: депутат от «Оппозиционной платформы — За жизнь» Илья Кива заявил о создании общественного движения «Патриоты — За Жизнь» и призвал: «Все, кто готов к борьбе, готов к самопожертвованию, кто готов противостоять, — становитесь рядом!» То есть не исключено, что политические силы сейчас лихорадочно приступят к формированию «своих» силовых блоков, и тогда, не сомневаюсь, именно эти блоки будут основным аргументом на выборах в местные органы власти.

И тогда на украинских улицах следует ожидать многих «катаклизмов и чудес». «Апокалипсиса», по-древнегречески.